Любить как человека как это: Страница не найдена — Энциклопедия рецептов, продуктов, микрокомпонентов, красоты и здоровья, домашнего быта

Содержание

Способны ли мы любить по настоящему. Что значит любить человека по настоящему. Любить

В каждом человеке есть добро и зло, свет и тьма. Каждый день мы делаем выбор: кем мы хотим быть? Как отреагировать и себя показать? Семья – это место, куда двое приходят на постоянное место жительство. И всё, что было у них в начале отношений, со временем будет переходить на более глубокий уровень взаимопонимания. Все чувства, эмоции и мысли пройдут испытания жизнью.

Время проявит в мужчине и в женщине всё, что есть в них хорошего и плохого. Именно это и пугает многих партнёров. Но тех, кто не боится бороться за свою любовь, ждёт много побед над своими страхами и тёмными сторонами характера.

Жить с человеком гораздо сложнее, чем одному. Но нас неудержимо зовёт за собой любовь. Она зовёт нас для того, чтобы свет победил тьму. Ради любви и отношений, необходимо постоянно идти на компромисс со своим «Я».

Отказываться от своего эгоизма – это очень неприятно для каждого из нас. Забота о себе любимом знакома каждому. Каждый в своей душе эгоист в той или иной степени. И это естественно для каждого. Любить своего партнёра, как самого себя, могут только духовно развитые личности. Это глубина покоряется только сильными личностями в паре.

Любить по-настоящему своего партнёра – это созидать его в мыслях, чувствах и эмоциях

Помогать свету в нём подниматься и побеждать всё злое и разрушающее. Помогать проявиться любви из глубины его сердца на поверхность его чувств и эмоций. Любить так, чтобы светлая сторона одного партнёра помогала уйти тьме другого. Желать помочь любимому избавиться от всех страхов и фобий, помочь вырасти и подняться над всеми пороками и плохими привычками. Создавать и проявлять любовь можно только в действующих отношениях. Семья начинается с добровольного решения посвятить себя друг другу полностью и навсегда. Другие основания не ведут пару к истинному счастью.

А для тех, кто сделал свой выбор и не собирается сдаваться от трудностей, предлагаю сделать несколько шагов на встречу друг к другу:

  1. Выясните основной язык любви вашего партнёра. Любовь можно проявлять по-разному, но считывается она другим только на основном для него языке. Говорите с ним на его языке: «Слова поддержки и одобрения»; «Качественное время общения вдвоём»; «Подарки»; «Акт служения»; «Физическое прикосновение».
  2. Выясните страхи партнёра. Как правило, это тщательно скрывается.
  3. Создавайте атмосферу любви и принятия , но при этом сохраняйте свою целостность.
  4. Не осуждайте и не критикуйте. Контролируйте появление своего негатива.
  5. Учиться прощать и всему верить. Просить прощение.
  6. Учиться на своих промахах и ошибках.
  7. Избавляться от всех чувств в себе , что не есть «любовь».
  8. Верить, надеяться и любить. Бесполезно менять лодку, если не научился грести вёслами.

Хорошего плавания, друзья!

Слово «любовь» используется, возможно, чаще, чем необходимо. Мы все хотим делиться любовью, получать любовь, чувствовать себя любимыми. Это движущая сила в нашей жизни. Но само слово имеет так много разных версий и оттенков, что его смысл стал довольно субъективным: «Если ты меня любишь, ты сделаешь то, о чем я прошу…». Мы постоянно находим способы измерить чью-то любовь – и нашу собственную – и использовать это в своих интересах. Любовь используется как прикрытие для страха, неуверенности, пустоты и глубоких проблем, которые нам еще предстоит решить внутри себя. Мы настолько далеки от реального смысла любви, что не всегда знаем, что это такое?

Не волнуйтесь: никогда не поздно научиться любить по-настоящему!

1. Примите целое. Любить кого-то – это принять его полностью вместе со всеми недостатками. Любовь не стремится к изменениям и ничего не требует. Она бескорыстна. Любовь воспринимает человека в цельности, и её задача – это не судить. Любовь – это безопасное, теплое и гостеприимное место для вашего избранника. Если вы пытаетесь изменить кого-то или ищете способы манипулировать, чтобы получить то, что хотите, это уж точно не та любовь, о которой мы говорим. Попытайтесь понять, что действительно происходит. Спросите себя, почему вы хотите изменить этого человека? Затем спросите себя снова. И снова. Например, если ваш ответ «Я хочу изменить его, потому что мне не нравится, как он делает то-то и то-то», тогда спросите себя: «Почему мне это не нравится?» Если ваш ответ: «Потому что это меня смущает», тогда спросите себя, почему это вас смущает. Может оказаться, что вы на самом деле хотите не менять другого человека, а избежать собственного дискомфорта.

2. Поддерживайте и лелейте. Любовь – это поддержка, поощрение и мотивация стать еще лучше. Иногда это означает держать зеркало перед другим человеком, чтобы помочь ему видеть себя. Любовь стимулирует и способствует росту и развитию. Если вам трудно поддерживать кого-то, спросите себя, почему? Снова задайте себе три вопроса. Эти вопросы – это отличный способ узнать себя. А ответы – прекрасная возможность найти скрытые страхи, а также ограничивающие вас убеждения и качества, требующие работы над собой. Так что вы сможете еще и разобраться в себе, взглянув на то, как вы относитесь к другим людям, особенно к тем, кого вы любите.

3. Выучите язык Любви. Любовь – это противоположность страху. Любовь – это умение отдавать, а не брать. Любовь спрашивает: «Что я могу сделать для вас?», а страх (или отсутствие любви) задает вопрос: «Что я получу от этого?» Любовь можно описать как полученный дар. Вы дорожите им, гордитесь им, цените его красоту. Этот дар – другой человек. Любовь уважает его и всегда стремится защищать, оберегать и помогать развитию. Любовь разговаривает мягко и нежно. Если вы обнаруживаете, что вы кричите, насмехаетесь, манипулируете или действуете агрессивно в отношении того, кого любите, спросите себя, как вы можете изменить эту поведенческую модель. Когда вы начали её применять? Рассматриваете ли вы её как защитный механизм? Зная, что любовь означает уязвимость и открытость, какими другими способами вы можете достучаться до другого человека, не заставляя его чувствовать себя плохо?

4. Любовь подразумевает умение отпускать. Часто, когда вы кого-то любите, вам приходится принимать очень трудные решения для общего блага. Бывают ситуации, когда отпустить человека – это самая лучшая вещь, которую вы можете сделать для него. И для этого требуется мужество и настоящая любовь. Необходимость отпустить непременно вызовет в вас всевозможные эмоции и страхи. Найдите способ сделать это проще, спросив себя, каков корень этого страха. Это привязанность? Если да, то какой смысл вы придавали отношениям, от которых так трудно отказаться? Какими способами можно себя исцелить, зная, что человека просто необходимо все же отпустить?

5. Настоящая любовь начинается внутри. Любовь к себе – это первое требование, если вы хотите научиться любить кого-то другого. Вам нужно беречь себя, питать свое тело и душу и ощущать себя счастливой. Если вы начнете сдаваться и рассыпаться на части, вы не сможете никого любить. Если бы вы относились к другим так, как вы относитесь к себе, хотели бы они быть рядом с вами? Примите себя полностью и безраздельно, поддерживайте, холите и лелейте себя. В конце концов, станьте своим собственным поклонником! А также научитесь отпускать людей, места или вещи, которые больше ничего не значат в вашей жизни!

А что значит «Любить по-настоящему»?

Многие люди путаю влюбленность, влечение и вожделение с . А что значит Любить по-настоящему ? А что будет если человек изменит Настоящей Любви ?… Очень хороший ответ на эти вопросы дал поэт Евгений Евтушенко в своём стихе «Всегда найдется женская рука»

Untitled Document

Что значит любить по-настоящему?

Всегда найдется женская рука,
чтобы она, прохладна и легка,
жалея и немножечко любя,
как брата, успокоила тебя.

Всегда найдется женское плечо,
чтобы в него дышал ты горячо,
припав к нему беспутной головой,
ему доверив сон мятежный свой.

Всегда найдутся женские глаза,

чтобы они, всю боль твою глуша,
а если и не всю, то часть ее,
увидели страдание твое.

Но есть такая женская рука,
которая особенно сладка,
когда она измученного лба
касается, как вечность и судьба.

Но есть такое женское плечо,
которое неведомо за что
не на ночь, а навек тебе дано,
и это понял ты давным-давно.

Но есть такие женские глаза,
которые глядят всегда грустя,
и это до последних твоих дней
глаза любви и совести твоей.

А ты живёшь себе же вопреки,
и мало тебе только той руки,
того плеча и тех печальных глаз…
Ты предавал их в жизни столько раз!

И вот оно — возмездье — настаёт.
«Предатель!» — дождь тебя наотмашь бьёт.
«Предатель!» — ветки хлещут по лицу.
«Предатель!» — эхо слышится в лесу.

Ты мечешься, ты мучишься, грустишь.
Ты сам себе все это не простишь.
И только та прозрачная рука
простит, хотя обида и тяжка,

и только то усталое плечо
простит сейчас, да и простит ещё,

и только те печальные глаза
простят всё то, чего прощать нельзя…

Воспетая великими певцами и восхваленная поэтами-романтиками женщина остается неразгаданной тайной для многих мужчин. Очаровательное создание долгое время может дарить ласку и нежность, а затем в считаные секунды превратиться в мечущую молнии бестию или строящего козни чертенка. В ней нет постоянства, а ее логика не поддается описанию. Тем не менее прекрасную особу, являющуюся воплощением красоты, мягкости и грации, невозможно не любить. Но как ее понять, как разгадать? Что значит любящая женщина?

Искажение реальности

Чувство любви испытывает каждый человек в своей жизни. Не имеющее границ и возраста, оно может одинаково пропитать сердце как старика, так и школьника. Любовь известна всем сразу и в то же время не понятна ни одному человеку, живущему на Земле. Ее попытались загнать в рамки и дать определение «очень светлого чувства, способного возвысить и окрылить любого».

Если парень и девушка испытывают обоюдную влюбленность друг в друга, то, как правило, она быстро превращается в привязанность, сексуальное влечение или дружеские отношения.

Объект симпатий, не отвечающий взаимностью, вызывает неимоверные страдания. А если вдобавок его влечение направлено на другого человека, то постепенно нарастают ревность,обида и злость — негативные эмоции, усиливающиеся по нарастающей. Последствия их проявления иногда могут быть непредсказуемыми. Поэтому бывает очень тяжело понять, что значить любить человека по-настоящему, без превращения любви в другие формы.

Химия и ничего более?

Эмоционально глубокое чувство попытались разложить на химические составляющие ученые, чтобы понять, что значит любящий человек с точки зрения науки. В результате многочисленных опытов они пришли к ошеломляющим выводам: ощущение ускоренного сердцебиения и чувство парения во время созерцания любимого человека возникают из-за выработки мозгом дофамина, который вместе с другими гормонами создает то самое неповторимое восприятие мира в процессе переживаний.


К сожалению, дофамин вырабатывается не всю жизнь, а лишь некоторое время. Печально это для влюбленных пар, но не для человеческого организма. Ведь постоянное поступление химического вещества провоцирует тяжелые психические заболевания. А так как человеческий организм — это сбалансированный механизм, он сам регулирует правильность процессов жизнедеятельности. Для многих такое открытие стало неутешительным, так как оно частично разрушает духовное понятие любви.

Многоликость

Нет в мире верного определения тому, что значит любить и быть любимым. Никто не сможет ответить на этот вопрос правильно. Ведь для этого нужно всем жить по одному шаблону: воспитываться в одной семье, переживать одинаковые эмоции, ощущать одно и то же. Понятно, что этой задумке невозможно воплотиться в жизнь, да это и к лучшему. В противном случае человек потерял бы свою уникальность и превратился в робота. Пока люди могут переживать неповторимые эмоции — они живы. Все эти рассуждения сводятся к тому, что симпатии, нежность, привязанность к другим человек начинает осознавать еще с малых лет. Такое состояние души и эмоции формируются под воздействием жизненных обстоятельств, которые оставляют свои следы на личности в целом.

Конечно, религия и школа дают возможность понять общие признаки и правила любви, но все люди воспринимают их по-своему. Например, для одной девушки расположение парня означает бесконечные подарки с его стороны. При этом она свято верит: только так мужчина может выразить свою любовь к представительнице слабого пола. Другой женщине достаточно теплых слов и бесконечных поцелуев избранника.

Похожая ситуация обстоит и с мужчинами. Если, к примеру, парень воспитывался матерью, то и от подруги он будет ожидать всеохватывающей заботы. В его случае ответ на вопрос «что значит любящая девушка» сводится к банальным вещам: вкусной еде на столе, выглаженной одежде и пению дифирамбов его привлекательности и неповторимости.

Судьбоносное знакомство

Определив для себя собирательный образ будущей половинки, мужчины и женщины на подсознательном уровне притягивают их к себе. В момент встречи происходит выплеск той самой энергии, которая заставляет испытывать неповторимые эмоции. Так продолжается до тех пор, пока люди не начинают узнавать друг о друге больше информации. Как только приходит осознание несовместимости, тут же начинаются взаимные упреки.

Такие отношения распадаются и при этом заставляют страдать обе стороны. А все из-за того, что в своих мечтах влюбленные идеализировали образ своей половинки. А так как в реальной жизни идеальных людей не существует, то за свои мечты приходится горько расплачиваться.

Но все-таки люди встречаются, женятся и живут до глубокой старости вместе. В этом случае есть заслуга обеих сторон, научившихся находить компромиссы и решать различные проблемы без криков и драки. В такой семье женщина понимает, что значит любящая супруга, и старается полностью соответствовать этому статусу.

Умение любить

В процессе отношений двух людей необходимо учиться любить, ведь когда проходит конфетно-букетная эйфория, остается реальная жизнь с ее насущными и бытовыми вопросами. Очень важно в этой постоянной суете сохранить доброту и свет души, не дать им разбиться о рутину бытия. Верное осознание того, что значит любящая супруга и любящий супруг, поможет паре стать крепкой и дружной семьей.

