Как порезать руку бритвой: Ох, рана: опасная мода набирает популярность у молодежи | Статьи

Содержание

Ох, рана: опасная мода набирает популярность у молодежи | Статьи

В Европе развивается мода на легкие порезы и ожоги. В основном среди молодежи. Травмы причиняют себе подростки сами, совершенно добровольно и по собственной инициативе. Медики утверждают, что «процесс затягивает, как наркотики». В чем причина этого явления и что с этим делать — в материале «Известий».

Кровь умиротворяет

«В первый раз это было случайно — в месте комариного укуса почувствовала зуд. Почесать было естественной реакцией. Водила ногтями долго — зуд всё не успокаивался. Усилила нажим — появилась кровь. Я смотрела на нее как завороженная. Появилось ощущение, что прикоснулась к обнаженным нервам и испытала кайф», — Хема Родригес (фамилия по ее просьбе изменена. — Прим. ред.) рассказывает о пережитых чувствах, чаще глядя на свое предплечье, чем в глаза собеседнику.

Рука ее от кисти до локтя исполосована поперечными шрамиками. Ровные — следы порезов ножом. Искривленные — от соприкосновения других предметов, способных прорвать кожу.

Фото: Depositphotos

«Ощущение запомнилось, захотелось еще. Знаете, так бывает, что кто-то в приступе злости и желания забить душевную боль физической бьет кулаком в стену. Или кусает себе губы. Или решает полоснуть по руке. Неважно чем: ножом, ножницами, гвоздиком, обломком пластиковой авторучки, бегунком молнии куртки… Лишь бы появилась кровь. Это умиротворяет. Постепенно ты понимаешь, что тебе это надо, без этого не обойтись. Это затягивает. Наверно, как наркотик (не пробовала — не знаю). И дешево — не надо денег вообще. И снимает проблемы».

Хема утверждает, что таким кровопусканием лечила всё — от рвоты до депрессии. И показывает ребро ладони, по которому бежит тату: «Каждый шрам строит мой трон». Что за трон — ответа нет.

Острый хайп

Согласно исследованию, опубликованному в британском научном издании Journal of Child Psychology and Psychiatry («Журнал детской психологии и психиатрии»), 27,6% европейских подростков 15–16 лет по собственной воле повреждают свое тело без суицидальных намерений, по крайней мере один раз в жизни. 20% делают это время от времени, и почти 8% занимаются этим на постоянной основе.

За последние 30 лет количество подобных случаев, фиксируемых ежегодно, увеличилось в 10 раз. Эксперты предупреждают о тенденции, которая более чем тревожная, хотя в средствах массовой информации об этом стараются не говорить.

Явление распространяется как пандемия и всё же остается почти незаметным для посторонних глаз, поскольку чаще всего режут, бьют и жгут руки и в тех местах, где они обычно скрыты рукавами рубашки.

Бригада испанских ученых под руководством психолога Даниэля Вега, занимавшаяся изучением этой проблемы, утверждает, что 32,7% лиц в возрастной группе населения страны от 18 до 32 лет подвержены тяге к самоистязанию подобным образом.

«В последние годы произошел сдвиг парадигмы. Самотравмирование, не влекущее за собой самоубийство, исторически понималось как редкое явление, связанное с каким-то серьезным психическим расстройством. Сегодня мы уже знаем, что это — вовсе даже не редкость. И появляется оно не только у людей, страдающих от расстройства психики, — объясняет Вега. — Из анализа их поведения мы знаем, что впервые причинить боль самому себе ради получения каких-то необычных ощущений — можете называть их кайфом, тут точнее термина, пожалуй, не подобрать, — они пробуют в возрасте от 12 до 16 лет. 63% людей, которые сделали это один раз, продолжают повторять маниакальный опыт как минимум год. Исторически считалось, что это было свойственно почти исключительно женщинам, однако теперь «саморезом» увлекаются и юноши, хотя чуть в меньшей степени».

Фото: Depositphotos

«Это эффективный и быстрый способ уменьшить дискомфорт, вызванный гневом, грустью и беспокойством, и ни в одной клинике мы не можем предложить им что-то настолько же мощное, — дополняет коллегу врач психиатрического отделения барселонского госпиталя Hospital de la Santa Creu i Sant Pau Хуан Карлос Паскуаль. — Строго говоря, феномен этот назвать новым нельзя. Новым надо признать повальное увлечение этим. Раньше мы все-таки говорили о единичных случаях».

Как выясняется, девочки чаще используют методы, которые включают в себя наблюдение за кровью. Как правило, нанося себе порезы или царапины. В то время как мальчики предпочитают намеренно удариться обо что-то или опалить кожу огнем.

Моментальный «приход»

За последние 4–5 лет проблема встала во весь рост, а подпитывается она произведениями популярной культуры — главным образом кино и телевидением. В этом году вещающий через спутники и по кабелю канал HBO представил премьеру телесериала, основанного на книге Джиллиан Флинн «Открытые раны» (Sharp Objects в оригинальной версии).

Главная героиня, которую играет голливудская звезда Эми Адамс, получила множественные травмы по всему телу. Камера акцентирует внимание зрителя на шрамах. Действующие лица рассказывают о происхождении чуть ли не каждого из них в отдельности.

Кадр телесериала «Острые предметы», в главной роли Эми Адамс

Фото: Blumhouse Productions

До этого, в 2014 году, британский пианист Джеймс Роудс, сегодня обитающий в Испании, рассказал в книге Instrumental с каким-то особенным упоением о сексуальном удовольствии, которое он испытывал при употреблении наркотиков, попытках самоубийства и «резьбе по телу» лезвием бритвы:

«Самоповреждение не только способствует вашему самоутверждению — оно позволяет вам выразить свое отвращение к окружающему миру. Оно обучает вас контролировать боль и дает возможность наслаждаться ритуалом, заставляет организм вырабатывать всё больше эндорфинов. Это омерзительное, зверское насилие над самим собой — оно похоже на необычное сексуальное приключение. Ты полоснул себе по руке или ноге — эффект наступил моментально, чувствуешь невероятный прилив энергии, душевный подъем. Тебя будто током звездануло. Куда там «приходу» от героина или кокаина — тут всё в разы круче».

«На языке психиатров это называется эмоциональным регулированием, — говорит упоминавшийся выше Паскуаль. — Действие может показаться импульсивным; желание порезаться — возникшим вдруг. На самом деле человек это планирует. Заранее. В нем копятся негативные эмоции — ярость, грусть, тревога, всё что угодно. Снятие этого напряжения остро отточенным лезвием выступает способом уменьшить внутренний дискомфорт. Эффективно и быстро».

В погоне за болью

По статистике, приводимой испанским изданием El Mundo, от 70 до 97% людей, занимающихся самотравмированием, склонны к «резьбе по телу» — ногам, рукам, животу. От 21 до 44% — бьются. От 15 до 35% — обжигаются. И, несмотря на такую тягу к причинению себе увечий, никто из них и в мыслях не держит убить самого себя этим. Скорее они почистят ножом картошку на кухне, чем вскроют себе вены. Но риск суицида подобными действиями, объективно говоря, увеличивается.

Хрестоматийный пример — наблюдающаяся в отделении психиатрии госпиталя Сан-Пау девушка, представившаяся Анной.

Анна «дебютировала» в самотравмировании, будучи всего 14 лет от роду. Причиной послужили избыточный вес и булимия, борьба с которыми обернулась анорексией и нервными срывами вследствие неэффективности лечения названных заболеваний. Сегодня ей 16, и она всё еще не снята с учета: пару недель назад в очередной раз резала себе руки.

Когда она была толстушкой, ее постоянно подкалывали в школе. Вначале добродушно. Постепенно это усиливалось, негативные эмоции стали превалировать над позитивными — подтрунивание перешло в травлю. Она взялась самостоятельно худеть, начитавшись советов в интернете. Среди наиболее радикальных способов значились рекомендации по кровопусканию и причинению самой себе травм.

Фото: Global Look Press/Jürgen Wiesler

«От меня стали дома прятать все предметы, которыми можно порезаться: ножи, вилки и даже точилки для карандашей, которые я научилась разбирать лучше и профессиональнее, чем часовой мастер раскручивает ходики, — делится Анна своими «профессиональными» навыками. — Тогда я научилась создавать острые предметы из всего, что попадалось под руку. Могла отломить частичку от каркаса мобильника. Или разбить найденные очки. Или «нечаянно» уронить тарелку. Если я проходила мимо выставленных на улицу каким-то рестораном столиков — могла запросто притвориться, что мне срочно надо завязать шнурки. Присаживалась возле столика, где стояли фужеры или стаканы, и уходила с одним из них. Острые обломки всегда были со мной».

Медленное взросление

В Великобритании селфхарм (self harm — англоязычный термин, как это часто бывает, прижился в русском языке, просто сменив латинское написание на кириллицу) — одна из проблем, о которой трубят психиатры на всех углах. За последние три года, как свидетельствуют результаты исследования, проведенного специалистами Манчестерского университета, количество случаев причинения тинейджерами (возраст от 11 до 19 лет) вреда собственному телу выросло на 68%.

«Речь, естественно, идет о случаях, подвергшихся огласке, — отмечает знакомый с темой корреспондент The Independent Мэй Балман. — Но тенденция ясна. Как, впрочем, и причины ее появления и развития».

В Германии, по данным газеты Die Welt, 35% подростков хотя бы один раз пробовали причинить себе боль режущим предметом. Любопытна динамика изменения пристрастия к самоповреждению в зависимости от возраста: среди 11–16-летних это пробовали 34%, в возрасте от 16 до 18 лет — 29%, от 18 до 20 — 17%, от 20 до 24 — 13%, старше 24 — 7%.

Фото: Depositphotos

Причины, по мнению экспертов, комментирующих по просьбе издания эти показатели, те же, что и в других странах Европы: жалость к себе, внутренняя неустроенность, желание привлечь внимание и уйти от своих проблем. Речь о получении тинейджерами удовольствия от повреждений тоже ведется, но немцы все-таки больше склоняются к мнению, что «кайф от боли — чаще бравирование перед другими и желание скрыть истинные причины, перечисленные раньше. По мере взросления «ветер в голове стихает», молодые люди устраиваются в жизни и умнеют в конце концов».

По мнению журналистки The Independent (с которым в большинстве своем солидарны психологи и психиатры), во всем виновата социальная неустроенность, возникающая в результате инфантилизма.

«Подросткам (девочкам — в особенности, их среди «саморезов» большинство) хочется переложить решение своих проблем недостатка общения и несчастной любви на окружающих, потребовать от них проявления заботы, жалости, снисхождения и участия. Искать пути решения самостоятельно они не приучены — без железной руки родителей здесь никак не обойтись. Нужна переориентация тинейджера — на занятия спортом (это предпочтительно), на чтение книг (хотя сегодня, в эпоху интернета, это маловероятно — в Сети они скорее нарвутся на фильмы и литературу, изобилующую кровавыми сценами, чем на действительные шедевры искусства)», — убеждена Балман.

И, пожалуй, она права. Спорт требует преодоления, напряжения и даже самопожертвования. «Пусть лучше у меня мышцы болят от нагрузок, чем кожа от порезов», — некоторые из опрошенных подростков, «слезших с ножа», уже признаются своим психологам в том, что нашли путь исцеления.

В России феномен селфхарма тоже присутствует. Хотя не в такой степени распространен, как на Западе (считается, что 4% населения хоть однажды попробовали причинить себе боль сознательно), но, как говорится, тут стоит только начать.

Статистика Google показывает, что только в европейских странах за прошлый год запросы на поиск страниц, где общаются «самоистязатели», составлялись 42 млн раз. Анализ содержимого этих сетевых «клубов по интересам» показывает, что никакой профилактической деятельности с обращающимися там не ведется, всё как раз наоборот, работает на расширение контактов.

«Странно, что демонстрация обнаженной груди в соцсетях обложена кучей запретов сторонниками нравственности, а к страницам, подталкивающим посетителя к нанесению себе увечий, доступ свободный», — сетует испанский психолог Даниэль Вега, подчеркивая, что подобная ситуация сложилась не только на Пиренейском полуострове, но и во всем мире.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

 

Селфхарм: когда душевные раны превращаются в раны на теле

  • Марианна Моденова
  • для Би-би-си

Автор фото, Getty Images

Лера в 18 лет бросила институт, ушла из дома и попала в компанию, где увлекались селфхармом. Чтобы стать частью группы, девушка решила попробовать причинить себе боль. Впоследствии новые ощущения стали помогать ей справляться с эмоциями.

Сильнейший стресс, постоянное напряжение, гнев, недовольство своим телом, проблемы с самоидентификацией — это неполный список причин, которые заставляют некоторых людей вредить себе.

По данным опубликованного этим летом британского исследования, к селфхарму больше всего склонны девушки в возрасте от 16 до 24 лет. За последнее время их стало больше в три раза.

В России такой статистики нет. Специалисты чаще опираются на западные данные, но по практике видят, что людей, которые причиняют себе вред, в стране достаточно много.

«Хлесткая пощечина»

«Это была будто бы одна из точек входа в компанию людей, которые мне нравились. Раз все так делают, буду и я, чтобы быть своей, чтобы меня приняли»,- рассказывает Би-би-си Лера Лямина.

Сначала она немного себя поранила, потом — больше: «Потом оказалось, что селфхарм помогает справляться с эмоциональным накалом, — Были периоды затишья, они сменялись болезненными отношениями, истериками — тогда я вредила себе снова. Часто — будучи пьяной. Это как таз ледяной воды на голову или хлесткая пощечина», — говорит Лера о том, как селфхарм помогал обуздать навалившиеся эмоции.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

«Для преодоления кризиса есть специальные упражнения. Можно, например, окунуть лицо в ледяную воду и задержать дыхание или пробежать несколько километров, до изнеможения».

Справиться с проблемой девушке помогла психотерапия, на которую она пошла четыре года спустя, и лекарства: «Оказалось, что у меня пограничное расстройство личности и биполярное расстройство. Сейчас я гораздо осознаннее, спокойнее, взрослее».

