Вы просматриваете: Главная > Флора и фауна Земли > Филиппинский долгопят. Крошечный тиран островного царства

Филиппинский долгопят. Крошечный тиран островного царства

Сопящие звуки — это уже слишком для одинокого аноа. Грозные загнутые бивни и зубы чуть больше, чем просто украшение, самцы используют их для устрашения других. Они являются устрашающими масками в древней индонезийской стране теней.

У самки бабирусы нет бивней, но, что более важно на острове без хищников, она может вырастить только одного малыша за раз. Бабирусы тоже собираются у определённого фикуса, плоды которого расположены у земли.

Филиппинский долгопят. Крошечный тиран островного царства

Филиппинский долгопят. Крошечный тиран островного царства

Плоды, расположенные совсем низко, созревают даже на земле или среди листвы. Будучи изолированными в этой части Азии на протяжении миллионов лет, растение фикус заставило двух самых странных и древних существ острова распространять свои семена.

Хотя бабирусе и аноа ничего не угрожает, в тёмных лесах скрывается группа агрессивных гремлинов. Некоторые из них находят убежище в сердце фиги-душителя, откуда каждую ночь выходят на охоту.

Крошечным тираном, обитающим около земли, оказывается филиппинский долгопят — один из самых маленьких в мире приматов. У него огромные глаза, которые ничего не упустят в темноте, и отличный слух, благодаря которому он улавливает малейший шорох.

Листовидный богомол похож на сухой лист, но издаёт звуки насекомого. Насекомые составляют основную часть рациона долгопята. В тех частях Азии, где хищники скрываются в деревьях, крошечное создание оказалось бы жертвой множества животных, но на Сулавеси он — охотник.

Он вращает головой словно сова, чтобы поймать немигающим взглядом свою следующую жертву. Долгопяты являются древними приматами, связанными с обезьянами и людьми. Это заметно по крошечным ловким рукам и в единстве крепкой семьи, которую они образуют.

Каждую ночь члены семейства выходят на охоту сами по себе, постоянно перекликаясь в ночи. С приближением рассвета раздаются крики, призывающие собраться всех вместе. В конце концов, они возвращаются к домашнему очагу глубоко внутри фиги-душителя.15

Сила острова коснулась почти всех животных Сулавеси. Счастливым исключением является варан. Как и крыланы, он появляется на Сулавеси и покидает его, не оставаясь в изоляции достаточно долго, чтобы измениться.

Но существуют острова, которые оказали невероятное влияние даже на это непреклонное животное. Это проверенное сочетание изоляции и времени. Далеко на восток от Сулавеси, на острове, расположенном на самом краю Азии, хищный варан превратился в кроткого вегетарианца.

Изумрудный варан прекрасно сливается с деревом, которое поддерживает большинство обитателей островов Азии. Он даже может пользоваться хвостом как пятой лапой. Изумрудный варан может бегать словно белка по тонким ветвям — это маленькое украшение было создано силой фикуса. На другом острове, расположенном на южной границе Азии, воздействие изоляции и времени вызвало появление другого существа, способного охотиться на совсем другие жертвы.

Как и леопард на Яве, на острове Комодо еще один (Комодский) варан достиг внушительной силы. Здесь настоящий азиатский дракон стал властелином острова. На континентальной части Азии темпы и масштабы эволюционного развития. были значительно скромнее, однако, драконы, гиганты, карлики и множество других диковинных животных. являются плодами влияния Чудесного острова.


Оставить отзыв