Хорошая жена — та, которой мужчина гордится и не стыдится похвастаться перед другими. Это умная, красивая, хозяйственная женщина, способная скрыть недостатки и выгодно показать имеющиеся достоинства. Это не значит, что она должна быть коварной и строить свои хитрые планы. Скорее наоборот, ее хитрость должна заключаться в умении обходить конфликты и давать возможность мужчине чувствовать себя главой семьи.

Глупа та женщина, которая всем своим видом показывает, какая она умная и сообразительная. Лишь по-настоящему любящая супруга сможет поддерживать огонь семейного очага, не позволяя его потушить другим. За это умение быть не такими, как другие, жены почитаемы и ценимы своими мужьями всю жизнь.

Мужское чувство

Как выглядит любовь глазами мужчины, и что значит любить девушку для него? В отличие от женщин, мужской пол думает совсем по-другому. Приоритетом для них являются более приземленные требования: к примеру, постройка дома и материальная обеспеченность.

Увлеченный парень мечтает создать для своей половинки наилучшие условия, в доказательство чего способен совершать очень необычные поступки: взбираться на вершины гор или спускаться на дно океана. Все это под силу лишь настоящим романтикам, которые без ума от своих избранниц. В такой игре главное — не переусердствовать, чтобы в погоне за взаимностью суметь остаться настоящим рыцарем.

Великая игра

Многие женщины не знают, что значить любить мужчину по-настоящему, и как сделать чувство обоюдным. Думая лишь о своих переживаниях, они становятся неинтересными противоположному полу. А между тем, чтобы стать парню или мужу незаменимой, нужно хорошо потрудиться: быть сексуальной женой, заботливой мамой и верным другом. Только делать все это следует ненавязчиво и мудро. Иначе из любимой женщины можно превратиться в надоедливую тетку, которая вряд ли будет интересна мужчине.

Любить своего мужчину по-настоящему также значит быть преданной и верной, никогда не давая ему повода усомниться в искренности чувств. И тем более не сплетничать о семейной жизни с подружками. Для крепких отношений нужна тишина, а не всеобщее обсуждение в кругу друзей.

Доверчивая или глупая?

Говоря о семейных отношениях или об отношениях между парнем и девушкой в целом, нельзя не упомянуть о таком важном факторе, как доверие. Что значит любящая девушка, не доверяющая своему избраннику? Она попросту превращается в нервную ревнивую особу, везде преследующую своего парня и донимающую его постоянными допросами. Умный человек не должен себя так вести, иначе его отношения потерпят крах; чрезмерный контроль никому еще не сослужил добрую службу. Доверие и свобода выбора являются важными составляющими удачного брака.

Многие считают, что доверчивая женщина выглядит глупо, так как ее легко обмануть, и этим она сама себя загоняет в ловушку. Дескать, нужно следовать пословице «доверяй, но проверяй», только такие советы скорее разрушат отношения, нежели спасут их. Если люди любят и уважают друг друга, им нет необходимости прислушиваться к речам посторонних, ничего не знающих о чувствах этих двоих.

Духовная любовь

Подводя итог тому, что значит любящая особа, нельзя забывать и про ее духовную сторону. Сколько бы чувство любви ни старались подстроить под себя сложившиеся пары, оно имеет под собой более высокие основания, нежели обычные слова. Это энергия, творящая добро. Если она существует, то ее нельзя убить или превратить во зло. Такая любовь живет, несмотря на отношение к ней, и ей неважно, есть ли взаимность. Такая самоотдача дана немногим, а лишь тем, кто осознал истинное понятие этой созидательной энергии.

Что значит любить по-настоящему?

Alexandr viii

Это значит достичь гармонии в себе самом, обнаружить источник и причину полезного качества и не отвлекаться на угнетающие слабости. Быть самостоятельным в такой любви, свободным и независимым от объекта страсти, породнившись с душой с человеком. Любить безусловно.

Здравствуйте!

Настоящая любовь без условий и осознанная.

Она приносит лёгкую и постоянную внутреннюю радость, является состраданием, которое возвращает к радости в жизни, это добро, умеющее говорить «нет», для сбережения границ личности, она способна дарить тонкий юмор и может делать плохо с любовью для совершенствования. А также божественная любовь приносит изобилие всего: энергии любви, совершенного здоровья, молодости и долголетия, силы, бодрости и красоты, способностей и материальных ценностей.

Осознанность в любви, в первую очередь, означает, что вначале необходимо полюбить без условий себя. Только тогда человек полюбит по-настоящему других людей.

Чтобы полюбить себя необходимо принять себя таким, какой есть человек. Влюблённый осознанно в себя человек будет понимать, что он не только мысли, чувства и тело, но и душа с Духом, поэтому будет с любовью сотрудничать с каждой клеткой своего организма, а также будет находиться под любящим руководством собственного Духа. По причине настоящей любви человек всё будет делать с душой, и не навредит окружению (людям и природе).

Любить по-настоящему, это осознавать, что в тебе Бог и любить в себе Бога, а также любить других, как Бога и Богинь.

Время любить по-настоящему пришло,)

Леонид белов

Человек задавший этот вопрос, точно не любил. Я вам скажу на своем опыте, любовь — это когда не хочется есть, не чего не хочется делать, только бы видеть свою любимую, но беда еще в том если нет ответного чувства, тогда начинаешь писать письма и если нет ответа, тогда начинаешь шантажировать и пугать разными страшилками. Но самое главное и страшное это когда она без ответная. Тогда лезут мысли о самоубийстве. Конечно все проходит, время лечит и тогда становится стыдно, что так вел себя. Вот это и есть настоящая любовь.

Любить по-настоящему, значит надо ценить, уважать своего любимого(-мую) больше себя, восхищаться им(ее), признавать все его (ее)слабости и принимать его (ее) таким (такой), какой он (она) — есть и не пытаться переделывать на свой лад; защищать и оберегать его (ее) от всех возможных потрясений; давать понять ему (ей), что он (она) для тебя являются выдающимся, привлекательным, сексуальным объектом, жертвовать ради его (ее) самым дорогим, что у тебя есть!

Что значит любить как человека

Девушка, которую я люблю, говорит мне что любит как человека, я спрашиваю почему не как парня, она отходит от ответа и говорит, что это даже лучше, что как к парню например интерес пропадает. Что делать с такими отношениями, какие + и — на что можно надеяться?

Анна терешко

любить как человека — ну я например так говорю всем тем парням, с которыми отношений не хочу по тем или иным причинам))) не заморачивайся, переключи внимание на другую)) твоя пассия будет тебя держать возле себя, как друга только)

Александр горбачев

на дружбу и то 50 на 50..когда говорят люблю как человека, означает, что она проявляет мах уважение, но никак не чувства.. расслабься, характером не сошлись. Найди по круче и скажешь позже себе, да это круче;))

А что такое: любить по-настоящему?

Слова из песни, так ли это:

Мы все влюбляемся-порой мы бываем счастливы

Мы все бросаемся словами,что так прекрасно

Звучат из уст без любви,но с пылкой страстью

Обещаем рядом быть,но не держим слов

Нет причины позвонить-ее назвать ласково

Нет причины отвечать,а все звонки сбрасывать

А чтоб ее увидеть ты дожидался праздников

И разве так ты себе представлял любовь?

А после ссоры сразу ищешь себе другую.

Говоришь что ненавидишь,а сам ревнуешь.

Говоришь что все забудешь-вспоминать не будешь.

А ночь без сна-считаешь дни что без нее.

Проводил с другими-совсем с чужими дамами.

Но думал все равно о ней-такая правда.

Сжигал все фотографии,что стояли в рамке…

А я не знал,что любовь может так сильно ранить.

По-настоящему любить-это быть верным.

По-настоящему любить-это не предавать.

По-настоящему любить-это когда веришь.

Когда с ней делишь свою жизнь,а не кровать.

По-настоящему любить-порой бывает больно.

От этой боли нет лекарств и даже нет врача.

Можно многое простить-забыв про гордость.

Но есть истина-предательство нельзя прощать.

Одно сердце-один любимый человек.

Если человека нет-значит сердца нет.

Так скажите мне,зачем топить все в алкоголе?

Вам это не поможет-а вашу боль удвоит.

Так скажите мне,зачем ценить после потери?

Зачем обещать ей то в то что сам не веришь?

Зачем обещать быть рядом если не намерен?

Дарить ей счастье,задумайся хоть на мгновенье…


Алсу — ш

Мне понравился вопрос. Он о настоящей любви , которая правит миром.

Я не смогу проанализировать представленные поэтические строки о любви. Однако нельзя не согласиться с автором во многом, к примеру, с этим фрагментом:

Единственное, хотела бы в последней строчке чуть добавить пару слов, чтобы показать свое видение в этом: «Когда с ней делишь свою жизнь, а не только кровать. Кровать совсем отрицать, как автор, я бы не стала. Она тоже немаловажна в проявлении настоящей любви супругов .

Возможно, настоящая любовь больше и глубже понимается людьми тогда, когда она прошла через испытания и боль, но не сломалась.


Может те, кто читал мои ответы, устали от афоризмов, других высказываний, которые я часто привожу. Это я делаю только ради того, чтобы показать мнения разных людей по обсуждаемому вопросу, чтобы показать значимость темы. Поверьте.

Не могу не сделать это и сейчас.

Выберу те высказывания знаменитосей о прекрасном чувстве с красивым названием любовь , которые, думается, дают ответ на вопрос о том, какая любовь настоящая.


Меня тронули слова мудрых людей. Я солидарна с теми, кто уверен, что настоящая любовь обязательно взаимная, она возникает только тогда, когда пары уважают друг друга, когда есть и духовное, и физическое наслаждение, когда она живет в сердце и рассудке влюбленных, и, конечно, такая любовь не разрушает, а творит.

Верность, преданность, взаимопонимание , общие интересы, забота друг о друге — это основные особенности настоящей любви . Это мое видение тоже.

Любить супругам в семье друг друга по-настоящему — это большое счастье, которое, к сожалению, не всем дано.

Я желаю всем испытать это красивое, необыкновенное, украшающее нашу жизнь чувство , название которому настоящая любовь .

Ксюшенька

Мне кажется, что любить по-настоящему, это значит, любить самоотверженно, то есть быть способным ради любимого человека на жертвы; суметь чем-то пожертвовать…Может быть переехать в иной город, может быть родит еще одного ребенка, может даже и оставить любимую профессию.

Виктора

Любить по-настоящему, значит не искать другую и не обращать внимания не недостатки, если они не вредят здоровью. Заботиться, радовать, защищать. Интересоваться мнением любимого человека, дарить подарки, нежность, показывать свою любовь. Делать так, чтобы с вами было хорошо и человек стремился ради вас стать лучше.

Едель кастро рус

У Алиева песня вроде подлиннее была. Но, как бы Вам написать, чтобы Вы не обиделись, ведь не Дай Бог о Ваш любимый поэт? Автор идёт по самому краешку чувства, достаточно легко разбрасывая приметы якобы несчастной любви. Может, я неправ, но Алиев просто перечисляет через запятую весь антураж стандартной первой влюблённости и разочарования. И не верит тому, что сам поёт.

Собственно говоря, такая демонстрация переживаний вечна как мир, и повторится ещё многократно, и у Ваших детей тоже. Есть краешек чувства. Нет самого чувства. Понимаете, если это — всерьёз, то о таком — молчат. Или кричат. А крика нет. Но, к сожалению, очень, видимо, хочется следовать хотя бы таким простым приметам счастья и переживаний.

Я не отвечу на вопрос Как любить по-настоящему.

Если не случилось так, что от первого взгляда перехватило дыхание и вся прошлая жизнь показалась никчемной, если не появилось обречённого страха оттого, что вдруг — не быть вместе навсегда, ведь тогда тогда и последующая жизнь станет пустой и бессмысленной, если не появились силы драться за своего единственного человека — необязательно кулаками, порой просто своим присутствием — тогда ждите. Будете ждать не по этой песне — обязательно будет этот взгляд.

А, может, уже и был, уже и есть этот взгляд. Просто Вы в это время слушали эту песню.

Svetlana52

Все от восприятия зависит, бывает что двое любят друг друга, а оба не довольны отношениями, потому что воспринимают и любовь и желаемые отношения по разному. А ведь любят искренне, а значит понастоящему, но обоим от того не легче.

Можно либо любить, либо не любить. Не по-настоящему, ни по-игрушечному.

«Любить по-настоящему» звучит как, например, «быть слегка беременной», или «я немного верю в Бога».

Другое дело, что мужчины и женщины относятся к любви по-разному: у женщин душевная привязанность (назовем любовь так) и идут рука об руку с физической, влюбленная женщина занимается любовью только со своим любимым и ни с кем другим. Мужчины же разделяют понятия любви и секса (мухи отдельно, котлеты отдельно), им ничего не стоит переспать с другой привлекательной особой, причем без всякой любви. И не надо обвинять мужчин в неверности и непостоянстве — жить и поддерживать постоянные эмоциональные отношения он будет только с объектом своей любви. А любовь и секс это в мужском понимании — две большие разности. Фразой, что он «любил по-настоящему», я думаю он хотел сказать, что не изменял ей ни разу (тоже мне герой! :)))

Мужское отношенияек любви хорошо сформулировал Лев Толстой: «Настоящая женщина не та, которая за х….держит, а та, которая держит за душу».

разные мы, разные….Как то вот так….

На мой взгляд, невозможно дать точно и самое правильное определение понятию «любить по настоящему». Все люди разные, у всех разные отношения и все любят по разному.

Иногда со стороны может показаться, что в какой либо паре нету любви, они не попадают под излюбленные понятия самопожертвования, отдачи, различных подвигов. А возможно, у них и ситуаций таких не случалось, живут себе спокойно и любят друг друга без пылких показушных страстей, и главное ведь, счастливы.