Она начала вести канал в «Телеграме» и записывать подкасты. Там девушка рассказывает о своем опыте, отвечает на вопросы и просто дает понять, что такие люди как она не одиноки.

«Для преодоления кризиса есть специальные упражнения. Можно, например, окунуть лицо в ледяную воду и задержать дыхание или пробежать несколько километров, до изнеможения. В общем, любым безопасным способом сбросить напряжение и эмоции, потому что именно они, их гиперинтенсивность, и провоцируют селфхарм. Потом нужно вернуться в реальность с помощью упражнений на осознанность, а после позаботиться о себе: налить вкусный чай, лечь в теплую ванну — у каждого свои способы», — советует Лера.

Неточная наука

Согласно официальному определению, селфхарм не носит суицидальный характер. По международной классификации болезней, селфхармом считаются не только порезы, ожоги и синяки от ударов, но и расцарапывание себя (дерматилломания), вырывание волос на голове и теле (трихотилломания), сознательное отравление лекарствами и химикатами, наркомания, алкоголизм, голодание и отказ от воды, прыжки с высоты и целенаправленные ДТП.

«Самоповреждения — всегда серьезный сигнал о неблагополучии. Они возникают в результате накопления у подростка критической массы проблем», — говорит Софья Шевякова, психолог и руководитель отдела мониторинга АНО «Центр многопрофильной помощи реабилитационным центрам для людей с аддиктивными расстройствами».

Таким образом молодые люди пытаются сообщить о проблеме, попросить о помощи, вернуть себе контроль над собственными чувствами.

«Зачастую подросток даже не может объяснить, зачем он это сделал. Знает только, что потом ему стало легче», — поясняет психолог.

Для исследования, проведенного в 2017 году, профессор Московского государственного психолого-педагогического университета Наталия Польская опросила 643 человека в возрасте от 13 до 23 лет.

Результаты показали, что 35% респондентов как минимум один раз причиняли себе вред. «Девочки этим занимаются больше в раннем возрасте — в 12-13 лет. С 16 лет соотношение полов выравнивается, различаются только методы», — говорит Польская.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

«Самоповреждения — всегда серьезный сигнал о неблагополучии. Они возникают в результате накопления у подростка критической массы проблем».

Профессор добавила, что исследования проходят на основе заполнения анкет: «Каждый может написать то, что хочет, поэтому точные цифры и данные в этом случае определить невозможно».

«Родители не замечали шрамы»

Ира (имя изменено по просьбе героини) родилась в неблагополучной семье, где у родителей были проблемы с алкоголем. Мать часто приводила разных мужчин домой, не скрывая этого от дочери.

После смерти отца, в 11 лет Иру официально удочерили родная тетя и ее муж. «Они очень боялись, что я пойду по стопам родителей, поэтому были со мной достаточно строги и многое запрещали», — рассказала девушка.

Когда Ире было 16 лет, с приемным отцом она поехала на отдых. Там она не только завела друзей, но и впервые влюбилась.

«Когда отец обнаружил, что я вечером опоздала домой, он ужасно на меня накричал и сказал, что я ему не дочь. Эти слова прозвучали для меня фатально», — говорит девушка.

Тогда же она взяла бритву и впервые сама себя поранила: «От этого стало легче, перестала ощущаться [душевная] боль», — вспоминает Ира.

Со временем контроль только усиливался. Всякий раз, когда девушка хоть немного отходила от установленных рамок, родители устраивали скандалы и говорили, что Ира таким поведением убивает свою мать. Однажды отец даже дал ей пощечину.

Это усугубляло ситуацию: «Мои шрамы были видны, но родители их будто не замечали — продолжали жить в своей реальности».

Чтобы избавиться от тотального родительского контроля, Ира вышла замуж. Переехав к мужу, она перестала причинять себе вред в первую очередь по эстетическим соображениям.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

«В сложных ситуациях надо обязательно просить о помощи. Не надо бояться этого делать, когда не хватает способности позаботиться о себе самому».

Брак счастья не принес, вскоре девушка вернулась домой, где мать приняла ее и поддержала. Через некоторое время Ира снова вышла замуж, родила дочь, но отношения в новой семье снова не сложились.

«Когда муж предложил разойтись, я не согласилась и стала активно работать над нашими отношениями. Это была какая-то пытка надеждой», — говорит Ира.

Через 13 лет брак все равно распался окончательно. После ухода мужа девушка обратилась к специалисту, чтобы разобраться в себе и прояснить многие ситуации в своей жизни.

Сейчас она сама учится на психолога и вскоре сможет оказывать помощь тем, кто в ней нуждается, используя и собственный жизненный опыт.

На вопрос о том, что бы она посоветовала тем, кто стал жертвой селфхарма, Ира ответила: «В сложных ситуациях надо обязательно просить о помощи. Не надо бояться этого делать, когда не хватает способности позаботиться о себе самому».

Профилактика селфхарма

То, что молодые люди редко обращаются за помощью, подтверждают и британские исследователи. Специалисты были поражены, что половина тех, кто причиняет себе боль, остается без квалифицированной поддержки. За помощью они, как правило, обращаются по настоянию родителей или друзей.

Профессор Луис Аппелби возглавляет Национальную стратегию предотвращения самоубийств в Англии. Он уверен, что «ущерб, который люди сами себе наносят, может [с возрастом] становиться серьезнее и приобретать фатальный исход».

«Подростки понимают, что делают, поэтому всячески прячут следы самоповреждений. Изначально своих отпрысков приводят родители, потому что не могут совладать с их поведением. То, что дети наносят себе физический вред, обнаруживается во время терапии, когда между врачом и пациентом устанавливаются доверительные отношения, — говорит Софья Шевякова. — Однажды ко мне привели девочку, которая выдирала себе волосы на голове. Залысины стали видны, и родители забеспокоились».

«Проблема в том, что они не знают, куда и к кому обращаться. Из-за этого люди затягивают процесс похода к врачу, а проблема только усугубляется. Многие, к тому же, стыдятся своей склонности к самоповреждению, — поясняет клинический психолог Александра Меньшикова. — Поход к специалисту для них — как будто признание в том, что они сумасшедшие, их сразу госпитализируют и будут считать психически больными».

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Депрессия, изолированность, низкая самооценка и резкая потеря веса также могут быть сигналами того, что человек переживает трудный период и может прибегать к селфхарму.

Селфхарм — показатель неразрешимых эмоциональных проблем. Их профилактика — это прежде всего забота о психологическом здоровье ребенка с самого раннего возраста. Любое насилие в семье снижает адаптивные возможности психики ребенка, вызывает у него состояние хронического неконтролируемого стресса.

«В дальнейшем это приводит к проблемам с самооценкой, низкому уровню самопринятия, депрессивности, тревожности», — говорит Софья Шевякова.

Взрослым также нужно работать над собой, потому что их нерешенные психологические проблемы и негативные жизненные сценарии сказываются на детях.

Родителям не стоит ругать своих детей, грозить и начинать воспитывать. Психологи рекомендуют обсудить проблему с ребенком, попробовать разобраться в ее причинах, обеспечить эмоциональную поддержку и тепло, чтобы он не чувствовал себя виноватым.

Депрессия, плаксивость, изолированность, низкая самооценка и резкая потеря веса также могут быть сигналами того, что человек переживает трудный период и может прибегать к селфхарму.

Стоит помнить, что нанесение себе увечий — не психическое нарушение и не признак возможного суицида. «Это странный культурный метод взросления, который с возрастом у большинства проходит», — отмечает профессор Наталия Польская.

Школьница из Ижевска порезала руку ножом, чтобы ее не ругали за опоздание и воровство

27 февраля 2012 15:53

16-летняя девушка решила припугнуть строгих родителей

Тетя смогла заставить Наташу открыть дверь и вызвала скорую помощь.Фото: Константин ИВШИН

Ученица 9-го класса одной из школ Устиновского района Ижевска чуть не пополнила печальную статистику самоубийств, которые прокатились волной по всей России.

Все началось с того, что 16-летняя Наташа (все имена изменены. – Прим. ред.) задержалась на прогулке со своим молодым человеком Андреем. Девушка побоялась идти домой: в 10 ее уже ждали родители, а она еще только села в маршрутку, чтобы доехать до дома.

Прямо перед подъездом она развернулась и зашла в соседний. Решила переночевать у одноклассницы.

— Вечером родители Натальи начали беспокоиться. Дочь не отвечала на звонки. Они сообщили в милицию об исчезновении ребенка, а потом узнали у классной руководительницы телефоны всех одноклассников, — рассказывает Михаил Михайлов, старший следователь следственного отдела по Устиновскому району Ижевска СУ СК РФ по УР.

После того как все телефоны были буквально оборваны, мама Наташи догадалась зайти в квартиру в соседнем подъезде. Рано утром она нашла дочь.

Что получила девушка вместо небольшой трепки за вечернее опоздание? Сначала ее повели в милицию, чтобы подтвердить возвращение. Потом предстояли долгие нравоучения от инспектора по делам несовершеннолетних. Добавили перепугавшиеся до полусмерти родители. А последнюю каплю внес ее любимый – он вернул золотую цепочку с крестиком, которую Наташа подарила на Новый год. В разговоре с мамой девушки он понял, как ей удалось сделать такой дорогой подарок: Наташа стянула золото собственного брата.

Вечером Наташа взяла нож на кухне, закрылась в ванной и начала резать себе руку…

— Я не собиралась покончить с собой! — объясняла она позже следователям. — Я хотела, чтобы на меня обратили внимание и прекратили, наконец, ругать!

Лишних дел не удалось натворить еще и благодаря бдительной тете. Она была дома и увидела, как девочка закрылась в ванной. Она смогла заставить Наташу открыть дверь и вызвала скорую помощь.

— Я пришел домой и увидел, что медики перевязывают дочери руку, — рассказал отец Наташи. — Я пытался поговорить с дочерью, понять причины этого страшного поступка. Но она толком ничего не смогла объяснить.

Инспектор по делам несовершеннолетних считает, что на девочку навалилось слишком много всего. Все будто ополчились на нее в один миг. Она настолько растерялась и не знала, как вернуть расположение близких, что решила привлечь страшным способом их внимание. Ей просто хотелось, чтобы ее пожалели. Уголовное дело, конечно, не было возбуждено.

КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА

— Можно предположить, что отчасти в сложившейся ситуации виноваты родители, — комментирует Ольга Пчельникова, психотерапевт. — Возможно, между девушкой и родителями нет доверительных отношений. Скорее всего, они ругают ее даже за небольшие провинности. Иначе как можно объяснить, что примерный ребенок боится опоздать домой на 15-20 минут?!

Мать нашла на руках у дочери порезы. Что это значит? Отвечает психолог

111183

Ирина ХАМРЕНКО-УШАКОВА.

Селфхарм (от англ. self-harm) – преднамеренное повреждение своего тела без суицидальных намерений. Такое самоповреждение может быть симптомом многих психических расстройств.

«Дочери 13 лет. В учебе нет проблем, и в целом ребенка все хвалят. У нас вполне хорошие, доверительные отношения, – написала нам Марина. – В начале лета обратила внимание – ребенок в жару ходит в рубашке с длинными рукавами. Сначала не стала спрашивать, подсмотрела утром в ванной: у нее на руках – порезы, не на венах, а выше, ближе к локтю. Испугалась, вызвала на разговор, попросила показать руки – так и есть, короткие, на вид глубокие порезы. Промелькнуло: может, она вены резала… Долго говорили, в итоге дочь призналась – любит мальчика постарше, в одной компании гуляют, и он на нее внимания не обращает. Зачем руки резала, не может объяснить, но говорит, что умирать не хотела, и вообще «мам, отстань, не волнуйся». Такого больше не повторялось, но мне все равно очень страшно за ребенка. Насильно к психологу я ее не поведу, боюсь только хуже сделать. Да и потом – поставят на учет, проблем не оберешься. Как помочь дочери, чтобы и не нарушить ее личных границ, и уберечь от необдуманных поступков? Я ведь понимаю – первая любовь бывает у всех, но не каждый же из-за нее вены режет…».

Фото: krainaz.org

Ситуацию комментирует Лилия Рубцова, главный внештатный психолог Бобруйска и Бобруйского района:

– Подростки в возрасте 13-17 лет могут резать свою кожу, прижигать сигаретой. Это самоповреждение – сознательное причинение себе физического вреда. Давайте разбираться, почему так происходит.

Мифы и факты о селфхарме

Миф: люди, занимающиеся селфхармом, пытаются привлечь к себе внимание.

Факт: как правило, люди не афишируют факт селфхарма и, тем более, не пытаются манипулировать окружающими. Наоборот, стыд и страх мешают им обратиться за помощью.

Миф: люди, занимающиеся селфхармом, опасны.

Факт: многие люди, занимающиеся селфхармом, страдают от депрессии, тревожного расстройства или последствий травмы, но это никак не делает их опасными. Селфхарм – способ справиться с болью.

Миф: селфхарм – проявление желания умереть.

Факт: люди, практикующие селфхарм, как правило, не хотят умереть. Это не попытка суицида, а способ справиться со стрессом. Однако, конечно, в долгосрочной перспективе эти люди находятся в зоне риска, и именно поэтому важно оказать помощь своевременно.

Миф: маленькие раны – это не страшно.

Факт: глубина нанесенных ран никак не связана с силой и интенсивностью переживаний. Незначительные повреждения так же являются значительным поводом для беспокойства.

Виды селфхарма:

  • порезы и глубокие царапины
  • ожоги
  • удары (по себе и предметам)
  • приклеивание вещей к коже
  • осознанное замедление заживления ран
  • прием токсичных веществ
  • переедание и недоедание
  • вырывание волос
  • укусы

Знаки, на которые должны обратить внимание близкие люди

Селфхарм тяжело отследить, ведь физические раны легко скрыть одеждой, а внутреннее беспокойство – за улыбкой. Однако есть однозначные сигналы для беспокойства:

  • раны и шрамы неясного происхождения
  • следы крови на одежде
  • колюще-режущие предметы в личных вещах
  • регулярные «случайности», списываемые на неуклюжесть
  • отстраненность и раздражительность

Зачем они это делают?