Мое мнение, любить по настоящему, это значит любить сердцем, у каждого человека свое сердце, и нужно обязательно к нему прислушиваться, оно то и подскажет, как же любить по настоящему именно Вашего/шу любимого/ую. Как известно, обмануть могут глаза, слова, разум, а сердце никогда не обманет.

Удалилась

Доброго времени суток!

Не смотря на свой юный возраст,очень хочу высказать свое мнение.Я думаю,что любить по настоящему,означает любить искренно,всей душой.Увы,я очень часто встречаю людей(девушек),которые общаются с многими парнями,и всем клянутся в любви и верности(что-то вроде страховки,на всякий случай).Согласитесь,ведь со стороны это выглядит очень глупо….И ведь не назовешь такую любовь настоящей?…А вот настоящая любовь-это та любовь,которая никогда не предаст.Человек,который любит,не будет страховаться такими современными способами(которых я указала чуть выше).Вообще,я считаю,что нельзя делить любовь на две группы,бывает настоящая любовь,а остальное это просто ветер в голове.

А что такое:любить по-настоящему?

Недавно прочитал такую цитату из Библии.Очень мне понравилась.И думаю конкретнее определения нету.

Как бы больше нечего в понятие Любовь,добавить.Все мудрые цитаты соцсетей отдыхают.


Вот если у вас в отношениях или в браке есть все,что говорится выше в цитате с жирном шрифтом.Значит у вас настоящая Любовь.

Хотя я не разделяю на: Настоящую и на Ненастоящую.

Есть Любовь.

и Есть НЕ любовь.Или она есть,а она состоит из цитаты с жирным шрифтом,или ее просто НЕТ.

Вот и все.

P.S.А выше жирного шрифта-важность Любви в жизни человека.


Магистр

Любовь нельзя словами передать,любовь нельзя нарисовать,и прав поэт сказавший в прошлом,-не опошляй любви словами.По моему настоящая любовь,это когда и в сто лет,ты любишь человека и готов отдать жизнь за него.Это когда рану наносит себе она,а шрам остается у тебя.Когда недостатки человека.с любовью превращаешь в его достоинство.Когда тело имеет влияние на твои чувства только на пять процентов,а остальное его или её внутренний мир(душа,эмоции,чувства,жизнь.)Но я не знаю правильных слов,это лишь мое видение,мои чувства.

Елена-лилия

По настоящему: наверное как в клятве при венчании. И в богатстве, и в бедности. И в болезни, и в здравии, в горе и радости. Любовь моя к тебе долготерпит, милосердствует, не завидует, не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается.

Ни добавить, ни убавить, по моему.

Павловна

Два года назад я смотрела фильм «Оранжевая Осень»,о молодой паре которых закрутила лавина сильных чувств и эмоций,о любви,о трагичной любви,пара сдала анализ на ВИЧ,и когда пришел результат о том что девушка больна,парень не бросил ее,а даже умышленно себя заразил,лишь бы быть с ней рядом,но потом оказалось что девушка здорова,перепутали анализы.И видимо любовь девушки не была такой же сильной и настоящей как у этого юноши,она ушла от него не раздумывая.

Я тогда задумалась,способна ли я, случившись такое не дай Бог с нами, на такой поступок по отношению к своему любимому мужчине,действительно ли он настолько любимый чтобы поступить так же…..

Я думаю только по-настоящему любящее сердце сможет вынести такой жестокий удар судьбы.

Mashanya

Ах, какой хороший вопрос.

Разве может любовь быть по-настоящему или понарошку? Любовь она или есть (со всеми вытекающими из неё последствиями), или её нет. А по-другому и не бывает. Мне искренне жаль людей, которые путают любовь с влюблённостью, влечением, страстью и прочими состояниями человеческой души, если у человека таковая имеется.

Моё глубокое убеждение состоит в том, что любовь существует одна на миллион .

Недаром же это был один из самых моих первых вопросов на БВ:-)

И почти два года назад меня это волновало, и намного-намного раньше, и волнует до сих пор, между прочим, несмотря на мой возраст!

Если уж она приходит, то её ни с чем сравнить невозможно, хотя потерять очень даже запросто…

Ояков

Эта тематика всегда волновала и писателей, и поэтов, и обычных людей. Да и кинематограф от них не отстает. Думаю, что настоящая любовь не может причинять кому — либо из влюбленных боль. Она способствует росту и развитию обоих людей. А если появляется ревность, обида, разочарование, отчаяние, то это уже не любовь, а обычная зависимость одного человека от другого. А такие взаимоотношения можно наблюдать сплошь и рядом.

В душе не волоку

Любить по настоящему, это отдавать себя полностью, любить не смотря на всякие трудности, любить и не предавать, а самое главное в любви это уважение, в любви обязательно нужно понимать друг друга, беседовать, а не обижаться на всякую ерунду, нужно быть откровенными. Любовь бывает лишь раз, и нет другой любви, все остальное можно назвать чем угодно, но только не любовью.

Veronika-m

По-настоящему любишь человека, когда не пытаешься исправить его недостатки. Просто их не замечаешь. С ним хорошо молчать, нет ощущения неловкости. В душе умиротворение, не хочется куда-то бежать, что -то доказывать. с кем-то спорить. Главное, при этом -не терять голову.

Если у каждого свое понимание любви, то как можно сказать наверняка какая она должна быть. У каждого будет свой ответ на этот вопрос, и каждый по своему будет испытывать это чувство. Так любить по настоящему можно только по своему.

Мотивация и личность. Глава 12. Любовь и самоактуализация – Гуманитарный портал

Предварительное описание некоторых характеристик любви

Для начала я вкратце перечислю наиболее известные характеристики любви между противоположными полами, а затем перейду к рассмотрению специфических характеристик любви самоактуализирующихся индивидуумов.

Прежде всего мы должны честно признаться, что объективное определение любви невозможно. Мы можем сколько угодно говорить о поведенческих компонентах данного феномена, но такое описание не будет отражать его сущности.

Это очень субъективный феномен, и потому его описание также должно быть феноменологическим. Но есть ли такие слова, с помощью которых можно было бы доходчиво изложить сущность любовного переживания человеку, который сам не испытал его?

Любовь — это прежде всего чувство нежности и привязанности, которое (в случае взаимной любви) может принести удовлетворение, радость, счастье, восторг и даже экстаз. Любящий стремится к близости с любимым, ищет интимного контакта с ним, ему необходимо быть рядом с любимым, он жаждет ощущать его и ласкать. Он видит в любимом прежде всего положительные стороны, воспринимает его как красивого, хорошего и привлекательного человека; ему доставляет удовольствие смотреть на любимого, ему приятно быть рядом с ним; разлука с ним вызывает печаль и депрессию. Может быть, именно эта склонность к идеализации обусловливает сужение восприятия, которое можно наблюдать у любящего человека: все его внимание сосредоточено на возлюбленном, он просто не замечает других людей и того, что происходит вокруг. Объект любви подобно магниту притягивает к себе внимание и восприятие любящего человека.

Удовольствие, которое он получает от близости и совместного времяпрепровождения, побуждает его искать любой возможности контакта с любимым, он стремится всегда быть рядом с ним — на работе, в играх, в эстетических и интеллектуальных занятиях. Часто приходится слышать о том, что приятное переживание становится ещё более приятным, если разделить его с любимым человеком.

Наконец, и об этом нельзя умолчать, любящий человек испытывает половое возбуждение. Внешне это возбуждение ничем не отличается от обычного физиологического возбуждения, оно тоже приводит к эрекции и выделению секрета. Его особенность состоит в том, что для любящего человека не представим иной половой партнёр, кроме его возлюбленного, ни один человек не в состоянии вызвать у него столь же сильного желания, столь же мучительного «любовного зуда». Однако, половое возбуждение — далеко не определяющая характеристика любви. Испытать любовные переживания могут и пожилые люди, уже не способные к половому акту.

Любящий человек стремится не только к физической, но и к психологической близости с предметом своей любви. Именно эта потребность побуждает влюблённые пары искать уединения, таких мест и обстоятельств, которые бы ничем не помешали их физическому и духовному единению. Нужно добавить, что любящие люди даже говорят друг с другом на своём особом языке, при помощи особых слов, жестов и взглядов, понятных только им двоим.

Любовь всегда великодушна. Нет ничего более желанного для любящего человека, чем дарить радость и удовольствие любимому, ему нравится делать что-то для своего возлюбленного, ему приятно видеть его счастливым. 38

Весьма характерно для любовных отношений стремление ко всё более полному познанию партнёра, к абсолютной психологической близости, интимности, взаимопониманию.

Любящие люди получают особое наслаждение от возможности быть искренними, им доставляет особую радость делиться секретами друг с другом. Возможно, это одно из проявлений личностного слияния, о котором мы поговорим ниже.

Великодушие любящего человека, его жажда дать счастье своему любимому довольно часто проявляются в его фантазиях.

Он с восторгом представляет, как идёт на страдания и даже на смерть ради своего возлюбленного. (Разумеется, есть и иные разновидности любви, например, такие как любовь между друзьями, братьями, между родителями и детьми. И я не могу не сказать о том впечатлении, которое я вынес из общения с некоторыми своими испытуемыми. Мне кажется, что образцом высшей любви, понимаемой как абсолютная причастность бытию другого человека, может послужить любовь некоторых стариков к своим внукам.)

Самоактуализация и беззащитность в любви

Одной из главных характеристик любви, по мнению Теодора Рейка (393, Р. 171), служит особое качество бестревожности, или отсутствие тревоги; эта характеристика с исключительной наглядностью обнаруживает себя у здоровых людей. Эти люди предельно спонтанны в любви, они не считают нужным «таиться», «сдерживаться», соблюдать приличия или играть в ролевые игры, они не стремятся утвердить своё превосходство над партнёром. Другими словами, любовь для них — не способ преодоления, а форма самовыражения.

Любовь этих людей по мере расцвета становится всё более искренней и интимной, взаимоотношения с партнёром обретают все более экспрессивный характер, что достаточно редко можно наблюдать в близких отношениях обычных людей.

Самоактуализирующийся человек, рассказывая о своих отношениях с любимым человеком, как правило, говорит о том, что с ним он может чувствовать себя совершенно естественно, непринуждённо, что он может оставаться самим собой, может позволить себе расслабиться, может не думать о том, как скрыть свои недостатки, как физические, так и психологические.

В здоровых любовных отношениях партнёры не боятся сплоховать, не боятся произвести невыгодное впечатление друг на друга, не считают нужным скрывать друг от друга свои слабости, не стесняются своих физических недостатков, даже столь неприятных, как вставные челюсти. В такой любви нет тайн и секретов, любящие не стремятся сохранить ореол таинственности, перестают быть загадкой друг для друга. В такой абсолютной открытости, в такой беззащитности очень мало от общепринятого романтизированного понимания любви, как и от психоанализа. Тот же Рейк, например, полагает, что нельзя в одно и то же время быть и другом, и любовником, что дружба и любовь — взаимоисключающие понятия. Мои же данные, или вернее, мои впечатления подталкивают меня к прямо противоположному заключению.

Эти же впечатления не позволяют мне согласиться с расхожим представлением о противостоянии и даже о вражде мужского и женского начал. Враждебность и подозрительность по отношению к представителям другого пола, склонность к прямолинейному отождествлению с представителями своего пола, сам термин «противоположный пол» — всё это так привычно и в то же время так невротично! Со всей определённостью я могу заявить, что самоактуализирующимся людям не свойственна подобная невротичность, по крайней мере, тем из них, которых изучал я.

Хочется поделиться ещё одним впечатлением от моих наблюдений. Оно идёт вразрез с житейской мудростью, оно противоречит также и разнообразным «эзотерическим» концепциям сексуальности и любви. Я говорю здесь о том, что самоактуализирующийся человек по мере развития любовных отношений с партнёром получает от них всё большее и большее удовлетворение. Самоактуализирующийся индивидуум умеет получать удовольствие от знакомого, привычного, фактор новизны для него не имеет решающего значения. Спору нет, известный элемент новизны, элемент неожиданности может способствовать половому удовлетворению, но я бы не решился заявить, что это утверждение справедливо для всех представителей рода человеческого и тем более для самых здоровых его представителей.

В каком-то смысле здоровую любовь, или любовь здорового, самоактуализирующегося человека можно определить как состояние беззащитности или, иначе говоря, как состояние предельной спонтанности и абсолютной искренности. Здоровая любовь предполагает естественность партнёров, помогает им постоянно открывать друг в друге все новые качества и черты и при этом любить друг друга. При этом очевидно, что взаимное познание доставляет удовольствие партнёрам, что им нравятся те черты, которые они обнаруживают друг в друге.

Ведь если человек плох, то чем ближе его узнаешь, тем меньше радости будет приносить общение с ним, и в результате это приведёт не к упрочению отношений, а, напротив, к разрыву всяких связей. Здесь прослеживаются те же самые тенденции, которые я обнаружил при исследовании фактора привыкания на восприятие произведений живописи. Я обнаружил, что хорошая картина никогда не надоедает, наоборот, чем дольше и чем чаще мы смотрим на неё, тем больше она нравится нам, тем большее наслаждение мы получаем от неё, тогда как плохая картина, наоборот, вызывает у нас всё большее неприятие и даже отвращение. В то время я счёл этот критерий необъективным, а других, более объективных критериев для оценки произведений живописи так и не нашёл, и потому не решился обнародовать свои наблюдения. Но сейчас я уже не боюсь показаться субъективным и готов во всеуслышание заявить: хороший человек — это такой человек, которого чем лучше узнаешь, тем больше любишь, с плохим же лучше и вовсе не знаться, чтобы не испытать разочарования.

Пожалуй, более всего мои испытуемые ценят любовь за то, что она разрешает им быть спонтанными, естественными, расслабленными, позволяет сбросить защитные маски и отказаться от условностей. В здоровых любовных отношениях человеку нет нужды защищаться, что-то утаивать в себе, следить за своими словами и действиями, подавлять или сдерживать свои позывы. Все мои испытуемые говорили, что любовь не имеет права требовать и предъявлять претензии, что искренность и самообнажение перед любимым человеком (как психологическое, так и физическое) не страшит их и ничем не угрожает им.