Это способ выразить то, что трудно сформулировать словами; сделать эмоциональную боль физической; избавиться от невыносимых переживаний и мыслей; вернуть ощущение контроля; сбежать от травмирующих воспоминаний; наказать себя – за ужасное поведение, чувства или мысли, т.е. причинить сознательно физический вред себе и таким способом справиться с отрицательными эмоциями.

Физическая боль – вещь яркая, поэтому помогает сразу, на нее тут же перефокусируется внимание, и человек испытывает облегчение. Но самоповреждение приносит только временное облегчение и может превратиться в порочную привычку, ведь проблема не решается, негативные мысли остаются. Скорее всего, человек будет и дальше резать себе кожу на руках или делать что-то подобное, попадая в «ловушку селфхарма».

По своему опыту скажу, что подростки с нормальным, гармоничным внутренним миром, у которых все хорошо, резать себя не будут. Обычно у ребят, которые прибегают к такому способу, чудовищная неудовлетворенность собой, они несчастны, ненавидят себя по каким-то причинам. Селфхарм – сигнал, что ваш ребенок в группе риска.

Как реагировать?

Самая часта реакция родителей – паника, иногда и гнев. Это нормально. Скорее всего, вам захочется сказать что-то вроде: «Что это такое?! Чтоб я этого больше никогда не видела!». И да, вы больше не увидите «этого», просто потому, что ваши сын или дочь будут более тщательно скрывать следы самоповреждения. Нападки приведут только к тому, что подросток замкнется и вообще перестанет разговаривать.

Родителю важно быть спокойным и пытаться наладить открытый диалог. Аккуратно поинтересуйтесь: «Я заметила раны и хочу понять, через что ты сейчас проходишь, что испытываешь». Попробуйте задать вопросы, предполагающие развернутые ответы, о том, что ваш ребенок чувствует. Попытайтесь понять, в чем причина такого поведения. Часто подростки не могут это объяснить. Тогда попробуйте разобраться вместе.

Стоит определить триггеры (то, что запускает желание причинить себе боль: ситуация, человек, ощущения, определенные мысли или эмоции). Какие именно чувства провоцируют – грусть, злость, стыд, одиночество? Осознание причины – первый шаг к выздоровлению.

Дайте своему ребенку вот эти вопросы, и пусть он запишет ответы, чтобы впоследствии можно было их проанализировать:

  1. Почему я себя раню? Почему я чувствую, что должен причинять себе боль? Что заставило меня порезать, сжечь и т. д.?
  2. Я делал это раньше? Как я тогда справился? Я чувствовал то же самое?
  3. Какие действия я делал раньше, чтобы облегчить мою боль? Есть ли какая-то альтернатива членовредительства, которая не повредит моему телу?
  4. Как я себя чувствую сейчас?
  5. Как я буду чувствовать себя потом, после того, как нанесу раны? Как я буду чувствовать себя завтра утром?
  6. Могу ли я избежать проблемы, которая привела меня к этому вопросу? Есть ли лучший способ, который может помочь?
  7. Должен ли я сам себя ранить?

Полезные рекомендации в картинках

Когда вы сообща поймете, какая эмоция «включает» желание себе навредить, в помощь придут вот эти картинки – с рекомендациями, как ее преодолеть:

Важно!

Если самостоятельная работа не приносит результатов, то обратитесь за помощью к специалисту-психологу. Самое худшее, что родители могут предпринять в такой ситуации – просто замолчать ее.

Помните о том, что самоповреждение возникло у вашего ребенка не просто так. Это внешнее выражение внутренней боли, которая может иметь глубинные причины. И, хочу вас заверить, что посещение психолога еще не ведет к постановке «на учет».

Что такое селфхарм и откуда он берется

«Афиша Daily» разбирается в таком явлении, как селфхарм: это нанесение себе повреждений без намерения совершить суицид. Как возникает желание заменить душевную боль физической, рассказывают психолог и люди, имеющие этот непростой опыт.

Наталья

21 год, студентка

Я начала резать руки примерно с 13 лет, но тогда серьезных повреждений не было — так, царапины. Более глубокие раны появились позже, лет в 15. Сначала это было связано со смертью отца и плохим отношением ко мне в школе, позднее — из-за любви и чувства безысходности. Не могу сказать, что я наказывала себя, скорее я пыталась куда-то деть свою агрессию.

В школе я прятала порезы за длинными рукавами, а выпускной отмечала в свадебных перчатках по локоть. Никто ничего не знал, кроме мамы — она была в курсе с самого начала. Мама расстраивалась, злилась, потом жалела, но насильно к врачам не тащила, пока я сама этого не захотела.

Часто я резала себя бессознательно — например, в состоянии алкогольного опьянения. Но даже когда я не пила и наносила себе повреждения, не могу сказать, что это было здравым решением. Когда мне было совсем плохо и вообще не хотелось жить, к алкоголю прибавлялись наркотики. Попытки суицида тоже были. Я не пыталась заместить одно другим — это было тотальное саморазрушение.

Я сидела дома, и мои проблемы никуда не уходили — это продолжалось до того момента, пока я не легла поперек проезжей части в надежде, что меня собьют

До какого-то момента все это мне казалось абсолютно нормальным. Даже протрезвев и обнаружив порезы, я не испытывала никакого шока или удивления. Скорее было разочарование: «Вот же, блин, я опять не смогла себя контролировать».

После окончания школы жизнь не наладилась. Я поступила в институт, но бросила учебу. Я сидела дома, и мои проблемы никуда не уходили — это продолжалось до того момента, пока я не легла поперек проезжей части в надежде, что меня собьют. Но меня заметили. А потом, в тот же день, меня как будто переклинило, и я решила, что мне срочно нужно лечение. Так я оказалась в психиатрической клинике с депрессивным синдромом.

Я легла в больницу, куда регулярно приходила мама и поддерживала меня. Потом я выписалась, но через месяц-два все вернулось — мне стало даже хуже. Возможно, это произошло потому, что дома я перестала принимать таблетки, которые мне прописали. Позже я ходила к психотерапевту: она мне назначила 20 сеансов, но я отходила только половину.

Потом я вновь поступила в институт на другую, более близкую мне специальность. Лет в 20 в моей жизни появилась стабильность — учеба, а потом работа. Я отвлеклась от своих проблем, и жизнь постепенно наладилась. Когда неделями лежишь дома в четырех стенах, как я делала раньше, тогда крышу и сносит.

Кто видит порезы — молчит, но некоторые могут сказать: «А, так ты суицидница»

Раньше, когда кто-то видел шрамы, я врала, что попала в аварию и порезалась осколками. Потом я перестала скрывать шрамы и перекрыла их татуировками. Сейчас их почти не замечают. Кто видит порезы — молчит, но некоторые могут сказать: «А, так ты суицидница». Главное, что я сама их вижу, поэтому напоминание о прошлом осталось, но сейчас меня это не сильно беспокоит.

Когда все наладилось, заменять душевную боль физической стало не нужно. Хотя иногда бывает, что под воздействием спиртного или триггеров хочется затушить о себя сигарету или ударить кулаком о стену. Но ничем серьезным это не заканчивается.

Эмма

25 лет, клинический психолог

Первый порез был в 16 лет. Началось все так: мне было плохо из-за проблем со сверстниками, и тут меня случайно оцарапал кот. Я заметила, что мои мысли переключились с проблем на физические ощущения. После я начала делать это сама, совершенно осознанно. Резала сначала в районе пальцев, а потом — с внешней стороны руки. Мыслей о порезе вен у меня не было вообще.

Однажды я немного не рассчитала силы и порезала себя очень глубоко. Пришлось идти в больницу: я была вся в крови, мне зашивали этот порез. Недалеко от больницы у нас есть очень скользкая железная лестница с какими-то штырями. Я сказала, что упала и напоролась на них. Порез был не со стороны вен, так что мне поверили и ничего не сказали, но именно во время зашивания раны я поняла, что это ненормально.

Я никак не пыталась решить эту проблему: просто ждала момента, когда прекращу это делать

Сначала об этом узнали в школе, когда увидели меня с перебинтованной рукой. В итоге меня стали гнобить еще сильнее. Когда однажды порезы обнаружили родители, они меня побили. Парадоксально, но уже на следующий день их отношение к проблеме резко изменилось — после этого случая они постарались стать для меня не строгими авторитетами, а друзьями. Сейчас у нас наладились отношения.

Я никак не пыталась решить эту проблему: просто ждала момента, когда прекращу это делать. К психологу по этому поводу не обращалась, но начала замещать порезы алкоголем и сигаретами, а в итоге стала злоупотреблять этим очень часто и при любой возможности. К специалистам я пошла спустя несколько лет после того, как перестала себя резать, но уже из-за постоянной тревоги и проблем с алкоголем.

Я прекратила заниматься селфхармом много лет назад, и только когда я нашла этому замену и мне перестали нравиться мои ужасные шрамы. К тому же моя специальность и порезы — это что-то крайне несовместимое. Ведь я клинический психолог. Кстати, выбор профессии не был связан с тем, что я на тот момент делала с собой. Я поступала в медицинский, потому что любила предметы, связанные с медициной, и всегда хотела быть врачом.

К сожалению, многие люди воспринимают проблемы, которые я пережила, как что-то ужасное и к тому же думают, что это влияет на профессиональные качества. Я до сих пор мучаюсь из-за шрамов и думаю, как их можно убрать. Зимой закрываю, летом это сделать не получается, но я стараюсь придать руке такое положение, чтобы не было заметно. Шрамы у меня очень тонкие и не выпуклые, поэтому лазером их не убрать. Жду, что, может, в скором времени появится какая-нибудь технология, которая поможет убрать этот позор.

От алкоголя я так и не смогла избавиться. Единственное, что меня останавливает от ежедневного распития, — отсутствие лишних денег. Все средства уходят на содержание квартиры, учебу и работу. Но при любой возможности, когда у меня появляются свободные деньги или приходят знакомые, я пью. И жду этих дней как манны небесной.

Это ужасно. Жутко осознавать себя настолько зависимой и слабой. Но ни сеансы у психотерапевта, ни лечение у психиатра мне ничем, к сожалению, не помогли. Единственное, что мне помогает, — это спокойствие в жизни. Но моя жизнь такова, что оно наступает редко.

Подробности по теме

Что такое панические атаки и как от них избавиться

Что такое панические атаки и как от них избавиться

Софья

18 лет, студентка

Наносить себе повреждения я начала в 15 лет. Первый раз это случилось из-за конфликта с родителями, потом — из-за диссонанса между собственными идеалами и тем, что принято, и невзаимной влюбленности. Я травмировала себя в состоянии некоторого эмоционального аффекта, но абсолютно намеренно. Я не считала это чем-то неправильным. Напротив, выразив недовольство происходящим через ненависть к себе, я испытывала облегчение.

Основной мотив — стремление как-то наказать себя, хотя моя вина в неприятных ситуациях на самом деле была мнимой. Еще хотелось перевести душевную боль в физическую — и это доставляло некоторый кайф от самого процесса. Мне кажется, что во время повреждений в кровь выбрасываются эндорфины.

Это похоже на состояние, когда ты решаешься кардинально что-то изменить или разрушить: проколоть ухо, коротко постричься, уйти из дома или сжечь свои работы

Прошлой весной я попыталась привести в порядок свои мысли на этот счет и стала записывать стадии, которые проходила. Я поняла, что все начинается с недовольства собой, а повседневные занятия не приносят облегчения. Затем идет «последняя капля»: ситуация, которая задевает настолько, что запускает процесс высвобождения ненависти. Далее — предельная, до дрожи, ясность рассудка и безумно холодная голова, то есть стадия принятия импульсивных решений. Это похоже на состояние, когда ты решаешься кардинально что-то изменить или разрушить: проколоть ухо, коротко постричься, уйти из дома или сжечь свои работы. Потом идет стадия реализации этих импульсивных решений, за которой следует облегчение и легкая эйфория. Это похоже на ощущение вытащенной из раны занозы.

Тогда я жила не дома, а в общежитии при СУНЦ МГУ, поэтому могла носить скрывающие порезы длинные рукава. В общежитии был основной круг моего общения и молодой человек, но за полгода до выпуска мне пришлось переехать домой — так сложились обстоятельства. И я оказалась фактически в изоляции. В то время я посещала обычную школу: новый класс, ребята, хоть и дружелюбные, но совершенно незнакомые. Порезы помогали мне заглушить болезненную тоску, от которой не спасали ни музыка, ни прогулки в лесу, которые лишь на короткое время глушили печаль.

Подробности по теме

Любовь к ненависти: как устроена повседневная агрессия на улицах и в соцсетях

Любовь к ненависти: как устроена повседневная агрессия на улицах и в соцсетях

Когда мы встречались с молодым человеком уже после моего отъезда, он замечал свежие шрамы и просил так больше не делать, так как это причиняло боль и ему. Зная, что мне непросто сдерживаться, он писал, звонил, поддерживал и действительно вытаскивал меня из когтей подбирающейся дисфории и депрессии.

Родители заметили раны, когда я закатала рукава, чтобы вымыть посуду. Мама была в ужасе: она записала меня к психологу, а та порекомендовала сходить к психиатру и быть готовой к медикаментозному лечению, которое, правда, в итоге не понадобилось. Все же я несколько раз общалась с этим психологом — она оказалась очень тактичной женщиной.

Я не пыталась избавиться от этого, пока мама не заметила шрамы. Исключительно ради ее спокойствия я изо всех сил старалась не резать предплечья, поэтому резала плечи, ребра, бедра, чтобы она не видела шрамов и не расстраивалась. Я хотела просто пережить эти полгода одиночества и неимоверной тоски.

Кроме порезов были и другие способы истязания. Я лишала себя пищи, сна, воды, изнуряла свое тело тренировками, которые были тяжелее, чем нужно, а в холодную погоду выстужала комнату, держа окна открытыми целыми днями.

Я стала реже ранить себя, когда начала работать над самооценкой и заниматься деятельностью, которая приносила видимый результат: учеба, физические упражнения, исследования по палеонтологии, обучение игре на гитаре и другие навыки наконец подарили мне ощущение, что я чего-то стою.

От селфхарма я до конца не избавилась. Осталась привычка, инстинкт душить грусть, повреждая себя, лишая себя чего-то, делая себе еще хуже: голодом, холодом или бессонницей.

Анна Финк

психолог

Чаще всего с тягой к самоповреждениям сталкиваются люди в возрасте от 12 до 24 лет, хотя это может случиться в любом возрасте. Это связано с тем, что в подростковом возрасте структура личности неустойчива: представления о себе становятся изменчивыми, возникают противоречивые чувства, желания и поступки. Боль от самоповреждений способствует эмоциональной разрядке, или бывает так, что подросток ощущает себя бесчувственным, а боль дает возможность почувствовать себя живым. Склонность к причинению вреда своему телу может быть также связана с заниженной самооценкой, с такими чертами характера, как перфекционизм, замкнутость, педантичность, застенчивость и обидчивость.

Родители обычно обращаются с запросом исправить ребенка, сделать так, чтобы он перестал «делать это». В этом случае важно объяснить им, что работать необходимо не только с ребенком, но и со всей семьей. В большинстве случаев самоповреждающее поведение — это сигнал об эмоциональном неблагополучии семьи. Важно убедить родителей в необходимости признать имеющиеся трудности и взять на себя часть ответственности за поведение своего ребенка.

Причинами самоповреждения могут быть завышенные требования к подросткам в семье и социальном окружении: «Ты должен быть идеальным во всем и не имеешь права на ошибку». Это также дисфункция семейной системы, когда члены семьи страдают от эмоциональной или химической зависимости. Причиной может стать и отсутствие доверительных отношений с ребенком, достаточной эмоциональной поддержки, когда в семье нельзя открыто проявлять эмоции и говорить о чувствах, в том числе о своей злости. Тогда подросток направляет агрессию не на другого человека, а на себя самого. Также человек может испытывать тягу к самоповреждению после пережитой травмы, утраты близкого человека, сексуального насилия.

Подробности по теме

Психиатр Аркадий Шмилович о душевном здоровье россиян: «Чтобы оставаться психически здоровым, надо быть толерантным человеком»

Психиатр Аркадий Шмилович о душевном здоровье россиян: «Чтобы оставаться психически здоровым, надо быть толерантным человеком»

Любые случаи самоповреждения должны стать предметом серьезного внимания родителей и поводом для обращения за психологической или психиатрической помощью. Если вы заметили повреждения на теле своего ребенка, спокойно поинтересуйтесь, в какой ситуации он их получил. Ваш гнев или страх могут напугать подростка, заставив его в дальнейшем скрывать самоповреждения от взрослых. Скажите, что вы всегда готовы поговорить с ним, постараться понять его переживания или просто побыть рядом, если ему это нужно. Не бойтесь обратиться за помощью к специалисту сами — вам так же, как и вашему ребенку, необходима поддержка и профессиональная помощь в этой сложной ситуации. Психолог может направить вас на консультацию к психиатру, потому что это необходимо сделать для уточнения диагноза. В некоторых случаях психолог и психиатр параллельно ведут работу с подростком и его семьей.

Визит к психиатру становится обязательным, если подросток нанес себе повреждения не первый раз. Консультация врача необходима для решения вопроса о том, есть ли у ребенка психическое заболевание или это иное нарушения поведения. В зависимости от того, что обнаружит психиатр, будет понятно, какая именно помощь понадобится. Это может быть медикаментозное лечение в сочетании с психологической помощью или работа с психологом при участии родителей.

Сама собой эта проблема не может разрешиться, потому что она переходит в хроническую форму. Это уже сформировавшаяся модель саморазрушающего поведения, которая может проявляться в построении эмоционально зависимых отношений, тяге к алкоголю, наркотикам, в выборе экстремальных видов спорта, подвергающих жизнь опасности.

Как остановить кровь при порезе или царапине

Когда надо как можно быстрее обратиться за медицинской помощью

Вот несколько признаков раны, которую необходимо показать врачу. В некоторых случаях от этого может зависеть ваша жизнь. Не медлите.

  1. Порез выглядит глубоким, сильно кровоточит, и вы не можете остановить кровь в течение 10 минут. Тут без вариантов: либо срочно обращайтесь в травмпункт, либо вызывайте скорую.
  2. Рану можно описать словом «зияющая». Порез глубок и достаточно широк или имеет рваные края.
  3. Глубокий порез расположен на лице. Даже если он безопасен, после него, если вовремя не наложить швы, может остаться неэстетичный шрам.
  4. Вас укусило животное или человек. Если вас тяпнул домашний любимец и царапина невелика, скорее всего, неприятностей не будет. Но если речь идёт об укусе малознакомой живности, лучше показаться врачу. Бешенство после появления симптомов уже неизлечимо и на 100% смертельно. Но если вовремя сделать прививку, летального исхода можно избежать.
  5. Царапина или порез получены на улице, вместе с ними в рану попала грязь, и при этом у вас нет прививки от столбняка. Либо прививка есть, но со времени вакцинации прошло более 10 лет. Возбудители столбняка попадают в рану вместе с грязью. Прогноз более дружелюбен, чем при бешенстве: при отсутствии своевременного лечения умирают до 80% заболевших, а не все 100%. Но повезёт ли вам — тот ещё вопрос.
  6. Рана нанесена гвоздём. Особенно ржавым . Подобные колотые раны наиболее опасны в плане столбняка.
  7. Появились признаки инфекции. Покрасневшая горячая кожа, отёк, гнойные выделения из ранки, повышение температуры, красные полосы под кожей в районе пореза — всё это говорит об инфекции. Есть шанс, что организм справится самостоятельно. Если нет, вам грозит заражение крови. Оно летально, если что.

Впрочем, каким бы ни был порез — опасным или безопасным, — первая помощь начинается с одного и того же шага. Вы должны остановить кровь. Ну, или хотя бы попробовать это сделать.

Как остановить кровь при небольшом порезе и что делать дальше

Краткий гайд по уходу за мелкими порезами и царапинами выглядит так.

1. Вымойте руки

Это важно, чтобы не занести в ранку инфекцию. Подойдут вода с мылом, гели-антисептики для рук, влажные салфетки. Также можно надеть стерильные медицинские перчатки, если они есть под рукой.

2. Остановите кровь

При незначительных порезах или царапинах кровотечение, как правило, быстро останавливается самостоятельно, поэтому данный пункт можно пропустить. Если кровь всё-таки течёт, наложите на ранку кусок чистой марли или другой ткани и чуть придавите. Удерживайте повязку минуту-две — чаще всего этого достаточно.

Если под рукой нет марли, можно воспользоваться дедовским методом — наложить на ранку промытый водой и чуть смятый (чтобы пустил сок) лист подорожника. Сок этого растения содержит вяжущие вещества, которые в теории помогают остановить кровотечение. Но однозначных доказательств этому ещё нет: требуются дополнительные исследования.

Ещё один лайфхак: чтобы остановить кровь, поднимите пострадавшую руку или ногу (если порезаны именно они) выше уровня сердца.

Внимание: если интенсивное кровотечение не останавливается в течение 10 минут, вспоминаем начало текста и срочно обращаемся за медицинской помощью.

3. Промойте рану водой

Естественно, чистой. Оптимальный вариант — тёплая вода с мылом.

Внимание: не используйте перекись водорода или йод. Эти средства могут вызвать дополнительное раздражение.

4. Аккуратно удалите из раны грязь и мусор

Чаще всего они вымываются водой ещё на предыдущем этапе. Если комочки грязи всё же остались, попробуйте вынуть их с помощью обработанного спиртом пинцета.

Внимание: если речь идёт о крупных занозах или если для удаления грязи требуются усилия, оставьте их в покое. Перестаравшись и всё-таки выдернув лишнее, вы рискуете спровоцировать новое кровотечение. И не факт, что его удастся остановить так же легко. В таком случае рану должен обрабатывать врач — хирург или дежурный медик в травмпункте.

5. Нанесите на рану мазь-антибиотик или вазелин

Оба средства помогут сохранить кожу увлажнённой. Это важно, чтобы не образовались рубцы. А антибиотик вдобавок снижает риск заражения.

Внимание: иногда ингредиенты мази могут вызвать лёгкую сыпь. Если заметите у себя подобное, прекратите использование конкретного средства. И посоветуйтесь с терапевтом: он предложит более безопасный вариант.

6. Прикройте порез повязкой

Она защитит рану от новых бактерий. Если вы поранили палец или, например, руку, их удобно перебинтовать. Если пострадала более широкая часть тела, наложите марлевую повязку и закрепите её лейкопластырем. Меняйте повязку 1–2 раза в день, пока ранка не заживёт.

Большинство порезов и царапин полностью заживают за 7–10 дней.

Внимание: если порез или царапина совсем невелики, оставьте их открытыми — затянутся быстрее.

7. Наблюдайте за раной

Если появились признаки инфекции (они перечислены в начале текста), обратитесь к врачу.

Внимание: не игнорируйте инфекцию. Это важно.

Как остановить кровь при глубоком порезе и что делать дальше

Глубокие порезы — это уже опасно. Могут быть затронуты крупные кровеносные сосуды, а значит, повышается риск серьёзной кровопотери или заражения крови. Заниматься самолечением в подобных случаях нельзя. Поэтому действуйте так.

1. Позвоните врачу

Если порез сильно кровоточит и (или) вызывает у пострадавшего значительную боль, звоните в скорую. Если ситуация кажется контролируемой и в целом терпимой, отправляйтесь в травмпункт или попробуйте проконсультироваться с вашим терапевтом или хирургом по телефону.

2. Постарайтесь остановить кровотечение

Это нужно сделать, пока вы ждёте скорую или готовитесь к походу в травмпункт. Быстро сполосните рану водой (хорошо бы мыльной), чтобы вымыть загрязнения, а затем, если в порезе не осталось крупных частиц мусора, наложите давящую повязку. Кусок чистой марли или ткани понадобится держать поверх пореза около 5 минут. Не снимайте его раньше : вы можете сорвать только что образовавшийся кровяной сгусток и кровотечение лишь усилится.

Если крупные осколки в ранке всё-таки есть и их не получилось смыть водой, не старайтесь их вытащить — это может активизировать кровотечение. Пусть их вытаскивает врач (который к вам уже едет или к которому вы торопитесь самостоятельно). Чтобы сделать кровотечение слабее, в этом случае можно:

  • Приподнять пострадавшую часть тела выше уровня сердца.
  • Наложить на травмированную конечность жгут — на 7–10 см выше раны. Могут использоваться как аптечные жгуты и турникеты, так и самодельные — например ремень или скрученная футболка. Отметьте время наложения жгута (тем же маркером на коже). У вас есть 1–2 часа, чтобы попасть к медику.

3. Если кровотечение удалось остановить, обработайте рану мазью-антисептиком

Не лезьте вглубь пореза: достаточно обработать его края. Затем наложите на рану стерильную материю — бинт или марлю.

4. Ждите встречи с врачом

Снова напомним: при глубоком порезе она обязательна.

Читайте также 🚑💊🤕

«Говорили, что я ничтожество и слабак». Истории людей, которые занимаются самоповреждением   

Люди, которые добровольно наносят себе увечья, рассказали «Снобу» о том, почему они занимаются селф-хармом, что делать, если очень хочется себя порезать, и как окружающие реагируют на их многочисленные шрамы

Виталий, 32 года, Владивосток

Примерно в пять лет мама отругала меня за слишком агрессивную игру. Суть ее была в том, что игрушечный кот пытал и расчленял игрушечную рыбу. Я очень разозлился, и эту злобу нужно было куда-то выпустить. Тогда я решил направить ее на самого себя и начал биться головой о стену. Казалось, если это сделать — станет легче.

Тогда я еще не до конца понимал, что делаю, состояние было похоже на аффект. В 12 или 13 лет я начал действовать более осознанно — стал резать руки лезвием. Однако у меня не было цели себя убить, хотелось только почувствовать боль.

Нет, я не мазохист и боль не люблю. Однако она помогает отвлечься от чувства вины, неудовлетворенности собой, позволяет не причинить вреда другим людям. Селф-харм — это перенаправление агрессии со значимых тебе людей на самого себя.

Когда у меня появляется ощущение того, что мир неправильный или что я сам неправильный, то возникает и желание причинить себе боль. Например, сегодня я не смог в срок выполнить запланированный объем работы. Из-за этого опять появилось желание себя порезать или затушить о себя сигарету. Это всегда кажется мне необходимым, правильным и конструктивным решением. Мне кажется, что мир сходит с ума, что это из-за меня, но я могу все остановить — надо только причинить себе вред.

После этого сразу наступает облегчение. Ментальные и психические страдания уходят на второй план, становится легче. Если все сделать правильно, то эмоции временно уйдут, а сам я стану более конструктивным. Когда бьешь или режешь себя за каждый «тупняк» в работе, производительность ощутимо возрастает.

Родители не поняли меня в детстве, когда я бился о стены, не понимают и сейчас. Мама ужасается и охает, а папа предлагает не «трахать мозг и повеситься уже наконец». Зато мне очень повезло с девушкой, она медицинский психолог и прекрасно меня понимает, помогает снять аффект и напоминает о необходимых препаратах. Мы познакомились с ней в психиатрической больнице, когда я попал туда с обсессивно-компульсивным расстройством.