Очень хорошо сказал о любви Роджерс (401а, р. 159): «Только сейчас слово «любимый» обретает свой истинный, глубинный смысл. Чувство, что ты любим, равнозначно чувству, что тебя понимают и принимают. Лишь те отношения можно назвать истинной любовью, в которых нет угрозы для партнёров, которые возникают на основе взаимного приятия и взаимного одобрения … Если реакция партнёра неодобрительна, если я не вижу в ней ничего, кроме враждебности, то я, конечно же, сделаю всё, чтобы оградить себя от этой враждебности».

Меннингер (335а, р. 22) приблизился к толкованию любви с другой стороны, он писал: «Любовь умирает не потому, что угасают чувства, её убивает страх. Человек боится обнаружить свою истинную сущность, прячется в скорлупу предрассудков, навязанных ему культурой. Он избегает интимности и глубоких дружеских отношений, его страшит возможность искренности другого человека, потому что ему нечем отплатить за нее». Я согласен и со словами Роджерса, и с высказыванием Меннингера. Глядя на самоактуализирующихся людей, я понял, что их любовь свободна от враждебности, от условностей и предрассудков.

Способность любить и быть любимым

Самоактуализирующиеся люди знают, что значит любить, и знают, что значит быть любимым, у них есть опыт любви, и именно поэтому мы можем говорить об их способности любить и быть любимым. Большая часть полученных мною данных, хотя и не все, указывают на то, что (при прочих равных условиях) для психологического здоровья необходимо удовлетворение потребности в любви, ему противопоказана её депривация. Я не отрицаю позитивного значения фрустрации, я признаю, что аскетизм также может стать дорогой к психологическому здоровью, однако в нашем обществе, в нашей культуре самая торная тропа к здоровью, судя по всему, пролегает через удовлетворение базовых потребностей и в частности через удовлетворение потребности в любви. Это значит, что человеку нужно не только ощущать любовь, ему столь же необходимо любить. (Обязательность этих требований доказывается феноменом самовлюблённого психопата, описанном Леви [264)

Самоактуализирующийся человек не только любил и был любим в детстве, он продолжает любить и продолжает ощущать любовь других людей в настоящем. Пожалуй, правильнее было бы сказать, что он в состоянии любить и обладает способностью вызывать любовь. (На первый взгляд второе заявление повторяет первое, но на самом деле между ними есть существенная разница.) Второе утверждение лишено субъективизма, оно основывается на объективных фактах, которые доступны наблюдению, его можно подвергнуть эмпирической проверке, подтвердить или опровергнуть, По меткому замечанию Меннингера (335а), люди хотят любить, но не знают, как за это взяться. Другое дело — самоактуализирующийся индивидуум. Уж он-то знает, как любить, его любовь спонтанна и естественна, он не считает нужным сдерживать или подавлять её, она не рождает в его душе конфликтов и страха.

Однако, как я уже говорил, мои испытуемые очень щепетильны относительно слова «любовь». Круг людей, которых они называют любимыми, достаточно узок. Они умеют отличить любовь от приязни, симпатии, от дружеских или братских отношений. Любовь для них — особо интенсивное чувство.

Самоактуализация, любовь и секс

Исследование сексуальности самоактуализирующихся людей помогает нам понять очень важные вещи. Должен сказать, что это очень непростая тема для разговора, очень комплексная и многоплановая. Кроме того, имеющиеся у меня данные по этому вопросу не изобильны, мои испытуемые не слишком охотно делились со мной подробностями своей половой жизни.

Однако даже те данные, которыми я располагаю, всё же позволили мне обнаружить некоторые особенности половой жизни самоактуализирующихся людей, выдвинуть некоторые предположения относительно природы любви и секса, причём как позитивного, так и негативного свойства.

У меня есть все основания предполагать, что любовь и сексуальность у здоровых людей во многом переплетены. Я понимаю, что для науки мало пользы от смешения двух самостоятельных понятий [393, 442, но факт остаётся фактом — в жизни здорового человека «секс» и «любовь» нераздельны. Я остерегусь от излишней горячности, я не стану утверждать, что человек, способный получать сексуальное удовлетворение без любви, — больной человек, но мои наблюдения ведут меня именно в этом направлении. Я совершенно определённо могу заявить, что самоактуализирующиеся люди, как мужчины, так и женщины, не ищут секса ради секса, что в половом акте они получают не только сексуальное удовлетворение. Я не готов заявить, что эти люди полностью отвергают для себя возможность секса без любви, но мне известно множество случаев, когда они отказывались от половых отношений или откладывали их, не будучи уверенными в своих чувствах к партнёру. 39

Я уже говорил в предыдущей главе, что самоактуализирующиеся люди способны получать от секса наивысшее, почти экстатическое удовлетворение. Любовь для них — это жажда полного, абсолютного слияния с любимым человеком, желание раствориться в нём и стать его частью, неудивительно поэтому, что оргазм становится для них кульминацией полного растворения в партнёре. Зачастую их переживания, сопровождающие оргазм, достигают такой высоты и интенсивности, что я осмелился определить их как мистические переживания. Испытуемые, которых мне удалось вызвать на откровенность, рассказывали, что во время оргазма им «открывается нечто огромное, необъятное, прекрасное, вечное, непостижимое», что в такие мгновения они оказываются во власти неких высших сил. Сексуальность абсолютная, совершенная, высшая, подкреплённая иными свойствами и характеристиками самоактуализирующихся людей, порой находит себе выражение в настолько парадоксальных формах, что об этом имеет смысл поговорить отдельно.

Для самоактуализирующихся людей оргазм имеет одновременно и большее, и меньшее значение, чем для среднего человека. Мы говорили, что оргазм зачастую обретает для них форму мистического переживания, и в то же самое время они легко переносят его отсутствие. Это не парадокс и даже не противоречие. С точки зрения динамической теории мотивации этот факт абсолютно закономерен. Самоактуализирующийся индивидуум живёт на высших уровнях мотивации, он не озабочен низшими потребностями, их удовлетворение или фрустрация не имеют для него большого значения, но если ему случается удовлетворить эти потребности, удовлетворение приносит ему огромную радость.

Самоактуализирующийся человек относится к сексу так же спокойно, как к еде. Он умеет получать наслаждение от еды, но еда не становится для него точкой отсчёта. Он ест с удовольствием и не обременяет себя укорами в адрес своей животной натуры. И всё-таки пища и связанное с ней чувственное удовольствие второстепенны для него, находятся на периферии его концепции удовлетворения.

Самоактуализирующийся человек не нуждается в чувственных удовольствиях, но и не запрещает себе наслаждаться ими.

Не от пищи он начинает строить свою концепцию идеального общества, не о еде он думает, когда размышляет о рае, о лучшей жизни, насыщение малосущественно для его философии ценностей и для его морали. Удовлетворение пищевой потребности воспринимается им как нечто первичное, само собой разумеющееся, как фундамент, на котором будет воздвигнут храм. Самоактуализирующийся человек понимает, что высокие позывы невозможны до тех пор, пока он не удовлетворит свои низшие нужды; лишь получив своё, последние отступают, перестают заботить и тревожить человека.

Точно так же самоактуализирующийся человек относится к сексу. Он умеет получать от половых отношений такое наслаждение, какое и не снилось среднестатистическому человеку, но секс не становится для него жизненной философией. Он остаётся для него не более чем приятной необходимостью, столь же приятной и столь же необходимой, как еда и питье, но ни в коей мере не первостепенной заботой.

Именно этим общим отношением к сексу и объясняется на первый взгляд парадоксальный факт, заключающийся в том, что оргазм не становится самоцелью для самоактуализирующихся людей несмотря на то, что его переживание порой принимает формы мистического откровения. Другими словами, они могут отказаться от сексуального удовлетворения. Подобное умозаключение в чём-то противоречит расхожему романтическому представлению о любви, в соответствии с которым половые отношения в любви — это всегда полёт, буря эмоций, экстаз и неземное наслаждение. Ясно, что секс может быть и просто забавой, игрой, приятной формой времяпрепровождения, даже привычкой или обязанностью. Самоактуализирующиеся люди — не ангелы, чтобы всегда парить в горних сферах, их половая жизнь чаще протекает на среднем уровне интенсивности, секс скорее дарит им лёгкое, приятное возбуждение, нежели швыряет в беспощадные пучины страсти.

В любви самоактуализирующихся людей проявляются многие аспекты их общего отношения к жизни, в частности их способность к приятию себя и других. Они терпимы по отношению к таким вещам, которые, скорее всего, покажутся неприемлемыми для обычных людей. Крайне редко они заводят интрижки на стороне, хотя способны испытать половое влечение не только в семейном кругу. По моим наблюдениям их отношения с представителями противоположного пола складываются очень просто и естественно; самоактуализирующиеся люди естественно принимают факт полового влечения, но не считают себя обязанными идти у него на поводу, как это принято у обычных людей. На мой взгляд, они гораздо более свободны, раскованны в разговорах на половые темы по сравнению все с тем же среднестатистическим человеком, причём их рассуждения о сексе лишены обычного ханжества. Подводя черту под своими наблюдениями, хочу сказать, что общее приятие жизни в различных её проявлениях и то глубокое удовлетворение, которое получают эти люди в любви, освобождает их от необходимости поиска компенсаторного секса на стороне. В данном случае мы имеем дело с крайне любопытным случаем несоответствия между отношением и поведением. Чем легче относится человек к сексуальности, тем легче ему быть моногамным.

Одной из моих испытуемых была 55-летняя женщина, уже давно состоящая в разводе. По её рассказам могло сложиться впечатление, что она, как это говорится, пошла по рукам. У неё был чрезвычайно богатый сексуальный опыт и, глядя на неё, нельзя было усомниться в том, что она довольна своей половой жизнью. К сожалению, мне не удалось подтолкнуть её на подробное изложение своего мировоззрения, она ограничилась заявлением, что у неё достаточно мужчин и что ей нравится заниматься сексом. Я не заметил в её словах ни тени вины или тревоги, ни малейшего намёка на чувство собственной «греховности». Судя по всему, склонность самоактуализирующихся людей к моногамии обусловлена вовсе не целомудрием и не подавлением собственной сексуальности, а чувством глубокого удовлетворения половыми отношениями в браке. Самоактуализирующиеся люди получают истинное удовлетворение от своих отношений с партнёром по браку, и поэтому не ищут развлечений на стороне.

Именно позитивное отношение к сексу и к различным проявлениям сексуальности помогает самоактуализирующимся людям получать истинное наслаждение от половых отношений. Ещё одна особенность здоровой любви состоит в том, что ей чуждо традиционное противопоставление полов; здоровая любовь не заставляет партнёров играть так называемые половые роли, не вынуждает женщину к пассивности, а мужчину — к безудержной активности.

Здоровые, самоактуализирующиеся люди настолько уверены в своей половой принадлежности, что не считают унизительным отступить от канонов, предписываемых половой ролью. Они способны и на пассивность, и на активность, и это особенно очевидно, если рассматривать физическую любовь и половой акт. Для здоровой любви противоестественны вопросы, вроде: кто должен быть сверху? Кому следует первым проявить инициативу? Кто должен целовать, ласкать, «заводить», а кто — покорно уступать ласкам? Здоровый человек получит удовольствие и от первого, и от второго. Практически все мои испытуемые утверждали, что им одинаково приятно и любить, и принимать любовь, что их не устраивает постоянная роль пассивного или активного любовника, потому что она лишила бы их многих удовольствий.

Воззрения самоактуализирующихся людей на сексуальность настолько широки, что распространяются вплоть до мягких форм садомазохизма. Им доставляет одинаковое удовольствие и причинять боль, и терпеть её, и отдавать себя во власть партнёра, и утверждать своё господство над ним, их одинаково возбуждает и роль раба, и роль господина.

Разумеется, в этих половых забавах нет ничего патологического.

Из общения с этими людьми я вынес ещё одно впечатление.

Я говорю о свойственной им уверенности в своей мужественности или женственности. Ум, сила, уверенность, решительность и прочие «мужские» черты в женщине не пугают здорового мужчину, он не воспринимает их как угрозу собственной маскулинности, напротив, обычно они привлекают его.

И опять же, на примере любовных отношений самоактуализирующихся людей мы можем ещё раз увидеть, как самоактуализация способствует разрешению привычных дихотомий, свойственных нездоровью.

Порассуждаем о предположении, выдвинутом д’Арси (103).

Он говорил о том, что лучшие представители человеческого рода способны к единому любовному переживанию, в котором будут присутствовать как эротическая, так и платоническая любовь, несмотря на глубочайшую пропасть, их разделяющую.

Описывая два вышеупомянутых типа любви, д’Арси употребляет такие антонимы как «активный-пассивный», «мужской-женский», «эгоистичный-альтруистичный», то есть заведомо предписывает им противопоставление. Действительно, для большинства людей в понятиях «эротическая любовь» и «платоническая любовь» содержится вполне очевидное противопоставление, однако это не совсем справедливо по отношению к любви здоровых людей.

Эти люди преодолели дихотомии, они могут быть активными и пассивными, мужественными и женственными, эгоистичными и альтруистичными. Д’Арси признает этот факт, но он склонен счесть его исключением.

Сколь бы немногочисленными ни были мои наблюдения, они заставляют меня с уверенностью сделать несколько выводов негативного свойства. Например, я готов утверждать, что фрейдовская тенденция отождествления любви и секса глубоко ошибочна. 40

Фрейд не одинок в своём заблуждении — эти вещи путают и куда как менее проницательные граждане — но, пожалуй, именно Фрейд повинен в том, что эта ошибка получила столь широкое распространение. Листая сочинения Фрейда, там и сям наталкиваешься на высказывания, со всей очевидностью свидетельствующие о том, что у Фрейда не было чёткой позиции по отношению к любви. Например, в одной из своих работ он утверждает, что любовь уходит корнями в инстинкт самосохранения, и здесь он понимает её как своего рода благодарность, которую ребёнок испытывает к матери за то, что она кормит его и ухаживает за ним: «Эта привязанность формируется в первые годы жизни и базируется на инстинкте самосохранения»… (139, р. 204). Но затем он интерпретирует любовь как реактивное образование (р. 252), а несколькими страницами ниже неожиданно представляет её в виде сознательного аспекта сексуального позыва (р. 259). В лекциях Фрейда (в цитате Хичмана) можно найти высказывание о том, что взрослая любовь — это повторение любви младенца к матери: «… кормление младенца грудью можно принять за модель любых отношении любви… Обретение любви есть не что иное, как её возвращение».

Однако из всего сказанного им по поводу любви самое широкое распространение и признание приобрёл тезис о том, что нежность представляет собой половое влечение к запретной цели. 41

Если сформулировать это со всей прямотой, то нежность для Фрейда — не более чем замаскированное выражение сексуального позыва. Целью сексуального позыва выступает совокупление, но если оно по тем или иным причинам невозможно, а человек, тем не менее, продолжает желать его и в то же самое время не осмеливается признаться себе в своём желании, то лишь тогда он испытывает нежность и любовь. И наоборот, если мы видим, что человек нежно относится к другому человеку, значит, нам не остаётся ничего другого, как заключить, что он испытывает к нему половое влечение. Фрейдовские рассуждения о нежности влекут за собой ещё одно умозаключение; если мы согласимся с ними, мы вынуждены будем признать, что, если бы человек не сдерживал и не подавлял свои сексуальные позывы, если бы у него была возможность совокупляться с кем ему захочется и когда захочется, то в нашей жизни не было бы места ни нежности, ни любви. Подавление и запрет на инцест — вот единственно возможные источники любви, по мнению Фрейда. Иные воззрения на эту тему вы можете почерпнуть в работах других авторов [27, 213.

Рассуждения фрейдистов о генитальной любви зачастую отмечены одним общим недостатком: фрейдисты очень много говорят о гениталиях и очень мало — о любви. Даже в самом определении генитальной любви мы видим следы этого отношения, она зачастую понимается ими как способность к половой потенции, способность к оргазму, причём к оргазму, которого можно достичь исключительно посредством введения пениса в вагину, без использования клитора и ануса, не прибегая к помощи садомазохистских приёмов и прочих ухищрений. Встречаются, конечно, и более тонкие рассуждения, однако крайне редко. Пожалуй, самое разумное описание генитальной любви, выполненное во фрейдистской традиции, принадлежит Майклу Балинту 42 и Эдварду Хичману (195).

Рассуждения Фрейда на тему любви и нежности не дают нам ответа на вопрос: каким образом нежность вплетается в генитальную любовь. Половой акт не предполагает подавления сексуального стремления (наоборот, он служит воплощением сексуального позыва), но откуда же в таком случае возникает нежность? Кроме того, Фрейд ничего не говорит об удовлетворённой сексуальности. Если нежность присутствует в генитальной любви, значит, она порождена вовсе не подавлением полового влечения, а какими-то иными причинами, и эти причины, по-видимому, совсем не сексуального характера. Анализ Сатти (442) ясно показывает нам несостоятельность фрейдистского подхода к этой проблеме. Об этом же свидетельствуют работы Рейка (393), Фромма [145, 148, Дефореста (106) и других ревизионистов фрейдизма. Адлер, например, уже в 1908 году пришёл к выводу, что потребность в любви не может быть производной от сексуальной потребности.

Забота, ответственность и общность потребностей

Одной из наиболее важных характеристик здоровой любви выступает отождествление потребностей любящих людей или объединение иерархий базовых потребностей партнёров в единую иерархию. В результате такого объединения у партнёров возникают общие потребности, они не делят потребности на свои личные желания и желания партнёра. Эго каждого из них расширяется, принимая в себя Эго другого до такой степени, что иногда можно сказать, что два любящих человека сливаются в единое целое, становятся одним человеком, одним Эго.

Эту мысль впервые высказал Альфред Адлер [2, 13. Несколько позже Эрих Фромм в своей книге Man for himself (148) предложил такое определение любви (pp. 129–130):

«Любовь — общее чувство двух любящих людей, по крайней мере, до тех пор, пока существует связь между объектом любви и собственным Я человека. Истинная любовь есть выражением продуктивности личности, она предполагает заботу, уважение, ответственность и знание. Любовь — не эмоция и не аффект, это активное стремление к возвеличиванию любимого человека и к его счастью, берущее начало из способности любящего любить».

Хорошо сказал о любви Шлик (413а, р. 186):

«Социальные импульсы — это определённого рода личностные диспозиции, благодаря которым сама мысль о возможном удовольствии или неудовольствии другого человека становится для субъекта приятным или неприятным переживанием (даже само присутствие этого человека, сам факт его существования может, благодаря этим импульсам, вызвать у субъекта чувство удовольствия). Естественным следствием этих диспозиций есть тот факт, что радость другого человека выступает как цель поведения субъекта; достижение этой цели вызывает у него чувство радостного удовлетворения, радость и удовольствие другого становятся его собственной радостью и его собственным удовольствием».

Как правило, отождествление потребностей проявляется в виде ответственности за любимого человека и заботы о нём.

Любящий муж искренне радуется радости жены. Любящей матери мучительно больно слышать, как кашляет её ребёнок, она с радостью согласилась бы заболеть вместо него, потому что болезнь ребёнка приносит ей больше страданий, чем её собственная болезнь. Если уж мы заговорили о болезнях, то было бы любопытно рассмотреть, как влияет болезнь одного из супругов и вызванная ей необходимость ухода на отношения между супругами в счастливых и в несчастливых семейных парах. В хорошей семье болезнь одного их супругов воспринимается как несчастье двоих. В этом случае каждый из супругов чувствует свою долю ответственности за исправление неприятной ситуации и предпринимает всё возможное для того, чтобы победить болезнь. Примитивный коммунизм, характерный для здорового, счастливого брака, проявляется не только в совместном ведении хозяйства, но и в чувстве взаимной ответственности супругов. Глядя на хорошую семью, мы видим, как воплощается в жизнь принцип «от каждого по способностям, каждому по потребностям», причём в данном случае потребности любимого становятся потребностями любящего.

При очень хороших отношениях между супругами заболевший партнёр подчиняется заботе и уходу любящего с той же беззащитной доверчивостью, с какой уставший ребёнок засыпает на руках у матери, он не боится показаться слабым, не боится вызвать осуждение или раздражение партнёра. Очень характерно, что в менее здоровых семьях болезнь одного из супругов, как правило, становится причиной тревоги и напряжения, которые испытывают все члены семьи. Если муж понимает свою мужественность исключительно как физическую силу, то болезнь, ослабляющая его, воспринимается им как катастрофа. Если жена определяет свою женственность в терминах красоты и физической привлекательности, то болезнь и всё, что вредит её привлекательности, станет для неё настоящей трагедией. Если муж разделяет заблуждения жены относительно женственности, то их страдания ещё более усугубятся. Здоровым же людям не грозят подобные осложнения от болезней.

В нездоровой семье муж и жена, хоть и живут вместе, на самом деле изолированы друг от друга, каждый из них существует в своей скорлупе и неспособен по-настоящему понять другого, не может познать его как самого себя. Любое взаимодействие между группами или между отдельными индивидуумами можно представить себе как испытание, как попытку двух одиночеств преодолеть разделяющую их пропасть.

Понятно, что самым надёжным мостом через эту пропасть будет здоровая любовь. Для развития теоретических взглядов на любовь, как и для развития нашего понимания альтруизма, патриотизма и тому подобного, большое значение имеет концепция трансцендирования, выхода за пределы Эго.

Блестящим образцом современного исследования, посвящённого этой проблеме, исследования, выполненного на высоком техническом уровне, служит книга Ангьяла (12). В этой работе автор предпринял попытку анализа различных проявлений одной общей тенденции, которую он называет стремлением к гомономии, противопоставляя её стремлению к самостоятельности, к независимости, индивидуальности и так далее. В настоящее время, опираясь на новые данные клинических и исторических исследований, мы можем с уверенностью заявить, что Ангъял был прав, призывая учитывать эти два стремления при создании любых психологических классификаций. Мало того, сегодня уже кажется очевидным, что такое исключительно человеческое стремление как стремление к преодолению границ своего Эго, стремление выйти за его пределы можно считать потребностью ровно в том же смысле, в каком мы говорим о человеческой потребности в витаминах, в том же смысле, в каком мы говорим, что неудовлетворение потребности приводит к болезни. И в любом случае несомненно, что самая верная дорога к преодолению своих границ идёт через здоровую любовь.

Любовь как радость и игра

Адлер и Фромм в своих рассуждениях о любви, о которых мы говорили выше, делали особый акцент на продуктивности любовных отношений, подчёркивали особую важность взаимной ответственности партнёров. С такой точкой зрения трудно не согласиться, однако и Адлер, и Фромм, как, впрочем, и другие теоретики, пишущие о любви в том же ключе, почему-то упускают из виду один важный аспект здоровых любовных отношений, который я при всём желании не смог бы не заметить за моими испытуемыми. Я говорю о радости, о веселье, о лёгкости, о том душевном подъёме и чувстве благополучия, которые дарует человеку любовь.

Самоактуализирующиеся люди умеют получать наслаждение от любви и секса. Зачастую секс становится для них веселым развлечением, игрой, в которой есть место не только стонам, но и смеху. На мой взгляд, Фромм слишком уж серьёзно относится к любви; в его описании идеальная любовь предстаёт как некая обязанность, пожизненное бремя, на которое обрекают себя партнёры. Вот его слова (148, р. 110): «Любовь — это продуктивная форма связи человека с другими людьми и с самим собой. Любовь означает ответственность, уважение, заботу и знание. Любящий приветствует рост и развитие любимого человека. В любви находит себе выражение совершенная близость двух людей, каждый из которых при этом сохраняет свою целостность».

Согласитесь, что в такой интерпретации любовь больше похожа на договор о дружбе и сотрудничестве между двумя государствами, чем на спонтанно рождающееся чувство. Нет, мужчину и женщину влечёт друг к другу вовсе не забота о благополучии вида и не ответственность перед потомками, и даже не инстинкт размножения. Здоровая любовь, здоровый секс, несмотря на высочайшее, экстатическое напряжение всех сил и способностей человека, правильнее было бы уподобить игре двух беззаботных детей, веселой щенячьей возне.

Отношения здоровых людей полны радости и юмора, в их основе лежит не столько стремление, о котором писал Фромм, сколько радость и восхищение. Однако об этом мы поговорим ниже.

Приятие индивидуальности партнёра и уважение к нему

Все известные философы, психологи и писатели, все серьёзные мыслители, когда-либо писавшие о любви, обязательно указывали на то, что идеальной, или здоровой, любви свойственно уважительное отношение партнёров к индивидуальности друг друга. Любящий человек видит в предмете своей любви уникальную, неповторимую личность, рост и развитие которой вызывают у него радость и чувство удовольствия. Подтверждением этой мысли могут послужить мои наблюдения за самоактуализирующимися людьми. Эти люди обладают редкой способностью радоваться успехам и достижениям любимого человека, личностный рост любимого они не воспринимают как личную угрозу, он радует их. Они действительно уважают своих партнёров, уважают глубоко и сущностно. Очень хорошо сказал об этом Оверстрит (366а, р. 103): «Любовь — это не стремление обладать человеком, зачеркнуть его, напротив, это сущностная потребность подчеркнуть человека. Любить — значит признавать право человека быть самим собой, быть уникальным».

Столь же однозначен был в этом вопросе и Фромм (145, р. 261): «Наиболее важным компонентом этой спонтанности есть любовь, но не та «любовь», которая уничтожает Я другого, а любовь, которая выступает как спонтанное подтверждение индивидуальности другого, как объединение двух индивидуальностей с сохранением и развитием каждой из них».

Пожалуй, самым наглядным примером такого уважения к партнёру может послужить муж, с гордостью рассказывающий знакомым об успехах своей жены. Другим образцом может стать жена, принципиально не желающая ревновать своего мужа.

Уважительное отношение к индивидуальности другого человека может проявляться в самых разных формах, и нужно уметь отличать его от любви как таковой. Между любовью и уважением нет полного тождества, это самостоятельные феномены, хотя они часто сопутствуют друг другу. Можно уважать человека, не любя его. Я не знаю, можно ли любить, не уважая любимого человека, не знаю, можно ли эти взаимоотношения с полным правом назвать любовью, но готов допустить и эту возможность. Во всяком случае, в уважительных отношениях часто обнаруживаются те же самые характеристики, которые присущи здоровой любви.

Уважение обязательно предполагает признание самостоятельности другого человека, признание за ним права на целостность и особость. Самоактуализирующийся человек не стремится использовать партнёра в своих целях, не предпринимает попыток поработить или унизить его, он готов считаться с его желаниями и потребностями, готов признать его неотъемлемое право на суверенитет. Этими же принципами руководствуется самоактуализирующийся человек в своих взаимоотношениях с детьми, — по крайней мере, среди представителей нашей культуры никто не умеет так уважать ребёнка, как это делают они.

Занятно, но порой такое уважительное отношение к половому партнёру внешне может выглядеть как полное неуважение. Дело в том, что принятый в нашей культуре ритуал ухаживания за женщиной есть не что иное, как попытка мужчины извиниться перед женщиной за очевидное невнимание к ней, а, быть может, даже и выражение бессознательного стремления подчеркнуть своё превосходство над «слабым полом», презрения к нему. Например, у нас принято вставать при появлении дамы, подавать ей стул, пальто, руку, пропускать её вперёд и оставлять за ней право выбора блюд в ресторане, но все эти нормы и по происхождению и по существу подразумевают отношение к женщине как к слабому существу, неспособному позаботиться о себе, нуждающемуся в опеке и защите. Как правило, женщины с сильно развитым чувством самоуважения настороженно относятся к этим внешним знакам уважения, понимая, что подлинным уважением здесь и не пахнет. Я заметил, что если мужчина на самом деле уважает женщину, то он обращается с ней как с равноправным партнёром, как с товарищем, а не как с инвалидом или недоумком. В таких случаях мужчины могут позволить себе даже пренебречь формальными нормами вежливости, они ведут себя в присутствии женщины свободно и естественно, чем нередко вызывают осуждение окружающих и обвинения в неуважительном отношении к дамам.