Селф-харм я никогда не считал проблемой. Я обращался за помощью к специалистам, но только по поводу основного диагноза. С самоповреждением справляюсь при помощи когнитивно-поведенческой психотерапии и лекарств. Я получил психологическое образование, прошел обучение по программе доктора Шталя из США, разобрался в фарме — и стало проще. Моих знаний вполне хватает, чтобы справляться со всем самостоятельно.

Сейчас я работаю в качестве психолога-консультанта, планирую получить медицинское образование и стать врачом-психиатром. В последнее время я срываюсь на селф-харм очень редко, может, раз в полгода. Если посмотреть исследования, то «бывших» самоповреждателей не бывает, срывы случаются почти у всех. Но срыв — это не трагедия, он не обесценивает всего достигнутого. Это просто падение, после которого нужно подобрать костыли (психотерапию и лекарства), опереться на них и идти дальше.

Елизавета, 25 лет, Москва

Примерно в 11 лет я пережила сильное потрясение: на моих глазах утонул мой дедушка. Он тогда выпивал со своими товарищами, а мы с бабушкой собрались на речку. Она попросила ничего не говорить деду, чтобы тот пьяный не пошел за нами и не случилось чего плохого. Однако я проболталась, и чуть позже дедушка тоже пришел на речку. Он всегда отлично плавал, а тут еще решил нырнуть с обрыва. Нырнул и исчез. Я до сих пор чувствую себя виноватой в его смерти.

Чуть позже убили моего папу. Мы с ним были очень близки, хотя и жили отдельно друг от друга. Это тоже отразилось на моем психическом здоровье. Тогда я как раз общалась с ребятами из разных неформальных кругов и увлекалась соответствующей музыкой. В одном из музыкальных клипов я увидела сцену, где девушки резали себе запястья. Я подумала, что это могло бы быть выходом, и стала царапать себя булавками, иголками. Сначала это были незначительные повреждения, но с каждым годом становилось хуже.  

В 16 лет я попала в больницу после попытки суицида. Мне предлагали лечиться у психиатра, но я отказалась. Потом несколько раз попадала на принудительное лечение, и только в 23 года я легла в приличную клинику добровольно. Мне поставили диагноз «биполярное расстройство».

Сейчас у меня много шрамов по всему телу. Любая, казалось бы, ерунда может заставить меня взяться за лезвие. Если я чувствую себя перед кем-то виноватой, злюсь на кого-то, обижаюсь, если мне не хватает внимания — я наношу себе новые порезы. При этом чувствую целый спектр эмоций: удовольствие, облегчение, страх, отчаяние, желание себя наказать. Все в голове перемешивается, и потом бывает тяжело вспомнить, что произошло. А после я просто не могу смотреть на порезы, становлюсь себе противна.

Родные привыкли не обращать внимания на мое поведение. Говорить о селф-харме у нас в семье не принято, только иногда мать может пренебрежительно спросить, что это у меня с руками или ногами. Как будто она не понимает! Это самое ужасное из всего, что можно переживать после того, как сделаешь себе больно.

Врачи, когда я лежала в больнице, мельком спрашивали меня про селф-харм, но их это особо не волновало. Никаких специальных лекарств я не принимаю, а до психотерапевта так и не дошла. Психиатр и таблетки от основного заболевания и так отнимают прилично денег.

Я пыталась избавиться от селф-харма самостоятельно, старалась держать себя в руках, рисовала порезы, бабочек и цветочки на местах предполагаемых увечий. Пробовала писать кому-то или звонить, в том числе психологам по номерам поддержки. Однако ничего из этого меня не спасает, рано или поздно я все равно берусь за острые предметы.

Надеюсь, в будущем я все-таки смогу найти грамотного психотерапевта, который поможет мне решить эту проблему. Шрамы планирую закрыть татуировками.

М., 27 лет, Ташкент

В моей жизни все перевернулось после тяжелого расставания с любимым человеком. Я даже пытался покончить с собой, но неудачно. После — долго работал с психологом, и именно это помогло мне удержаться от того, чтобы начать самостоятельно наносить себе серьезные увечья.

Мой селф-харм проявляется не совсем классическим образом. Мне удалось направить стремление к самоповреждению в полезное русло: на усовершенствование своей внешности. Я просто делаю все косметические процедуры без анестезии. Для мезотерапии выбираю наиболее болезненные препараты, из всех бьюти-услуг записываюсь на самые неприятные. Иногда просто колю пальцы шприцем. Если есть выбор между терапией и хирургическим вмешательством, я выберу второе. Сейчас хочу сделать большое тату и уже подбираю рисунок, а также запланировал пару пластических операций.

Раньше я даже не думал о том, что пытаюсь причинить себе какой-то вред, просто понемногу делал себе больно. А потом наткнулся в интернете на одну статью, в которой раскрывалось понятие селф-харма и приводились примеры. Тогда я понял, что это мой случай. Я так же, как и и те люди в статье, спасаюсь от мыслей с помощью боли. Когда мне больно, я как бы абстрагируюсь от реальности. Никакого удовольствия я не чувствую, чувствую именно саму боль и растворяюсь в ней. Когда все утихает, я возвращаюсь к жизни.

Родным я ничего не рассказывал о своих проблемах, они не в курсе перипетий моей жизни. К специалисту тоже не обращался. Как я уже говорил, сейчас стремление делать себе больно работает на благо моей внешности. А поскольку я работаю в сфере моды — я начинающий дизайнер одежды, — то внешние данные очень важны. Так что не вижу смысла избавляться от тяги к селф-харму.

Вера, 18 лет, Томск

Впервые я взяла в руки лезвие, когда мне было 17. Я тогда встречалась с парнем, и отношения с ним были абьюзивными. Он очень легко мной манипулировал: мог накричать в общественном месте, толкнуть, дать подзатыльник, но виноватой себя чувствовала я. После очередной ссоры у меня началась истерика и я стала резать себе руку.

После этого я почувствовала ощутимое облегчение. Внутри меня как будто образовалась пустота, но пустота очень приятная. Из-за этого я и продолжила наносить себе увечья. Когда внутри скапливается много негатива, на помощь приходит лезвие. К тому же мне нравится сам процесс: я люблю смотреть, как расползается кожа, мне нравится вид и вкус своей крови.

Родителям я не рассказывала о своем селф-харме. Но однажды меня застукал отец, когда я в очередной раз резала руку. Он довольно грубо спросил, что это я делаю, и на этом все. Отношения с семьей у меня никогда не были теплыми, чаще всего они предпочитают не обращать внимания на мои проблемы и истерики. Был период, когда я плакала почти каждый день, но к психологу меня отвезли, только когда я сама об этом попросила.

Врач ничего дельного не посоветовал. Сказал только, что я просто устала и мне нужно отдохнуть. Тогда я попыталась сама избавиться от селф-харма: пила успокоительные, старалась держать себя в руках и думать о том, что шрамы не украсят мое тело. Но самоповреждение — это вредная привычка, и от нее, как от любой привычки, тяжело избавиться.

Арсений, 25 лет, Иваново

Я начал заниматься селф-хармом еще в 16 лет. У меня была девушка, которую я очень сильно любил и очень сильно ревновал. Однажды летом мы пошли гулять общей компанией. Там было много алкоголя и бывший молодой человек моей любимой. В какой-то момент они стали обниматься, и я это увидел. Что-то у меня в голове щелкнуло, я ушел от тусовки, а на улице, прямо на скамейке, попытался вскрыть вены. Резал вдоль, видимо, очень хотелось умереть. Меня обнаружили, когда я уже был без сознания, и вызвали скорую.

Потом был травмпункт, областная психиатрия, месяц лечения и диагноз «склонность к самоповреждениям». Когда я вышел из больницы, мне прописали несколько курсов лекарств, и поначалу они помогали. Однако спустя три месяца я бросил пить таблетки, потому что они несовместимы с алкоголем. Пил я в то время много, это было еще одним способом отвлечься от реальности.

Я снова начал себя калечить. Боль меня успокаивала, гасила все эмоции, забывалось то, что происходило на душе. После порезов приходила апатия и внутренняя пустота, почти как после медикаментов. Сейчас я уже больше года не занимаюсь селф-хармом, но соблазн сорваться все равно велик. На приемах у психотерапевта я рассказываю о том, что со мной происходит, звоню по телефонам горячей линии психологической помощи. Это помогает держаться.

У меня осталось довольно много шрамов, некоторые я закрыл татуировками, но они все равно заметны даже из-под рисунка. Если кто-то посторонний их видит, то отворачивается или же говорит, какое я ничтожество и слабак. Родители тоже меня не понимают: им кажется, я так себя веду, чтобы не делать ничего полезного в жизни. Кто меня действительно поддерживает и поддерживал, так это мои друзья.

Сейчас, когда отказался от селф-харма, я нашел другой способ выплеснуть свои эмоции — пишу стихи. Раньше мало сочинял, но теперь буквально ухожу с головой в свою поэзию. Надеюсь, постепенно желание себя калечить утихнет, я очень не хочу прожить с селф-хармом всю свою жизнь.

Самоповреждение — порезы — familydoctor.org

Трудно наблюдать, как ваш ребенок испытывает эмоциональную боль. Еще труднее увидеть физические признаки их боли. Порезание (иногда называемое самоповреждением) — это намеренное нанесение себе порезов острым предметом, например ножом или лезвием бритвы. Это нездоровый способ облегчить эмоциональную боль, грусть, сильное разочарование и гнев. Порезы обычно возникают на руках, ногах или туловище — местах, которые могут быть скрыты одеждой. От стрижки страдают мужчины и женщины всех возрастов.Однако обычно это начинается в подростковом возрасте и чаще встречается у девочек. За исключением редких случаев, порез не является признаком того, что у вашего ребенка есть мысли о самоубийстве. Если вы обеспокоены тем, что ваш ребенок режет, изучите предупреждающие знаки и поговорите с врачом вашего ребенка.

Путь к улучшению эмоционального благополучия

Несмотря на то, что порезание причиняет физическую боль, люди режут, потому что считают, что это приносит им эмоциональное облегчение. Это может быть ответ на проблемы дома, в школе или в других сферах их жизни.Если ваш ребенок режет, он может быть не в состоянии справиться с чувством одиночества, спутанной сексуальности, глубоким гневом, отвержением, чувством вины, ненавистью к себе или паникой. Стрижка — явный признак эмоционального расстройства вашего ребенка. Однако это обычно застает большинство родителей врасплох. Подростки ловко прикрывают порезы. Если вы не знаете, что искать, это может оставаться незамеченным в течение длительного периода времени. Предупреждающие знаки, указывающие на то, что ваш ребенок режет, включают:

  • Множественные свежие порезы на коже, обычно сгруппированные в одной и той же области.
  • Рубцы и синяки.
  • Наличие поблизости острых предметов без видимой причины.
  • Носить длинные рукава и брюки в случайное время, например, когда на улице жарко.
  • Извинения по поводу причин порезов, которые вы видите.

Кроме того, у вашего ребенка могут быть проблемы в отношениях. Он или она могут делать заявления о низкой самооценке или безнадежности. Ваш ребенок может сомневаться в своей личности и причине жизни или проявлять признаки поведенческих проблем, таких как импульсивность и непредсказуемость.

Если вы подозреваете или видите доказательства того, что ваш ребенок порезался, не кричите и не критикуйте своего ребенка. Предложите свою поддержку, выразите свое беспокойство и скажите им, что вы сделаете все возможное, чтобы помочь им с тем, что вызывает желание порезаться. Поговорите с лечащим врачом вашего ребенка. Ваш врач захочет увидеть вашего ребенка и может дать вам направление на лечение у специалиста по психическому здоровью.

Консультации или психотерапия обычно используются для лечения нездоровых методов преодоления трудностей, таких как порезы.Консультации могут быть в форме индивидуальных занятий с вашим ребенком, семейных занятий или их комбинации. Существует множество различных видов психотерапевтического лечения, в том числе:

  • Когнитивно-поведенческая терапия (КПТ), которая выявляет и заменяет нездоровое поведение и убеждения.
  • Диалектическая поведенческая терапия (DBT), которая учит навыкам справляться, управлять или уравновешивать свои эмоции и улучшать отношения.
  • Психодинамическая терапия, которая помогает вам определить прошлый опыт, который может быть причиной вашего эмоционального стресса.
  • Терапия, основанная на внимательности, которая учит жить настоящим моментом с соответствующими мыслями и действиями.

Терапия вашего ребенка будет зависеть от его эмоционального здоровья и серьезности порезов. Консультации и психотерапия — это не разовые процедуры. Обычно требуется время, может быть, даже годы, чтобы раскрыть причину стрижки вашего ребенка и научить здоровым стратегиям совладания с ней.

Помимо эмоциональной терапии, вашему врачу может потребоваться лечение физических последствий порезов, чтобы уменьшить инфекцию, необратимые рубцы или тяжелые (или потенциально смертельные) травмы.

Что нужно учитывать

Продолжайте уделять внимание друзьям вашего ребенка. Исследования показывают, что люди, которые экономят, проводят время с друзьями, которые сокращают. Употребление наркотиков и алкоголя также увеличивает риск порезов у ​​вашего ребенка. Хотя мысли о самоубийстве не распространены при порезании, ваш ребенок может случайно порезать достаточно глубоко или перерезать артерию, что может привести к смерти, если не оказать немедленную помощь.

Вопросы, которые следует задать врачу

  • Как лучше всего поднять вопрос о стрижке с моим ребенком?
  • Если я поспорю своему ребенку по поводу стрижки, заставит ли он его больше резать и больше скрывать?
  • Как мне узнать, что я вижу, это случайное или истинное поведение порезки?
  • Является ли такое поведение наследственным заболеванием психического здоровья?
  • Следует ли мне поговорить с врачом моего ребенка перед тем, как привести его в офис?
  • Что делать, если я ошибаюсь? Смогу ли я вложить эту идею в голову своему ребенку?

Ресурсы

Центры по контролю и профилактике заболеваний: самонаправленное насилие

Национальные институты здоровья, MedlinePlus: Self-Harm

Авторские права © Американская академия семейных врачей

Эта информация представляет собой общий обзор и может не относиться ко всем.Поговорите со своим семейным врачом, чтобы узнать, применима ли эта информация к вам, и получить дополнительную информацию по этому вопросу.

Стрижка (для подростков) — Nemours KidsHealth

Что такое резка?

Мама Эммы впервые заметила порезы, когда Эмма однажды вечером мыла посуду. Эмма сказала маме, что их кошка поцарапала ее. Ее мама казалась удивленной, что кошка была такой грубой, но особо не задумывалась об этом.

Друзья Эммы тоже заметили кое-что странное.Даже в жаркую погоду Эмма носила рубашки с длинными рукавами. Она тоже стала скрытной, как будто ее что-то беспокоило. Но Эмма, похоже, не могла найти слов, чтобы сказать своей маме или ее друзьям, что следы на ее руках были следствием чего-то, что она сделала. Она резала себя бритвой, когда ей было грустно или расстроено.

Умышленное нанесение себе травм, нанесение царапин или порезов на теле острым предметом, достаточным, чтобы повредить кожу и вызвать кровотечение, называется порезанием.Порезы типа самоповреждения , или СИ. Люди, которые стригутся, часто начинают резать в подростковом возрасте. Некоторые продолжают врезаться во взрослую жизнь.

Люди могут порезаться на запястьях, руках, ногах или животе. Некоторые люди наносят себе травмы, обжигая кожу окурком сигареты или зажженной спичкой.

При заживлении порезов или ожогов часто остаются шрамы или следы. Люди, которые получают травмы, обычно скрывают порезы и следы, а иногда никто не знает.

Почему люди режут себя?

Может быть трудно понять, почему люди специально режут себя.Обрезание — это способ, которым некоторые люди пытаются справиться с болью, вызванной сильными эмоциями, сильным давлением или неприятными проблемами в отношениях. Они могут иметь дело с чувствами, которые кажутся слишком трудными для переживания, или с плохими ситуациями, которые, по их мнению, изменить нельзя.

Некоторые люди режут, потому что они отчаянно нуждаются в избавлении от плохих чувств. Люди, которые режут, могут не знать лучших способов избавиться от эмоциональной боли или давления. Некоторые люди режут, чтобы выразить сильные чувства гнева, печали, отвержения, отчаяния, тоски или пустоты.

Есть и другие способы справиться с трудностями, даже большими проблемами и ужасной эмоциональной болью. Помощь специалиста по психическому здоровью может потребоваться при серьезных жизненных проблемах или подавляющих эмоциях. В других сложных ситуациях или сильных эмоциях это может помочь обсудить проблемы с родителями, другими взрослыми или друзьями в перспективе. Много упражнений также может помочь взглянуть на проблемы в перспективе и помочь уравновесить эмоции.

Но люди, которые режут, возможно, еще не разработали способы справиться с этим.Или их навыки совладания могут подавляться слишком сильными эмоциями. Когда эмоции не выражаются здоровым образом, может накапливаться напряжение — иногда до такой степени, что оно кажется почти невыносимым. Резание может быть попыткой снять крайнее напряжение. Некоторым это кажется способом почувствовать все под контролем.

Желание порезаться может быть вызвано сильными чувствами, которые человек не может выразить, такими как гнев, обида, стыд, разочарование или отчуждение. Люди, которые режут, иногда говорят, что им кажется, что они не подходят или что их никто не понимает.Человек может порезаться из-за потери близкого человека или из-за чувства пустоты. Резание может показаться единственным способом найти облегчение или выразить личную боль из-за отношений или отказа.

Люди, получившие порезы или самоповреждения, иногда имеют другие проблемы с психическим здоровьем, которые способствуют их эмоциональному напряжению. Резание иногда (но не всегда) связано с депрессией, биполярным расстройством, расстройствами пищевого поведения, навязчивым мышлением или компульсивным поведением. Это также может быть признаком проблем с психическим здоровьем, из-за которых люди не могут контролировать свои импульсы или идти на ненужный риск.Некоторые люди, которые порезались, имеют проблемы с алкоголем или наркотиками.

Некоторые люди, которые порезались, пережили травматический опыт, например, пережили жестокое обращение, насилие или катастрофу. Самоповреждение может ощущаться как способ «проснуться» от чувства онемения после травмирующего опыта. Или это может быть способ заново пережить боль, через которую они прошли, выразить гнев по этому поводу или попытаться взять ее под контроль.

П

Что может случиться с людьми, которые режут?

Хотя порезание может дать временное облегчение от ужасного чувства, даже люди, которые режут, соглашаются, что это не лучший способ получить это облегчение.Во-первых, облегчение длится недолго. Проблемы, послужившие причиной порезов, остаются — они просто замаскированы.

Обычно люди не собираются постоянно причинять себе вред, когда режут. И они обычно не собираются продолжать резку после того, как начали. Но и то, и другое может случиться. Можно неправильно оценить глубину пореза, сделав его настолько глубоким, что потребуется наложение швов (или, в крайнем случае, госпитализация). Порезы могут заразиться, если человек использует нестерильные или грязные режущие инструменты — бритвы, ножницы, булавки или даже острый край язычка на банке с газировкой.

Большинство людей, которые режут, не пытаются покончить жизнь самоубийством. Резание — это обычно попытка человека почувствовать себя лучше, но не покончить со всем этим. Хотя некоторые люди, которые порезались, действительно пытаются покончить жизнь самоубийством, обычно это происходит из-за эмоциональных проблем и боли, которые лежат в основе их желания причинить себе вред, а не из-за самого пореза.

Резание может вызвать привыкание. Это может стать компульсивным поведением — это означает, что чем больше человек это делает, тем больше он или она чувствует необходимость это делать. Мозг начинает связывать ложное чувство облегчения от плохих чувств с действием резания и жаждет этого облегчения в следующий раз, когда нарастает напряжение.Когда резание становится навязчивым поведением, может показаться, что остановиться невозможно. Таким образом, порезание может показаться почти зависимостью, когда желание порезаться может показаться слишком сильным, чтобы противостоять ему. Поведение, которое начинается с попытки ощутить больший контроль, может в конечном итоге привести к вам.

Как начинается резка?

Резка часто начинается импульсивно. Это не то, о чем человек думает заранее. Шона говорит: «Это начинается, когда что-то действительно расстраивает, и вы не знаете, как об этом говорить или что делать.Но вы не можете отвлечься от чувства расстройства, а ваше тело покрыто узлом эмоциональной боли. Прежде чем вы это заметите, вы порежетесь. А потом каким-то образом вы попадаете в другое место. Затем, в следующий раз, когда вы почувствуете себя ужасно из-за чего-то, вы попробуете еще раз — и постепенно это станет привычкой ».

Натали, ученица средней школы, которая начала сокращать в средней школе, объясняет, что это был способ отвлечься от чувства отвержения и беспомощности, которое, как она чувствовала, она не могла вынести. «Сначала я никогда не смотрел на это как на что-то настолько плохое — просто мой способ отвлечься от чего-то, из-за чего я чувствовал себя действительно ужасно.Думаю, часть меня, должно быть, знала, что это плохо, потому что я всегда это скрывал. Однажды друг спросил меня, не режу ли я себя, и я даже солгал и сказал «нет». Я был смущен ».

Иногда членовредительство влияет на образ тела человека. Джен говорит: «Мне действительно понравилось, как выглядели порезы. Я почувствовала себя плохо, когда они начали заживать, и поэтому я« освежила их », снова разрезав их. Теперь я понимаю, как безумно это звучит, но в то время, это казалось мне совершенно разумным. Я был полностью посвящен этим порезам — как будто они были чем-то обо мне, что знал только я.Они были похожи на мой собственный способ контролировать вещи. Я больше не режусь, но теперь мне нужно разобраться со шрамами ».

Вы не можете заставить остановиться того, кто причиняет себе вред. Не помогает злиться на друга, который режет, отвергает этого человека, отчитывает ее или умоляет его остановиться. Вместо этого дайте понять другу, что вам не все равно, что он или она заслуживает быть здоровым и счастливым, и что никто не должен нести свои проблемы в одиночку.

с.

Принужден разрезать?

Девушки и парни, которые наносят себе телесные повреждения, часто сталкиваются с какими-то тяжелыми неприятностями.Многие упорно трудятся, чтобы преодолеть сложные проблемы. Поэтому им трудно поверить, что некоторые дети режут только потому, что думают, что это способ казаться крутыми и бунтарскими.

Тиа попыталась разрезать, потому что это делали несколько девочек в ее школе. «Казалось, что если я этого не сделаю, они подумают, что я боюсь или что-то в этом роде. Так что я сделал это однажды. Но потом я подумал о том, как глупо было сделать что-то подобное с собой без уважительной причины. В следующий раз они спросили, я просто сказал: «нет, спасибо, это не для меня».'»

Если у вас есть друг, который предлагает вам попробовать вырезать, скажите, что вы думаете. Зачем втягиваться в то, что, как вы знаете, для вас не хорошо? Есть много других способов выразить себя.

Линдси в течение 3 лет порезала себя из-за жестокого обращения, которому она подверглась в детстве. Сейчас ей 16 лет, и она не порезалась больше года. «Я горжусь этим», — говорит Линдси. «Так что, когда я слышу, как девушки говорят об этом, как будто это то, что нужно делать, меня это действительно трогает».

Получение справки

Есть лучшие способы справиться с проблемами, чем резание — более здоровые и долговечные способы, которые не оставляют у человека эмоциональных и физических шрамов.Первый шаг — получить помощь с проблемами, которые изначально привели к порезу. Вот несколько идей для этого:

  1. Скажите кому-нибудь. Люди, которые перестали резать, часто говорят, что первый шаг самый трудный — признать или поговорить о резании. Но они также говорят, что после того, как они рассказывают об этом, они часто чувствуют огромное облегчение. Выберите человека, с которым вы доверяете поговорить сначала (родитель, школьный консультант, учитель, тренер, врач или медсестра). Если вам слишком сложно поднять тему лично, напишите записку.
  2. Определите причину резания. Резание — это способ реакции на эмоциональное напряжение или боль. Постарайтесь выяснить, какие чувства или ситуации заставляют вас порезаться. Это гнев? Давление на то, чтобы быть идеальным? Проблемы в отношениях? Болезненная потеря или травма? Подозрительная критика или плохое обращение? Определите, с какой проблемой вы столкнулись, а затем расскажите об этом кому-нибудь. Многие люди не могут разобраться в этой части самостоятельно. Здесь может быть полезен специалист по психическому здоровью.
  3. Обратитесь за помощью. Скажите кому-нибудь, что вам нужна помощь в решении ваших проблем и порезов. Если человек, которого вы просите, не помогает вам получить необходимую помощь, попросите кого-нибудь другого. Иногда взрослые пытаются преуменьшить проблемы подростков или думают, что это всего лишь фаза. Если вы чувствуете, что это происходит с вами, найдите другого взрослого (например, школьного психолога или медсестру), который сможет изложить ваши аргументы за вас.
  4. Работа над ней. Большинству людей с глубокой эмоциональной болью или дистрессом необходимо работать с консультантом или специалистом по психическому здоровью, чтобы разобраться с сильными чувствами, исцелить прошлые раны и научиться лучше справляться с жизненными стрессами.Один из способов найти терапевта или консультанта — это спросить у вашего врача, в школе или в психиатрической клинике в вашем районе.

Как телевидение научило меня резать себя — Наука о нас

Фото: Терри Кент / Getty Images / iStockphoto

Я впервые порезался в 18 лет в туалете общежития для первокурсников. Был поздний день, и моих соседей по комнате не было.Я прокралась в шкаф, вытащила розовую одноразовую бритву из-под носков и нижнего белья в верхнем ящике комода, сняла защитный колпачок и провела лезвием в боковом направлении по верхней части левого бедра. Я чувствовал себя горячим, нервным, возбужденным и виноватым.

Я бы продолжал этот ритуал снова и снова в течение нескольких месяцев. В течение этого периода не было ничего, что могло бы сигнализировать случайному наблюдателю о том, что я рискую навредить себе: я получал довольно хорошие оценки в школе.У меня были друзья. В целом, я работал. Но я также был глубоко подавлен и обеспокоен, и всегда чувствовал, что я нахожусь на конце моей веревки. Моя депрессия говорила мне, что я заслуживаю физических травм, и я также отчаянно нуждалась в том, чтобы отвлечься от моих постоянных душевных страданий. Физическая боль решала обе задачи одновременно, и делала это очень эффективно.

Обсуждение порезов бывает затруднительным, и не только из-за стыда и стигмы, связанных с проблемами психического здоровья. Самоповреждение является жестоким, интуитивным и трудным для восприятия образом.Это то, что заставляет людей чувствовать себя некомфортно и даже беспокоить. Но, несмотря на относительное молчание по этому поводу (за исключением очень активных онлайн-сообществ по самоповреждению), это не редкость.

Статистические данные о членовредительстве в США получить не так-то просто. По некоторым оценкам, около одного процента населения проявляет ту или иную форму «самоубийственного поведения» — категорию, которая включает расстройство пищевого поведения, а также резку. В 2010 году журнал The Journal of the American Board of Family Medicine опубликовал статью о несуицидных самоповреждениях, заявив, что это практика, наиболее распространенная среди подростков и молодых людей.Исследования показывают, что мужчины и женщины причиняют себе вред в равных количествах, хотя методы, вероятно, различаются: в статье Journal говорится, что «мужчины чаще сообщают о нанесении себе повреждений и нанесении ударов, тогда как женщины с большей вероятностью сообщают о нанесении себе ран и ожогов».

Медицинские исследования доказали, что большинство людей, которые причиняют себе вред, делают это с намерением избавиться от психологической боли. Вызывая физическую боль, организм запускает выработку эндорфинов, что создает естественный эффект, подобный морфину, и снимает эмоциональную боль.Но в то время как боль, которая побуждает принять решение о самоповреждении, исходит изнутри, сама идея причинения себе вреда является очень внешней.