Любовь как высшее переживание. восхищение, удивление, трепет

Любовь благотворно воздействует на человека, но это ещё не означает, что мы любим лишь потому, что ждём от любви какого-то результата. Мы влюбляемся не оттого, что стремимся ощутить влюблённость или испытать на себе всё благотворные эффекты любви. Здоровая любовь не имеет цели или намерения, она рецептивна и нетребовательна точно так же, как непредумышленны радость, заворожённость и восхищение, охватывающие человека при созерцании ошеломляюще прекрасной картины. Психологи слишком много говорят о целенаправленном поведении, о намерении, подкреплении, вознаграждении и прочих подобных вещах и уделяют слишком мало внимания переживаниям и состояниям, которые можно назвать высшими, — благоговейному трепету, охватывающему человека при встрече с прекрасным, восторгу, который сам себе служит наградой и поощрением.

Восхищение и любовь самоактуализирующегося человека не преследуют никаких целей и не требуют вознаграждения; человек переживает их идеографически [6, как состояние ради состояния, только ради переживания, роскошного и одновременно конкретного, переживает одухотворённо, в том восточно-религиозном духе, о котором говорил Нортроп (361).

Восхищение ничего не просит от человека, ничего не требует и ничего не получает. Оно непреднамеренно и бесполезно, оно скорее пассивно-рецептивно, нежели активно-наступательно. В чём-то оно подобно состоянию даосской созерцательности. Созерцающий человек, ощутив трепет восхищения, никак не влияет на него, скорее само переживание изменяет человека. Восторженный человек смотрит на мир взглядом наивного ребёнка, не пытаясь оценить его, не стремясь найти ему применение, не критикуя и не восхваляя его; он заворожён открывшимся ему чувственным опытом, поглощён своим переживанием, он уступает ему, позволяя вершить свой произвол. Это состояние можно сравнить с той охотной безвольностью, которая охватывает купальщика, покачиваемого лёгкой волной, или с трепетным восторгом, смешанным с безличным интересом, которое охватывает нас, когда мы наблюдаем, как заходящее солнце медленно расцвечивает облака над горизонтом. Мы ничего не требуем от заката, не в силах повлиять ни на него, ни на рождённый им душевный трепет. В этом смысле наше восприятие свободно от личностных проекций, мы не вкладываем в него свои бессознательные желания и стремления, мы не пытаемся придать ему форму, как делаем это, глядя на пятна Роршаха.

Переживание не служит для нас условным сигналом и не становится символом, потому что за ним не стоит никакого подкрепления или вознаграждения. Оно не связано с хлебом, молоком, не связано с удовлетворением других базовых потребностей. Можно наслаждаться картиной, не воруя её из музея, любоваться розой, не срывая её с куста, восторгаться младенцем, не похищая его у матери, слушать пение соловья, не сажая его в клетку. Таким же невмешательным образом человек может любоваться и наслаждаться другим человеком, не утверждая своего господства над ним. Разумеется, есть и иные стремления, заставляющие двух индивидуумов любить друг друга, но благоговейное восхищение, по-видимому, — главный компонент любви.

Признание этого факта влечёт за собой ряд последствий, наиболее важное из которых связано с тем, что наше наблюдение идёт вразрез с большинством теорий любви. Очень многие теоретики в своих рассуждениях о любви исходили из того, что люди скорее обречены на любовь, нежели увлечены ей.

Так, Фрейд (138) говорит о запрете на сексуальное поведение, Рейк (393) толкует об энергии вытесненного желания, и ещё целый ряд авторов говорит о неудовлетворённых потребностях, вынуждающих человека поддаваться самообману, влюбляться в выдуманный образ партнёра.

Однако если рассматривать самоактуализирующегося индивидуума, то совершенно очевидно, что он влюбляется так же, как мы реагируем на великую музыку — распахиваясь навстречу своему переживанию, с восторгом и трепетом ощущая, как она заполняет его душу. Такое восприятие музыки непреднамеренно, человек не ставит перед собой цели преисполниться музыкой. В одной из своих лекций Хорни определила здоровую любовь как способность воспринять другого человека per se, в его уникальной целостности, воспринять его как цель, а не как средство достижения цели.

Такое восприятие можно назвать восхищенным, оно полно обожания, жажды познания, оно свободно от стремления использовать партнёра. Очень хорошо сказал об этом Святой Бернард: «Любовь не ищет смысла, кроме того, что заключён в ней самой, любви нет причины, как нет ей предела; она сама себя порождает и сама себе служит наградой. Я люблю потому, что люблю; я люблю потому, что я в состоянии любить»… (209)

Теологическая литература изобилует подобными утверждениями (103), цель которых состоит в том, чтобы отделить человеческую любовь от божественной. В основе этой тенденции лежит допущение о том, что незаинтересованное восхищение (восхищение, в котором нет личного интереса) и альтруистическая любовь не свойственны человеку, что это прерогатива высших сил. Но мы-то знаем, что это не так, мы-то знаем, что в любви здорового, развитого, зрелого человека обнаруживаются очень многие характеристики, прежде считавшиеся исключительно божественными.

Мне кажется, что перечисленные феномены здоровой любви становятся более понятными в контексте сформулированных выше теоретических постулатов. Во-первых, мне хочется напомнить об отличиях дефициентной мотивации от мотивации роста (295). Мы определили самоактуализирующихся индивидуумов как людей, удовлетворивших свои потребности в безопасности, принадлежности, любви, уважении и самоуважении и потому не мотивированных этими потребностями. Но, если это так, то почему же тогда человек, удовлетворивший свою потребность в любви, всё-таки влюбляется, всё-таки любит? Очевидно, что любовь такого индивидуума будет иной, нежели любовь индивидуума, не удовлетворившего свою потребность в любви, — последний любит потому, что нуждается в любви, тоскует о ней, жаждет её, потому, что ему недостаёт любви и он обречён на стремление восполнить этот патогенный дефицит (дефициентная любовь, Д-любовь). 43

Самоактуализирующийся индивидуум не испытывает дефициентной нужды и потому свободен идти вперёд, выше, он волен в своём стремлении к развитию, росту, зрелости, то есть к воплощению в действительность высших индивидуальных и общевидовых возможностей. Любое его желание, любой поступок представляет собой эманацию роста и свободного, вольного самовыражения, в котором нет ничего от функциональности или преодоления. Он любит, потому что любовь присуща ему, потому что любовь — такая же неотъемлемая часть его существа, как доброта, честность и искренность; он не стремится к любви и не ищет её, это состояние для него так же естественно и спонтанно, как сила сильного мужчины, как запах розы, как грация кошки, как ребячество ребёнка. Его любовь так же эпифеноменальна и немотивирована, как процесс роста и развития.

В любви самоактулизированного индивидуума нет старания, преодоления, напряжения, которые так характерны для любви обычного человека. Если говорить на языке философии, то любовь для него — не только аспект становления, но и аспект бытия, и потому её можно назвать высшей любовью, любовью на уровне Бытия или любовью к Бытию другого.

Отстранённость и индивидуализм

Тот факт, что самоактуализирующиеся люди даже в любви способны оставаться отстранёнными, сохраняют свою индивидуальность и личностную самостоятельность, может показаться парадоксальным, так как индивидуализм и отстранённость, на первый взгляд, абсолютно несовместимы с той особого рода любовным отождествлением, которое мы обнаружили у самоактуализирующихся индивидуумов. Но это — лишь кажущийся парадокс. Я уже говорил о том, что отстранённость здорового человека может гармонично сочетаться с его абсолютным, полным отождествлением с предметом своей любви. Удивительно, но о самоактуализирующихся людях можно сказать, что они одновременно и самые большие индивидуалисты, и самые последовательные альтруисты, существа, крайне социальные и до восхищения способные любить. В рамках нашей культуры индивидуализм принято противопоставлять альтруизму, эти два свойства принято рассматривать в качестве крайних пределов единого континуума, но мы уже говорили о том, что Подобная точка зрения ошибочна и требует тщательной корректировки. В характере самоактуализирующегося человека эти качества мирно сосуществуют, на их примере мы в который уже раз видим разрешение неразрешимой дихотомии.

Мои испытуемые отличаются от обычных людей здоровой долей эгоизма и сильно развитым чувством самоуважения. Эти люди не склонны без нужды поступаться своими интересами.

Самоактуализирующиеся люди умеют любить, но их любовь и уважение к другим неразрывно связаны с самоуважением. Об этих людях нельзя сказать, что они нуждаются в партнёре.

Они могут быть чрезвычайно близки с любимым человеком, но они не воспримут разлуку с ним как катастрофу. Они не цепляются за любимого и не держат его на привязи, он не становится для них якорем или обузой. Они способны на поистине огромное, глубокое удовлетворение от отношений с любимым человеком, но разлуку с ним они принимают с философским стоицизмом. Даже смерть любимого не в состоянии лишить их силы и мужества. Даже переживая очень бурный любовный роман, эти люди не отказываются от права быть самим собой, остаются единовластными хозяевами собственной жизни и судьбы.

Я думаю, что если мы сможем получить убедительные подтверждения этому наблюдению, то это заставит нас пересмотреть или, по крайней мере, расширить принятое в нашей культуре определение идеальной, или здоровой, любви.

Мы привыкли определять её как полное слияние двух Я, как утрату собственной отдельности, как отказ от собственной индивидуальности. Все это верно, но данные, которыми мы располагаем, позволяют нам предположить, что в здоровой любви наряду с утратой индивидуальности происходит и укрепление индивидуальности обоих партнёров, что слияние двух Я означает не ослабление, а усиление каждого из них.

По-видимому, для самоактуализирующегося человека эти две тенденции — тенденция к самопревосхождению и тенденция к укреплению индивидуальности — нисколько не противоречат друг другу, напротив, они дополняют и подкрепляют друг друга. Самопревосхождение возможна только при условии сильной, здоровой самотождественности.

Эффективность восприятия, «хороший вкус» и здоровая любовь

Одной из самых поразительных особенностей самоактуализирующихся людей служит исключительная эффективность их восприятия. Эти люди, как никто другой, способны к восприятию истины, они умеют видеть правду в любой ситуации, как в структурированной, так и в неструктурированной, как в личностной, так и в безличной.

Такая эффективность, или пронзительность восприятия проявляется главным образом в так называемом «хорошем вкусе», который демонстрируют мои испытуемые в выборе половых партнёров. Если собрать вместе всех близких друзей, жён и мужей моих испытуемых, то мы обнаружим в представителях этой малой группы столько хороших качеств, сколько никогда не найдём в случайной выборке.

Я далёк от того, чтобы утверждать, что каждый сексуальный выбор каждого исследованного мной самоактуализирующегося человека идеален. Ничто человеческое не чуждо этим людям, они тоже могут ошибаться в своём выборе. Почти у каждого из них есть свои слабости и недостатки, которые, так или иначе, влияют на их выбор.

Например, по крайне мере, про одного из моих испытуемых я могу сказать, что он женился не столько по любви, сколько из жалости. Другой связал свою судьбу с женщиной гораздо моложе его и в результате столкнулся с массой проблем. То есть, если попытаться без излишней экзальтированности определить способность самоактуализирующегося человека к выбору, то у нас получится что-то вроде следующего заявления: в выборе здорового человека проявляется гораздо больше вкуса, чем в выборе среднего человека, но даже и его выбор нельзя назвать идеальным.

Однако, даже столь осторожный вывод вступает в противоречие с известной поговоркой про злодейку-любовь, как и с более деликатными версиями этого заблуждения.

Широко распространено мнение о том, что любовь ослепляет человека, что влюблённый всегда переоценивает своего возлюбленного. Но эта закономерность обнаруживается только в нездоровой любви. Некоторые данные, полученные мною из наблюдений за самоактуализирующимися людьми, указывают на то, что здоровая любовь, напротив, обостряет восприятие человека, делает его более точным, более правдивым, более эффективным. Здоровая любовь позволяет человеку увидеть в возлюбленном такие качества, которые вряд ли откроются незаинтересованному взгляду. 44

Самоактуализирующийся индивидуум способен полюбить даже внешне непривлекательного человека, даже такого, от которого отворачивается общественное мнение, тем самым он как будто подтверждает житейское наблюдение о зловредной любви. Однако его любовь вовсе не означает, что он не видит изъянов любимого; нет, он видит их, но они не мешают ему увидеть и его достоинства, или же любящий отказывается воспринимать как недостатки то, что другим кажется неприятным или даже отвратительным. Внешность, материальное положение, классовая принадлежность, уровень образования, наличие социальных навыков не столь важны для самоактуализирующегося человека, он постиг высшую ценность человеческих душевных качеств. Именно поэтому он может полюбить человека, который другим кажется невзрачным, неинтересным или заурядным. И тогда эти другие называют его слепцом, но я склонен счесть это признаком хорошего вкуса или особой эффективности восприятия.

Мне посчастливилось наблюдать, как развивался хороший вкус у нескольких сравнительно здоровых молодых людей; это были студенты колледжа, с которыми я работал на протяжении ряда лет как со своими потенциальными испытуемыми. Чем более зрелыми становились эти люди, тем реже они упоминали в качестве достоинств полового партнёра такие характеристики как приятная внешность, пышный бюст, физическая привлекательность, длинные ноги, красивое тело, умение целоваться или умение танцевать. Всё чаще они говорили о взаимной совместимости, о доброте любимого человека, о его порядочности, верности, тактичности, внимательности. Взрослея, некоторые юноши влюблялись в девушек именно с теми характеристиками, которые прежде казались им неприятными (например, волосатые ноги, излишний вес, оттопыренные уши). Я видел, как год за годом сужался круг потенциальных возлюбленных одного молодого человека.