Я был в глубокой депрессии, когда начал резать, но в моменты, предшествовавшие тому, как я впервые поранился, я думал не столько о своих проблемах, сколько о некогда популярном и очень полезном телешоу, которое я смотрел со своей семьей: Седьмое небо . Семейная драма о пасторе, его жене и их семерых детях была популярна в конце 1990-х годов и содержала сюжетные линии, призванные обратиться к семейной динамике и низко висящим социальным проблемам современности.Я имел в виду эпизод 1998 года, когда у третьего по старшинству ребенка в семье, Люси, есть друг, который порезался.

Когда мое психическое здоровье ухудшилось на первом году обучения в колледже, я помню, как подумал, что самоповреждение — это то, что я делал в тяжелой депрессии. Это казалось логическим продолжением того, что я чувствовал, связь, которую я неосознанно начал восстанавливать, когда впервые узнал о концепции членовредительства в моем классе здоровья в средней школе: как учитель описал это — способ обрести контроль, кратковременное облегчение боли и т. д. — в ретроспективе казались мне инструкциями по лечению тяжелой депрессии.Я часто задавался вопросом, чувствовал бы я то же самое в отношении резки, если бы никогда не слышал об этом в школе или по телевидению. Есть исторический прецедент членовредительства, и в каждом случае это усвоенное социальное поведение. Если бы меня никогда не учили самоповреждению, стал бы я когда-нибудь этим заниматься? Будет ли кто-нибудь?

По словам Дженис Уитлок, директора Корнельской исследовательской программы по самоповреждениям и восстановлению, однозначного ответа нет, но похоже почти наверняка, что нет биологического императива в отношении членовредительства.На самом деле, у людей естественно противоположный импульс: быть физически безопасным и здоровым.

В ходе своего исследования Уитлок обнаружила, что есть два основных способа, по которым люди начинают причинять себе вред. Первый случай произошел случайно: одна молодая женщина, с которой работал Уитлок, рассказала ей, что однажды она случайно поцарапала ногой об острый край стола, когда она испытывала сильную эмоциональную боль. Заметив легкое облегчение и отвлечение, вызванное физической болью в ноге, пациентка пришла к выводу, что она может воспроизвести это ощущение посредством преднамеренного самоповреждения.

Но для тех, кто не сам причиняет себе вред случайно, идея исходит от сверстников, поп-культуры и школьных условий, говорит Уитлок: между контактами со сверстниками, которые наносят себе телесные повреждения, и изображениями в средствах массовой информации, это «действительно необычно для молодого человека не встретить его каким-то образом ». Все знают, что это где-то есть, и некоторые люди в конечном итоге рассматривают это как вариант.

Уитлок объясняет, что в наши дни молодые люди, которые наносят себе телесные повреждения, почти всегда попадают во второй лагерь.Уитлок наблюдал влияние поп-культуры на членовредительство, работая с самоповреждающими подростками в 2000-х годах, когда в течение нескольких десятилетий появлялись явные отсылки к самоповреждениям в поп-культуре.

В период с 1990-х годов по настоящее время такие знаменитости, как принцесса Диана, Джонни Депп и Анджелина Джоли, публично раскрыли историю членовредительства. В середине 1990-х музыкант Мэрилин Мэнсон отправился в печально известный тур «Smells Like Children», где неоднократно порезался на сцене во время своих выступлений.Фильм Тринадцать , где главная героиня испытывает наркотические эффекты от порезов, был выпущен в 2003 году. В более свежем примере, Netflix показывает 13 причин, почему вдохновил на множество статей о прославлении членовредительства. Другими словами, это тема, которая довольно долго находилась в центре внимания культуры. И это заметили подавленные молодые люди.

Это то, чего, по словам Уитлока, следует избегать при обучении подростков принципам самоповреждения и при лечении самоповреждающего поведения.

Противоядие, по словам Уитлока, состоит в том, чтобы избегать использования этих представлений о поп-культуре при обучении подростков принципам членовредительства. На самом деле, добавляет она, лучшая стратегия профилактики может состоять в том, чтобы вообще не зацикливаться на этом — сосредоточение внимания на самоповреждении в рамках санитарного просвещения, психологической обстановки или сценариев взаимной поддержки также может иметь неприятные последствия. Вместо этого Уитлок говорит, что лучше всего использовать подход «заметьте и отреагируйте», сместив акцент с самого поведения на другие альтернативы. (Она также обнаружила, что обсуждение негативных последствий членовредительства, таких как стойкие шрамы от порезов или ожогов, кажется эффективным сдерживающим фактором.)

Я могу говорить об эффективности этих методов, основанных на отвлечении. Когда я перестал порезаться, один из моих первых психологов сказал мне, что, когда я почувствую желание причинить себе вред, я должен вместо этого сжать кубики льда. Несколько месяцев я почти не брила ноги, потому что не доверяла себе бритвой. За короткое время я сделала много татуировок и пирсинга, потому что хотела чувствовать боль, не чувствуя себя виноватой. Я знаю других, которые защелкивали на запястьях эластичную завязку для волос или резиновую ленту, когда они «отучивали» себя от самоповреждающего поведения.

Для многих из нас эти альтернативы сработали. Вывод Уитлок из ее многолетних исследований — с которым я полностью согласен — заключается в том, что ключ к предотвращению членовредительства — это правильное обсуждение этого вопроса: речь идет о переформатировании разговора, чтобы устранить внутреннюю боль, не ограничивая саморазрушительное поведение. в центре внимания. Мой обходной путь заключался в терапии, кубиках льда и татуировках, но что бы это ни было для других, самое главное — это что угодно, кроме вреда нашему собственному телу.

Саморез: порезание для облегчения эмоциональной боли

Порезаться — это то, о чем многие люди никогда бы не подумали, но для других членовредительство в виде порезов может быть чем-то, что они делают на регулярной основе. Порезы также известны как один из видов членовредительства, членовредительства или членовредительства. Люди могут порезаться, чтобы использовать физическую боль для облегчения эмоциональной боли, с которой они не могут справиться.

Одно исследование показало, что среди студентов колледжей, которые наносят себе травмы, более 33% пострадали от порезов. 1 Самки чаще порезают себя, чем самцы.

Что такое резка?

Самоповреждение выполняется каждый раз, когда вы намеренно повредите кожу и заставите ее кровоточить. Резать можно ножом, лезвием бритвы или битым стеклом. Порезы не должны быть глубокими, чтобы их можно было рассматривать как членовредительство. Порезы часто делают на кистях, запястьях, руках, бедрах и животе.

Люди обычно лгут о признаках порезов или скрывают их.Например, человек может винить кошку в царапинах или порезах. Порезы членовредительства также часто скрываются под одеждой. Это можно увидеть, когда кто-то настаивает на том, чтобы носить брюки с длинными рукавами или брюки даже в очень жаркую погоду. (Если вы порезаетесь, узнайте, как объяснить другим шрамы от членовредительства.)

Порезаться. Почему?

Причины, по которым люди наносят себе увечья с помощью порезов, различны, но часто это делается для облегчения эмоциональной боли и, как это ни парадоксально, онемения. (Подробнее о том, почему люди наносят себе телесные повреждения.)

Когда человека охватывает болезненная эмоция, иногда он не знает, как с ней справиться; это когда человек может нанести себе травму, порезаться.Эти сильные эмоции могут быть связаны с сильным давлением, проблемами в школе или в отношениях, тревогой или ситуациями, которые, по мнению человека, они не могут изменить. Физическая боль от членовредительства, порезов подобна выпускному клапану, облегчающему эмоциональную боль. Кто-то может увидеть выделение крови, подобное высвобождению сильных чувств, которые они испытывают внутри.

Другие причиняют себе вред, порезавшись, потому что чувствуют онемение, и боль от самоповреждения позволяет им что-то чувствовать. Некоторые даже сообщают, что резка дает прилив энергии, хотя это случается редко.

Порезание также позволяет человеку выразить боль, когда он не знает другого способа выразить ее. Видимое членовредительство от пореза становится признаком боли и формой общения.

Люди могут также нанести себе травмы, порезавшись, потому что: 2

  • Они хотят контролировать свое тело и разум
  • Они хотят отвлечься от других проблем
  • Они хотят очиститься
  • Они чувствуют необходимость воспроизвести травму в попытке разрешить ее
  • Они хотят защитить других от эмоциональной боли

Информация о том, как перестать порезаться, находится здесь.

Самоповреждение посредством порезов как признак психического расстройства

Порезы также могут быть признаком основного психического расстройства. В то время как многие люди занимаются нанесением себе травм из-за факторов жизненного стресса, другие делают это из-за недиагностированного психического расстройства. Человек, который причиняет себе вред путем порезов, может иметь:

  • Депрессия
  • Биполярное расстройство
  • Пограничное расстройство личности
  • Психотическое расстройство
  • Расстройство, связанное с употреблением психоактивных веществ

Независимо от причин, по которым вы порезались, вам доступна эффективная помощь и лечение порезов.Хотя можно использовать методы самопомощи при самоповреждении, резчикам для самоповреждений следует обратиться за профессиональной помощью для решения этой проблемы.

ссылок на статьи

Почему так много девочек-подростков режут себя? | Психическое здоровье

13-летняя девочка закатывает рукав. Она берет лезвие в правую руку и проводит им через левое запястье. Она смотрит, как начинает течь кровь. Затем она делает это еще раз.

Это не попытка самоубийства. Девушка сидит в классе в своей школе, в окружении других учеников, некоторые из которых смотрят в другую сторону и видят, как она сама поранилась.Она вытащила лезвие из точилки для карандашей (в другой раз она могла бы использовать компас, чтобы проколоть себе кожу, или даже конец своей пластиковой линейки, выдавив ее взад и вперед по своим запястьям). Она порезала себя, но не глубоко.

После заживления следы на ее руке или на внутренней стороне бедер могут напоминать кошачьи царапины или колючки, и, возможно, вы ничего о них не подумаете. Как бы то ни было, она носит брюки, у нее длинные рукава и старается не показывать порезы.

Это одновременно публичная демонстрация и частное злоупотребление собой, болезненная тайна и публичное признание.И это одновременно очень серьезно и до странности повседневно — нечто среднее между Сильвией Плат и бейсболкой задом наперед.

По всей стране подростки режут себя, а в некоторых школах это почти превратилось в готический стиль, управляемый группами: грубоватое проявление твердости (посмотрите на боль, которую я могу вынести) и мягкости (посмотрите на боль, которую я чувствую внутри).

Обычно, но не всегда, это девочки в возрасте от 13 до 15 лет. Очень часто их родители не знают, что они делают, равно как и их учителя.Их сверстники, кажется, не видят в жестоком обращении с собой чего-то глубоко тревожащего, скорее, как нечто «глупое», «невежественное» и «грустное» в смысле жалости.

Их мнение о том, что огранка не является чем-то необычным, нашло отражение в культуре, которая их окружает. В сериале Channel 4 Hollyoaks одна из персонажей, Лиза, режет себя. Ее отец серьезно обеспокоен, а друзья обеспокоены. Она хочет остановиться, но не может.

В недавнем выпуске подросткового журнала Mizz есть статья о девочке-подростке, которая режет себя.На картинке на всю страницу изображена симпатичная девушка, берущая раненую руку, как младенца. В юношеской художественной литературе рассматриваются проблемы вырезания. А в новом романе Эммы Форрест «Think Skin» кинозвезда по имени Руби режет ножами руки, ноги и живот. Персонаж нарисован из собственных баталий автора с депрессией и членовредительством.

Привычка резать может быть, как сказала медсестра в одной из школ, где она проводится, «ловить». Марго Уодделл из клиники Тависток, автор книги о подростковом возрасте Inside Lives, говорит, что существуют «школы обрезания» и «школы анорексии», настолько сильна тенденция к подражанию поведению.И Сью Шервин-Уайт, терапевт, изучавшая это явление, соглашается: «В некоторых школах это модно, интересно и даже довольно конкурентно — и это дает дополнительное преимущество в том, что пугает учителей и родителей». То, что начинается как эксперимент, может стать извращенным удовольствием, от которого трудно отказаться.

Подростки всегда были известны своей склонностью к членовредительству, нападением на собственное тело в криках о помощи и в качестве признака психологического расстройства. Они могут порезаться, обжечься, пораниться, даже, говорит Шервин-Уайт, сломать себе кости.У них может развиться анорексия или булимия (часто расстройства пищевого поведения сопровождают другие формы злоупотребления собой). Иногда они принимают передозировку и в конечном итоге становятся жертвами.

Девочки гораздо чаще причиняют себе вред, чем мальчики (мальчики и молодые люди пытаются покончить жизнь самоубийством гораздо реже, чем девочки, но добиваются успеха гораздо чаще: они намереваются умереть, тогда как девочки пытаются получить помощь). В тюрьме женщины обращают гнев и боль внутрь, против самих себя, калечат свое тело, тогда как мужчины чаще причиняют вред друг другу.

Во многих случаях причинение боли своим телам — это способ избежать размышлений о том, что их беспокоит. Подростков часто мучает отвращение к себе, чувство маргинальности и одиночества. Уодделл цитирует пациентку, которая пришла к ней с швами на руках, и сказала: «Я не могу переносить душевную боль». Физическая боль лучше эмоциональной и психологической: она пронизывает кожу. Другие закройщики говорят об эротическом заряде резания; облегчение этого; заверение, которое это дает им, что они «настоящие»; острые ощущения от нарушения табу; сила крови.

Но то, что сейчас происходит в школах, похоже на разбавленную версию этого членовредительства, часть культуры гранжа, дань уважения таким людям, как Ричи Эдвардс в Manic Street Preachers (который однажды вырезал «4 Real» на своем предплечье. , и отсутствовал в течение семи лет), явное проявление печали. Питер Уилсон, директор благотворительной организации YoungMinds, говорит: «На дальнем конце спектра находятся безжалостные и извращенные обрезания, заменяющие душевные страдания физической болью. Но большинство детей избегают своих вен; они эксперты в сохранении жизни.