Поначалу про него можно было сказать, что он «не пропустит ни одной юбки». Он признавался мне, что готов лечь в постель с любой девицей, лишь бы она не была слишком толстой или чересчур высокой, но по прошествии нескольких лет на тот же вопрос из всех знакомых ему девушек он сумел назвать только двух, которых мог бы представить себе в роли своих половых партнёрш. Теперь его выбор предопределяли не физические характеристики девушек, а их душевные качества.

Я полагаю, что эта тенденция связана не столько со взрослением, сколько с ростом психологического здоровья.

Кроме того, полученные мною данные противоречат и двум другим «постулатам» любви, первый из которых гласит, что противоположности сходятся, а второй утверждает, что подобное стремится к подобному. Что касается здорового человека, то для него последнее утверждение верно только в отношении таких характерологических черт как честность, искренность, доброта и мужество. Что касается внешних, поверхностных характеристик, таких как уровень дохода, классовая принадлежность, уровень образования, национальность, религиозные взгляды супругов, то браки самоактуализирующихся людей не отличаются такой гомогенностью, какую можно наблюдать в браках среднестатистических индивидуумов. Самоактуализирующийся человек не видит угрозы в том, что незнакомо ему; новизна не путает его, а интригует. Самоактуализирующийся индивидуум не цепляется за привычное, для него не так, как для среднестатистического человека, существенны привычный выговор, знакомые одежда, еда, традиции и церемонии.

Что касается постулата о тяге друг к другу противоположностей, то в отношении самоактуализирующегося человека он справедлив только в том смысле, что здоровый человек способен искренне восхищаться теми талантами и умениями, которыми не обладает сам и которыми наделён другой человек. И потому талант потенциального партнёра, будь то мужчина или женщина, рассматривается здоровым человеком как привлекательная черта.

И наконец, я хочу обратить ваше внимание на тот факт, что все, о чём я говорил выше, служит ещё одним примером разрешения или преодоления извечного противопоставления разума и желания, сердца и рассудка. В любовных отношениях самоактуализирующийся человек совершает свой выбор, опираясь как на когнитивные, так и на конативные критерии.

Иначе говоря, он испытывает интуитивное, импульсивное половое влечение именно к таким людям, которые подошли бы ему, если бы он взялся оценивать их трезвым рассудком и холодным умом. Его чувства дружат с его разумом, они синергичны, а не антагонистичны друг другу.

В связи с этим мне вспоминается попытка Сорокина (434) доказать, что правду, красоту и добродетель связывает положительная корреляция. Я готов согласиться с данными Сорокина, но только в отношении здоровых людей. Что касается невротиков, вряд ли мы можем говорить об однозначной взаимосвязи у них этих качеств (449).

Що для вас кохання? — ПРОЧЕРК.інфо

22 червня 2010, 19:36 ПРОЧЕРК Таблоїд / Мережа

Відвертість відвідувачів черкаського форуму www.forum.ck.ua

Много раз думала и отвечала, а что это… и ответила: словами не передать… только сердцем…
Знаете у меня бытует три мнения про ста

дии любови полов и эмоции которые я сама лично пережила:
Когда она счастливая и Вы вместе — это полет души и сердца… все и всё прекрасно…
Когда Вы любите, а Вас не любят — внутри чувство одиночества, тоски… и огня, который сжигает изнутри… и тихая грусть…
Когда Вы только расстались с любимым человеком -… остановка сердца и живет только красивая оболочка…
Меня это чувство превознесло в небо и разбило об камни… но я не пожалела, что люблю… я живу сердцем…

Алинусик

 

Для меня любовь это влюбленность переросшая в дружбу, либо дружба переросшая в влюбленность, в результате чего человек становится

самым близким и самым родным на земле, становится человеком рядом с которым ты себя чувствуешь легко, непринужденно и ведешь себя так, как будто ты находишься один.

Димонти

 

Ближе всего для меня такое вот понятие любви. Когда взаимопонимание не только в словах, но и в молчании. Жить и знать, что тот, кого вы любите ходит по этой земле, более того — он счастлив, и вы радуетесь за него — верхняя меря этого чувства

Кошолка

 

Любовь очень многогранна…это и привычка про которую вы пишите, и страсть, и переживания, и самопожертвование, и восхищение, и радость, и грусть…и еще масса чувств и эмоций которые нас охватывают когда мы любим…и все это зависит от того какая ваша любовь…взаимна или однобока. Лично мне всегда нужно находиться в состоянии

влюбленности — тогда я живу! Главное беречь, подпитывать и не пренебрегать этим светлым чувством…

Чудилка

Как по мне — любовь влечет страдания, они проявляются всегда, вот к примеру если любовь не взаимна — он страдает, если он потерял любимого — он страдает, если вместе — это переживания о ближнем, беспокойство — страдания. Но все таки мы продолжаем влюбляться и любить, слепо, невзаимно, тем самым проявляя НАДЕЖДУ. Надеемся что ваш любимый человек, для которого, кажется, могли бы остановить время и дотянутся до звезд, ответит взаимностью… а ее все нет и нет… и просто продолжаем страдать, мучатся, проклиная это чувство внутри себя но все же продолжаем ВЕРИТЬ в него…

Доктор ЗИП

Любовь — это необыкновенное и необъяснимое чувство, любовь обрушивается почти на всех людей в мире. Любовь захлестывает с головой, переполняет, рвется наружу. Любовь не поддается контролю разума. Любовь безгранична, как небо она не имеет пределов. Любовь ярка, как солнце но может ослепить. Любовь глубока, как океан. Любовь приходит и уходит, приносит блаженство и боль. Любовь оставляет ощущение, что с тобой произошло нечто незабываемое и необыкновенное……эх эта любовь…пока не испытаешь не сможешь ответить на этот вопрос….ЛЮБОВЬ это подарок жизни… и радуйтесь те кто сполна ощутили это чувство…так как не всем дано любить..

Анестезия

 

я понял, это временный наплыв ЭМОЦИЙ. Не более. Дальше все как обычно

Джанумов

 

Как по мне,то любовь это вирус,иногда смертельный (если нет иммунитета).

Атемант

 

У Бориса Гребенщикова в песне есть слова: Любовь — это способ вернуться домой. Мне кажется, что я его понял, и мне это определение по душе.
Если же интересует только любовь к определенному человеку, то я бы сказал, что это в первую очередь достижение счастья через достижение счастья любимого человека.

Севултура

 

Любовь — это то, что одних заставляет жить, а других толкает на край моста…

Сергей Шторм

 

Можно, когда осознанно ищешь страданий и чувств, чтобы заполнить пустоту — это «не очень».
А настоящую — часто просто прозеваешь её приход, а она уже «бац» по башке — я тут.»

МарГО

 

Любовь — на мое мнение, это когда определенный человек получает в моих глазах особый статус, я могу намного больше для него сделать, могу намного больше ему позволить и простить, я могу его глубже понять, а главное я хочу этого. Я хочу сделать этого человека счастливым, я хочу с ним быть, я ощущаю в нем что-то родное, химия тел как бы совпадает, нравяться все запахи человека, походка, жесты, мимика… К этому человеку хочется вернуться, где бы я не был… Бывают редко ссоры, их пока было две, одна в три года, вторая в почти шесть, тоесть сейчас, вот во время таких ссор, когда оба на пределе, осознаем, что зависим в хорошем смысле друг от друга. Что разбежаться не хочеться, чтобы там не говорили, и главное, самое главное — это все взаимно! Спасибо Богу за такую любовь, шесть лет уже люблю как первоклассник, радуюсь и живу сегодняшним днем!

Мокрый загар

 

Любовь — это когда волк приносит в логово кусок мяса, а в ответ получает нежный тычок в бок от волчицы и радостное визжание волчат.

Д.Э.Н.

 

Любовь чувство не всегда обоюдное. Любовь может быть безответной, безнадежной, страстной. Она может быть разной в силу качеств человека, которому она дарована. Не просто дать обозначение. Но однозначно можно сказать, там где нет любви жить однозначно спокойнее.
Большое счастье, когда любовь приходит и очень больно, когда это чувство меняется, переростает в нечто большее, семью, общий быт, общие надежды, чтобы потом рухнуть как карточный домик. А ты сидишь потом и как сумашедший собираешь пазлы в своей голове: тут я ошиблась, тут неправа, тут он …

Маринария

 

Любовь-то есть. Но редко у кого есть талант и любить, и быть любимым.
У многих и не пахнет любовью, но они считают — у них любовь… как же, без неё…
Это как-бы каждый водила мнит себя Шумахером…а Шумахер всего один.

Бельмондо

 

Если б я знал что такое любовь, а то не разу не влюблялся

Инфекто

 

Что такое любовь?На этот вопрос сможет ответить только тот кто любил. И то для каждого человека она будет разной. Да,для многих это ураган страстей,куча эмоций и т.д. Для меня..Для меня любовь это мир в глазах человечка и в этом мире,который я увижу,есть только он и я. Да,есть реальность,но это..это мир только для нас двоих и его нужно строить,береч от ветров,дождя…Это когда ты спешиш с работы домой и от одного взгляда,обьятий,поцелуя тебе становиться тепло и уютно)). Любовь это необьяснимое чувство,ведь как можно до конца обьяснить это? Ее не обьяснять надо,а давать и принимать. Принимать такая какой она есть,ведь если человек любит не ак как вам,мне хочеться,то это не значит,чо он не любит. Он любит,просто по своему.Ради любимого человека я готова на все-не путые слова для моего МЧ.Любить это значить отдаваться человеку на все 100% и чуточку больше и не ждать ответа,а просто любить…Да,порой бывает больно и сложно,но скажите мне,что в нашей жизни даеться без боли и труда? Когда любишь человека,то не замечаешь его недостатков,он идеален,он один в этом мире. Позже открываються глаза и включаються мозги,наинаем замечаь,но если это любовь,то все недстатки можно превратить в плюсы ли убрать обоюдным трудом. Отношния надо строить,главное чтоб эта «стройка» была не в одиночку.

Инфекто

 

Любовь… лично для меня это давно забытое ощущение. Первая любовь, она была такой, ну, неземной, что ли. Даже прикосновения рук приводили в такое блаженство, голос дрожал и коленки подкашивались при встречах. И если с моей стороны чувств было меньше, чем с его, то я даже боюсь представить, что происходило с ним. Потом, через время, пробегали влюблённости, увлечения — но это всё не то, не такое, другое и ненастоящее. Думала ФСЬО, кина нэ будэ, забыла как любить, но прошло время и стало понятно, что такой любви как первая, настоящая, искренняя и бескорыстная, уже не повторится никогда. Мой бывший муж очень был недоволен, что у меня нет страстей, нет бешенных чувств и эмоций, которые были раньше. Пыталась обьяснить, что таких ощущений, как были в 17, не будет в 25, а тех, соответственно, не повторится в 30 или 40. Сегодня для меня любовь скорее в спокойствии, доверии и заботе, когда запросто можно помолчать вместе, можно сказать ВСЁ, что на душе, можно положиться на человека в любой ситуации; и если этих ощущений не будет, или будет их нехватка, то вряд ли эмоции победят. Со временем (а точнее с возрастом) перестаешь любить сердцем, а начинаешь любить умом.

Кошелка

Публікується мовою оригіналу.

Постійна адреса обговорення  «Що для вас кохання?» — http://forum.ck.ua/viewtopic.php?f=24&t=97959&start=140

реклама

Ревнует, значит любит?

Именно ревность позволяет обходиться в отношениях без любви.


Ревность возникает потому что любовь и ненависть борются между собой и связаны с завистью к другому человеку. Чем больше радости и любви было раньше, тем больше теперь ненависти. Прежде всего потому что известно в какой восторг приводило завистника любимое.

Так в приступе эротической ревности человек на основании собственного опыта представляет себе, что делают вместе эти двое и какое удовольствие получают.


По отношению к очень близкому человеку нормально чувствовать амбивалентность — мы и любим и ненавидим одного и того же человека. Но обычно наша любовь сильнее ненависти и держит ее «в узде». В приступе ревности эта амбивалентность расщепляется: нас разрывает между любовью и ненавистью, то доминирует одно, то — другое.


Если мы чувствуем ревность, это не значит, что мы должны себя вести ревниво.


Как может переживаться ревность:

1. Гнев направлен на захватчика. При такой установке люди очень сильно нападают и вторгаются, хотят знать все, хотят хотя бы так удержать ситуацию под контролем. ( а ну дай я посмотрю твои переписки)

2. Идентификация с агрессором. При этом ревность провоцируется у другого, чтобы не ревновать самому; инсценируются ситуации, которые лишают партнера уверенности, чтобы самому не оказаться на его месте. ( ой, тут кто то меня на свидание приглашает)

3. Отстранение. У ревнивца возникают фантазии о том, как великолепно можно было бы инсценировать своё возвращение, чтобы заново занято своё прежнее положение. Могут возникать и фантазии о мести.

4. Регресс, спасти отношения, полностью сдаваясь и отказываясь от своих интересов. «Я сделаю все, что ты хочешь, только не покидай меня.»


Ревность часто повод почувствовать себя, восстановить контакт с собой, спросить себя: что для меня значит эта ситуация? Признать, что произошло именно то, что произошло, но в то же время критично конфронтировать с установкой на удержание людей и вещей, за которые уже можно не цепляться.

Любовь и ее сущность

Продолжается публикация статей участников конкурса «Вкус слова». Представляем работу Валерия Москалева, магистранта 1 курса факультета естественнонаучного образования.

Статьи участников публикуются на сайте с сохранением авторского стиля. Мнение автора может не совпадать с мнением редакции сайта.

Любовь,

Красивая, опасная,

Манящая нас в сети,

Может вызвать пожар в душе –

Чувства!

Прожить без любви человеку совершенно невозможно! Достаточно только представить, что бывает с человеком, когда он остается один на один с самим собой. Человек постоянно ищет кого-нибудь рядом с собой: друга, подругу, соседа, девушку и т.д.

Самое интересное, что каждый из нас способен любить! Даже самые жестокие люди в истории человечества умели любить и любили. Адольф Гитлер любил свой народ, Иосиф Сталин любил свою родину и т.д. Так что же такое любовь и какова сущность ее бытия?