‘Резка — это мощное и экстремальное действие, приносящее огромное удовольствие — чистое, физическое, тактильное и даже чувственное наслаждение от него. Это не смертельный акт. В этом есть кайф, острые ощущения. Это заставляет людей чувствовать себя живыми ». В этом крайнем случае, говорит он, закройщики очень часто подвергались сексуальному насилию и теперь злоупотребляют собой. Им всегда нужна помощь.

Но на мягком конце, по его словам, резание — это более неоднозначный акт, так же близкий к садомазохистскому перформансу, как и к крику о помощи.Подростки в целом увлечены исследованием возможностей и границ — особенно возможностей своего собственного тела. Кровь — яркое напоминание о теле, и девочки во время менструации сталкиваются с кровью быстрее, чем мальчики. Дети всегда порезались, чтобы стать кровными родственниками близких друзей — прижимая две раны друг к другу, чтобы смешать кровь. Подростки часто живут на грани: они экспериментируют с наркотиками, сексом и слишком быстро ездят.

«Подростки, — говорит Уилсон, — по определению делают то, что нас беспокоит.В подростках есть что-то отвратительное. Посмотрите на образы поп-музыки, которую они слушают. Их тянет к смерти. Неудивительно, что второй по частоте причиной смерти в этой возрастной группе является самоубийство ».

Уилсон говорит, что для большинства подростков это, вероятно, преходящая фаза. Но если бы это случилось с его детьми, он бы очень волновался. Уодделл отмечает, что — как и в случае с анорексией, когда многие подростки начинают с диеты, и только у некоторых развиваются расстройства пищевого поведения, — трудно отличить серьезный акт резания от случайного.

Но даже если большинство огранщиков подражают своим сверстникам и ищут внимания, резание является признаком беспокойства или эмоциональных трудностей, которые необходимо распознать. С этим соглашается руководитель частной школы для девочек с высокими успеваемостями, отвечающий за пастырские дела. «Обычно это привлекает внимание», — говорит она. «Обычно это проходит. Но мы всегда относимся к этому серьезно. Девочки видят школьного психолога и школьную медсестру, и их приводят родителей. Затем их отправляют к терапевту.«Она не видит признаков того, что явление усиливается.

Однако врачи и терапевты категорически не согласны. Статистики нет, но Уодделл уверен, что такая практика увеличивается. Подростки, с которыми я разговаривал, — из разных уголков страны, из общеобразовательных, гимназических и частных школ — поддержали это. Они беспечны, слегка отвращены, может быть, немного очарованы. Говорят, закройщики тупые, или понты.

Они не глупы и не сумасшедшие, но, возможно, они пытаются рассказать нам что-то о своей внутренней жизни и не могут подобрать слов.Поэтому они откручивают лезвие точилки для карандашей и проводят им по коже. Кровь течет. «Посмотри на меня», — говорят они. «Посмотри, как мне больно. Смотреть.’ И надо смотреть.

Как остановить кровотечение после бритья

Есть очень простой секрет, как бриться без порезов: используйте новое лезвие, глупо! Старое затупившееся лезвие в сочетании с менее совершенной техникой бритья может привести к более частым порезам. Это потому, что по мере того, как ваша бритва стареет, вода и давление объединяются, разъедая ее тонко заточенный край, делая ее тупой и неровной.Вместо того, чтобы равномерно распределять давление, эти крошечные острые выступы и бороздки на бритве действуют на вашу кожу как зазубренный нож.

Тем не менее, несмотря на то, что вы знаете, как бриться без порезов, несчастные случаи случаются, и в вашей жизни бывают моменты, когда вам также нужно знать, как остановить кровотечение после бритья. Конечно, порез на ваших хрупких щеках может быть не таким болезненным, как ожог бритвой, или раздражающим, как вросшие волосы, но он заставит вас проклинать сам процесс бритья, когда другая чистая белая рубашка упадет жертвой пореза, который не закрывается.Имея это в виду, вот что вам следует знать о том, как этого не допустить.

Почему у вас так много крови
Когда вы порезаетесь во время бритья, вы кровоточите как сумасшедшие по двум причинам: большое количество кровеносных сосудов у поверхности вашего лица и острота бритвы. Первая причина — это естественный путь природы, а вторая причина не так уж и важна. Острые лезвия делают очень чистые надрезы, а чистые надрезы усложняют задачу вашим тромбоцитам — клеткам, которые образуют струпья — закрывать отверстие, поскольку более неровные надрезы имеют большую площадь поверхности, чтобы склеить их вместе.

Почему вас режут
Если вы порезались новым лезвием, это часто является результатом слишком сильного давления. Помните, вы водите бритвой по лицу — эта штука чертовски острая. Вам не нужно выкладывать все мускулы на свою бедную кружку — легкое прикосновение и меньшее количество движений отлично подойдут.

Как побриться, не порезавшись
Вот как побриться бритвой, не порезавшись. Прежде всего, убедитесь, что вы правильно подготовили кожу перед бритьем и всегда пользуетесь свежим лезвием.Когда вы начнете бриться, не надавливайте: вместо этого просто потяните параллельно контуру вашей кожи и позвольте бритве сделать всю работу. Сначала брейтесь с шерстью, а затем, если вы хотите по-настоящему гладкое бритье, сделайте один проход против шерсти — это ограничит ваши удары и ваш дискомфорт (только имейте в виду, что бритье против шерсти может привести к большему количеству врастаний — если вы обнаружите Если вы страдаете от этих неприятных красных шишек после бритья, мы рекомендуем нанести немного спасательной сыворотки, чтобы успокоить этот ожог).

Если у вас до , то не беспокойтесь — еще не все потеряно. Сначала обрызгайте пораженную область холодной водой, а затем примените выбранный вами инструмент. Использование кусочков туалетной бумаги может быть классическим ходом, но может потребоваться время, чтобы остановить кровотечение, и, честно говоря, это выглядит нелепо. Вместо этого возьмите кровоостанавливающий карандаш или квасцы. Нет ни того, ни другого? Ты не единственный. К счастью, если вы в затруднительном положении, ваша палочка с антиперспирантом подойдет вам — все три содержат ингредиенты, которые стягивают вашу кожу и сужают кровеносные сосуды, что быстро остановит ваше кровотечение.На самом деле, бальзам для губ, вазелин, глазные капли и даже жидкость для полоскания рта или лосьон после бритья (при условии, что в них нет спирта!) Подойдут лучше, чем маленькие квадратики туалетной бумаги.

В итоге, лучшее, что вы можете сделать, — это аккуратно побриться и вообще не порезаться. Но если вы ошибетесь, несмотря на то, что знает , как бриться, не порезавшись, по крайней мере, теперь вы знаете, как остановить кровотечение при бритье, а это значит, что вы можете оставить TP там, где он должен, — в туалете.

Как определить, нужны ли стежки для разреза: 5 простых шагов

Порезы и царапины — нормальное явление в жизни.Но иногда глубокий порез может вызвать тревогу. Вот почему так важно знать, как определить, нуждается ли разрез в наложении швов.

Следует ли вам поспешить в отделение неотложной помощи из-за смещения ножа или лечить его дома? Когда к разрезу нужно наложить швы? Если вы когда-нибудь спрашивали: «Мне нужно наложить швы?» или задавался вопросом: «А когда уже поздно накладывать швы?» у нас есть ответы для вас.

Будь то несчастный случай на кухне или несчастный случай, когда дети играют, знание того, когда разрез требует наложения швов, избавит вас от ненужного стресса и поможет вам принимать обоснованные решения в случае аварии.

Как ухаживать за порезом дома

Лучший способ ухаживать за порезом в домашних условиях — это подготовить его до того, как он произойдет. Убедитесь, что у вас под рукой есть домашняя аптечка. Важно, чтобы ваша аптечка была полностью укомплектована и пополнялась каждый раз, когда вы использовали медицинские принадлежности.

Для ухода за порезом в домашних условиях вам могут понадобиться:

  • Марля
  • Перчатки одноразовые
  • Бинты стерильные
  • Гель или мазь с антибиотиком
  • Обезболивающие, отпускаемые без рецепта

Иметь эти предметы под рукой — значит быть готовым к несчастному случаю и потенциально избегать посещения больницы.

Остановить кровотечение

Как только вы или ваш близкий порежетесь, ваша первоочередная задача — остановить кровотечение. Тщательно вымойте руки и наденьте одноразовые перчатки, если таковые имеются.

Снимите одежду, закрывающую рану. Не удаляйте внедренные объекты, так как это может вызвать еще большее кровотечение.

Накройте рану стерильной марлей и аккуратно надавливайте на разрез. В то же время держите разрез приподнятым, чтобы он был выше вашего сердца.Это должно медленно остановить кровотечение.

Не снимайте марлю, даже если кровь просачивается сквозь стерильную марлю. Если вы это сделаете, это может удалить струп, который начинает формироваться, что возобновит или усугубит кровотечение. Вместо этого наложите сверху больше марли и продолжайте надавливать, пока кровотечение не остановится.

Очистить рану

Как только кровотечение остановится, осторожно снимите марлю. Если вы чувствуете какое-либо сопротивление, вы можете использовать немного теплой воды, чтобы безопасно удалить марлю, не повредив новую струп.

Следующим шагом будет промывание раны. Исследования показывают, что лучший способ вылечить травму — это промыть ее теплой питьевой водой, не забывая смывать весь мусор из раны. Это означает, что если вас нет дома, всегда предпочтительнее использовать воду в бутылках, а не воду из реки или озера. Это более санитарный вариант.

Осторожно очистите область вокруг пореза водой с мылом, чтобы предотвратить заражение. Когда закончите, нанесите на рану мазь с антибиотиком и закройте ее повязкой.

Когда вам нужны швы?

Есть несколько основных причин, по которым вам могут понадобиться швы. В частности, если ваш порез слишком большой или зазубренный, чтобы хорошо зажить сам по себе, или если он слишком глубок, чтобы остановить кровотечение без наложения швов и медицинской помощи. Но давайте посмотрим на это более внимательно, чтобы вы были готовы принять обоснованное решение в случае сокращения.

  1. Размер

Если ваша рана больше примерно ½ дюйма или глубже дюйма, вам следует немедленно обратиться за медицинской помощью, и вам потребуются наложения швов.Порез такого размера может привести к чрезмерному кровотечению, и для остановки кровотечения потребуется наложение швов.

Однако это не означает, что небольшая рана не нуждается в медицинской помощи. Колотая рана, например, вызванная наступлением на гвоздь или укусом собаки, может вызвать глубокую рану, которая может привести к серьезной инфекции.

  1. Расположение

Некоторые порезы труднее заживить из-за их расположения. Порезы на лице, особенно вокруг глаз, рук или области гениталий, уязвимы для инфекции, поэтому на них потребуется наложение швов.

Другие разрезы могут потребовать наложения швов, потому что движение вашего тела будет держать их открытыми. Если ваша рана находится над суставом, вам, вероятно, понадобятся швы, чтобы закрыть порез и дать ему зажить. Например, если у вас порезано колено, движение при ходьбе может помешать его заживлению.

  1. Количество кровотечений

Порез должен прекратиться или почти полностью прекратить кровотечение через 10–15 минут подъема и давления.

Если кровотечение продолжается, это может означать, что порез проткнул артерию или вену.Это означает, что вам понадобятся швы.

Немедленно обратитесь за медицинской помощью, если:

Во всех этих ситуациях вам немедленно понадобятся наложения швов и медицинская помощь.

  1. Внешний вид огранки

Как можно точнее осмотрите свой разрез. Если ваш порез достаточно глубокий, чтобы вы могли видеть различные виды тканей, включая жир, мышечную ткань или кости, вам нужно будет наложить швы, чтобы он зажил должным образом.

Кровоточащий порез часто бывает трудно увидеть.Однако если вы видите какие-либо отчетливые слои ткани в своем порезе, это верный признак того, что он достаточно глубок и требует медицинской помощи. Если вы не видите, но в крови много крови, рекомендуется обратиться за медицинской помощью.

  1. Причина пореза

Порезы от чистых лезвий (например, кухонных ножей) обычно имеют прямые края, которые хорошо заживают. У них также меньше шансов заразиться. Эти разрезы могут не требовать наложения швов.

Другие острые предметы могут оставить более грязную рану и сделать вас более уязвимыми для инфекции.Скорее всего, вам понадобится дополнительная медицинская помощь, включая наложение швов, если ваш порез был вызван:

  • Ржавый или зазубренный инструмент
  • Грязный орудие
  • Укус или царапина животного
  • Битое стекло

Кроме того, вам могут потребоваться лекарства для предотвращения столбняка (если ваш порез был нанесен ржавым орудием) или лечение бешенства (если укус был нанесен диким животным).

Последующий уход за порезами

Уход за раной не закончен после наложения швов.Если у вас есть рассасывающиеся швы, они могут рассосаться через неделю или две. Если у вас нет рассасывающихся швов, швы могут оставаться в течение 3–14 дней, в зависимости от размера и расположения разреза. Вам нужно будет вернуться в больницу или клинику, чтобы снять эти швы.

Следите за заживлением пореза на предмет признаков инфекции. Вам следует немедленно обратиться к врачу, если вы заметили покраснение (особенно красные полосы) вокруг раны, выделение гноя из раны или если ваша рана теплая на ощупь.

Если ваши швы расстегнуты до того, как пришло время их снимать, вам немедленно понадобится медицинская помощь.

Когда наложить швы слишком поздно?

Лучше наложить швы как можно скорее. Ваше тело сразу же начинает процесс заживления, и если вы будете слишком долго ждать, чтобы наложить швы, вылечить будет труднее. Если слишком долго оставлять рану открытой, это также увеличивает риск заражения.

Как правило, старайтесь наложить швы в течение 6-8 часов после разреза.В некоторых случаях вы можете подождать от 12 до 24 часов. Если вам не удается наложить швы в этот период времени, проконсультируйтесь с врачом о том, как лучше всего лечить вашу рану.