Ученые выделяют четыре вида любви. Первое – это любовь «эрос», она проявляется в интимной близости между мужчиной и женщиной, познании друг друга, умении быть рядом друг с другом. Однако важно понимать, что любовь «эрос» – это всего лишь мимолетное мгновение, и не нужно ставить этот вид любви на первое место.

Второй вид любви – любовь «сторге». Слово это пришло к нам из Древней Греции и означает «любовь» или, по-другому говоря, привязанность сына к матери, брата к сестре, дочери к матери; любовь родственная и желание проводить с родными как можно больше времени. Но и этот вид любви не стоит относить к наивысшему. В христианстве есть одна история из Нового Завета: когда Иисус Христос проповедовал, ученики отвлекли его и сказали: «Мать и братья ждут тебя». На что Иисус ответил: «Кто внемлет моим словам – тот мне и мать, и брат».

Третий вид любви – любовь «филия». Так же, как и «сторге», «филия» пришла к нам из Древний Греции. «Филия» означает предрасположенность одного человека к другому, иными словами – уважение! Например, «филия» может проявляться между коллегами по работе, когда в коллективе есть взаимопонимание.

Четвертый вид любви, пожалуй, самый сильный и главный в истории человечества – любовь «агапе». Слово «агапе» также пришло из древнегреческого и подразумевает умение любить, жертвуя собой, помогать ближнему, не ожидая ничего взамен. Христианство сравнивает эту любовь с жертвой Христа на кресте. В Евангелии от Марка в 12 главе в 30 и 31 стихах Иисус говорит ученикам: «Возлюби Бога всем сердцем и всей душою – сия есть первая заповедь. Вторая, подобная ей, – возлюби ближнего, как самого себя. Иной, больше сих заповедей, нет».

Задумайтесь, а каждый ли из нас способен любить, не ожидая ничего взамен? В одной известной песне группы «Сальвадор» есть фраза: «Мы долго помним тех, кого теряем». А ведь способны ли мы любить человека, когда у него все хорошо, он жив, он успешный бизнесмен, или наоборот, бомж без прописки. В сердце каждого человека есть любовь, боль расставаний, горечь непонимания и поиски Бога. Даже самый рьяный атеист в душе призывает имя Всевышнего, и он помогает, потому что только у него есть та самая любовь – любовь «агапе».

Задумайтесь, даже самые кровопролитные войны в истории человечества происходили из-за любви – любви к родине, к своему народу, из-за желания заполучить лучшее. Но если бы все люди любили друг друга такой же любовью, какою Бог возлюбил этот мир, они бы перестали воевать и научились делиться – делиться самым лучшим: полезными ископаемыми, курортными зонами, фруктами, овощами, чувствами, эмоциями.

Современные ученые утверждают, что земля не способна прокормить более 8 миллиардов человек, однако достаточно научиться людям любить и понимать друг друга, и земля выдержит гораздо больше, в разы больше.

Вместо того, чтобы читать цитаты из социальных сетей, смотреть тысячи фильмов и спортивных матчей, давайте начнём с себя. Пусть каждый из нас посадит во дворе дерево, переведет через дорогу дедушку, накормит брошенных в детском доме детей, и, может быть, нам уже будет незачем говорить плохо о своем родном крае. Давайте начнем проявлять друг к друг любовь «агапе»!

Валерий Москалев

«Если бы человек любил все время, то, наверное, тысячу лет бы жил» / Театр им. Евгения Вахтангова. Официальный сайт.

Татьяна Рогожина, Наше кино от 14 октября 2011

«Жизнь — это удовольствие. И человек хочет их получать. А любить — это удовольствие. Ты же не знаешь точно, любит тебя человек или притворяется. А со своими эмоциями тебе проще разобраться. Да, сейчас для меня важнее любить. Мне нравится, когда у меня просыпается это чувство. Оно очень приятное. Оно правильное. Правильные биохимические реакции задействует?» — признается замечательный артист и любимец зрительниц Владимир Симонов, чьи герои (в таких картинах, как «Свадьба», «Прорва», «Жизнь забавами полна») знали толк в отношениях с женщинами.

Владимир Симонов — артист, который, кажется, может сыграть все. Как человек, безусловно, очень талантливый. Ему подвластны не только роли соблазнителей женщин, коих у него несметное количество (причем палитра их изображения поражает), но и множество других образов. От царя (Александр I, «Северный сфинкс») до маньяка («Комната потерянных игрушек»). Скоро эти (и не только) фильмы с участием артиста выйдут на экраны, а пока мы встретились с Владимиром Александровичем и поговорили с ним на «вечные темы»: профессия, судьба, любовь.

— Владимир, знаю, что в театре у вас сейчас насыщенное время, вы репетируете сразу в двух спектаклях?

— А откуда вы знаете? Я думал, это тайна? Да, сразу два спектакля. В театре Вахтангова — «Мелкий бес», и второй — впервые на стороне.

— И что вас заставило «вильнуть» в сторону?

— (Вздыхает.) Нужда. Я от антреприз часто отказывался, но сейчас решил согласиться. Потому что, во-первых, партнер замечательный — Лена Сафонова. Во-вторых, экономическое подспорье.

— А что со съемками?

— Вы же знаете, как у артистов. То пусто, то густо. Иногда съемок слишком много, иногда вообще нет долгое время. Ты этот процесс никак не можешь регулировать — или позвали, или нет. А антреприза уже от тебя зависит — сколько раз сможешь играть. А уж если совместить это с хорошим, веселым материалом, с хорошими партнерами и режиссером, то вообще все отлично. Тут все совпало. Правда, еще совпало с репетициями довольно сложного произведения — «Мелкий бес» — в моем родном театре Вахтангова!

— Тяжело совмещать?

— Тяжеловато. Пришлось отказаться от всех прелестей жизни.

— С этого места поподробнее, пожалуйста. Прелестей — каких?

— Ну каких? Прелести жизни — это: кино  (Задумывается.)

— вино и домино. — (Смеется.) Именно.

— А что все-таки с кино? Насколько я слышала, вы не очень довольны своими сыгранными ролями в последнее время, потому что все каких-то темных личностей приходилось играть?

— Темных, да. Но не скажу, что недоволен этими ролями. Другое дело — почти все, что я делаю последние года три, не выходит на экраны. И когда все это выйдет, начиная с «Северного сфинкса», где я сыграл Александра I, императора, — неизвестно. В 2006 году у меня было достаточно много работы. В общей сложности девять фильмов. Что касается предлагаемых ролей, то было время, когда мне предлагали играть только алкоголиков, артистов и совратителей женщин.

— То есть героев-любовников? Кстати, если посмотреть всю вашу фильмографию, то ваше амплуа можно определить как «богемно-интеллигентный персонаж», зачастую приближенный к власти. Ну и еще герой-любовник сюда же «подверстывается».

— Да, есть немного. Раньше было так: если я снимаюсь, значит, постельная сцена будет однозначно!

— А вы легко на них соглашались?

— Конечно. А что в них такого страшного? Хотя давно в подобных сценах не снимался, видимо, уже не до них. (Смеется.) Наверное. Хотя всякое может быть.

— Все артисты говорят, что как огня боятся этих сцен.

— Да не знаю! Последний раз года полтора назад снимали подобную сцену. Не было никаких проблем. Надо было друг на друге лежать, и все. Понятно, что у человека комплекс может быть только один: что с его телом что-то не так. А если ты к этому относишься философски: голыми пришли, голыми и уйдем, то какая разница? Что там будет через четыре миллиарда лет и кому нужны будут эти диски с фильмами? Сейчас земля сместится с оси на полкилометра, и все закончится в одну секунду. И все переживания становятся такими мелкими.

— Вы случайно не разочаровались в своей профессии?

— Я — нет. Правда, она уже потеряла все границы. Сейчас очень много непрофессионалов и в кино, и в театре. В кино особенно. Это плохо.

— Простите за глупый вопрос, но всегда очень интересно, почему человек, а особенно мужчина, желает стать артистом?

— Особенно мужчина?.. Понимаете, если бы выбор профессии происходил лет эдак в сорок, тогда действительно было бы интересно: что вдруг мужчина, который был инженером, вдруг пошел в актерскую профессию. А когда выбор происходит в семнадцать-восемнадцать лет, чего можно ждать? На сознание влияет в первую очередь кино. И, следовательно, ты мечтаешь о славе, зрительской любви…

— большом количестве женщин.

— Конечно. И все так красиво, так романтично! Кино — это ведь всегда красиво. Даже когда героя в грязь бросают и бутылку о голову разбивают… И ты понимаешь, что только туда. А уж если увидишь репортажи с каких-нибудь фестивалей — все.

— Клиент готов.

— Моментально. Другое дело, что студенты разные, цели и задачи у всех разные. Кто-то становится личностью и многого добивается в своей профессии, кто-то становится ремесленником. Что, наверное, не очень хорошо. Но и ремесленники тоже нужны.

— Мы поговорили выше о вашем амплуа героя-любовника, но у вас есть и другие роли, о которых ваша поклонница в Интернете написала: «Великолепный актер! Жаль, что в кино, как правило, играет инфантильных неудачников». Как вам такая формулировка?

— Прекрасно. Ну, инфантильных неудачников. Может быть, она посмотрела два-три фильма: «Раскаленная суббота» Митты, «Жизнь забавами полна» Тодоровского и «Свадьбу» Лунгина…

— Да что вы, Владимир. Вы там настоящий мачо. Красавец мужчина.

— Да?

— Да. Девушка посмотрела, наверное, «Виолу Тараканову».

— Возможно, «Виолу?». У меня были всякие роли. А вообще рассуждать о своих ролях в кино можно только тогда, когда ты настолько уже значим и с тобой настолько считаются, что ты можешь выбирать и сам себя «компоновать»

— «Я всегда буду играть только героев-любовников». Я думаю, артисты играют в основном то, что им предлагают.

— Вы от многого отказываетесь?

— Не от многого, но от одного я точно отказываюсь. То, что называется ширпотребом.

— «Мыло мыльное»?

— Да, «жидкое мыло». От этого пока отказываюсь. Даже не то, что отказываюсь, а линяю, так скажем. Не обижая их. Я всегда думаю: «Вот увидит кто-нибудь ЭТО, и куда меня потом еще позовут?» Хотя, может быть, я и не прав. Я когда-то так же боялся в рекламе сниматься. Думал, что вот снимешься в рекламе, — и тебя будут потом ассоциировать только, например, с подсолнечным маслом. Ужас. Мне один мой товарищ, актер, сказал, что после того, как он снялся в рекламе, ему три года не звонили. А как только он приходил куда-нибудь, слышал: «А, да это ж?» Хотя сейчас и это стерлось. А зря. Ведь исчезает какая-то грань между восприятием актера зрителем. Но каждый выбирает свой путь. К нам молодые артисты приходят в театр, год, два, три поработают — и уходят. Почему? Потому что они понимают: еще немного посидят — и мимо них «пробегут» «Солдаты-86». И все. И уже новые структуры у молодых в голове. Они умудряются и сниматься, и быть занятыми в спектаклях. А это очень сложно. Но играть в театре надо обязательно. Потому что профессия все равно здесь. Артист — это театр. Так не было: две тысячи лет назад кино, а потом, в 1917-м, — театр. Все было наоборот.

— У вас есть любимые роли в кино?

— Вроде нет. Хотя… Я вообще запоминаю все первое: первую любовь, первую роль, первую машину! И фильм первый помню и выделяю среди всех остальных. Это «Метель» по Пушкину, режиссер — Петр Наумович Фоменко. Вот там было что-то проникновенное, правильное. Талантливое, я бы даже осмелился сказать. Я люблю, конечно, все свои роли, но я считаю, что ценны прорывы. То, что копилось-копилось внутри, а потом — бум! — в какой-нибудь роли выстреливает. Но это чаще происходит в театре. А в кино все как-то… Хотя… Если смотреть на ситуацию, опять же, философски, может быть, я сыграл только то, что мог сыграть. По каким причинам — это другой вопрос.

— Вы фаталист?

— Конечно.

— Считаете, что от человека ничего не зависит?

— Нет, зависит, конечно, от силы его характера. Но, думаю, надо жить как удобно. Если меня напрягает что-то — пойти куда-то, сделать что-то, то я постараюсь этого избежать.

— Это определенная степень свободы. Высокая степень.

— Абсолютно! Можно сказать, что я счастливый человек.

— На жизнь часто ропщете?

— Бывает. Я же такой, как и все. Но по большей части я на нее не ропщу, я благодарен судьбе за то, что все происходит именно так. И даже если я ошибался, — все равно.

— Люди, которые с вами общались, Владимир, отмечают, что вы очень интересный человек. А какой человек для вас может быть интересным?

— Для меня? Ну какой? Во-первых, самобытный, оригинальный. Сейчас все существующие эпитеты перечислю. Во-вторых, немного непонятный. Чтобы была возможность погадать, подумать. Глубокий человек. Да, если человек глубокий, то это интересный человек.

— Начитанность имеет значение?

— Да нет. Конечно, надо знать, кто такие Шекспир, Толстой и Достоевский. Но это не означает, что все время надо проводить в библиотеке. Если ты не знаешь, что такое вкус водки, и не знаешь, как это — напиться так, что чуть не умер?

— То есть пройти надо через все.

— Через все не надо. Резать, убивать никого не надо. Но суть жизни попробовать можно. Надо же знать, что за люди вокруг и чем они живут. Иной раз оставишь машину, спустишься в метро — это же чудо какое-то там!

— Кладезь характеров?

— Конечно! Целый мир. Поверху на «Ниссанах» да «Патролах» один мир катается, а внизу — другой. Две разные планеты.

— Вы за людьми любите наблюдать?

— Да. В метро, например, мне прежде всего интересны бомжи. Я могу остановиться и долго-долго на них смотреть

— Чем они вас так завораживают?

— Да всем. Вот сидит он, ему никуда не надо, он никуда не торопится. Массу эмоций вызывают. Удивление, восхищение глупостью человеческой. Отсутствием всякого присутствия. И бедой вообще. Но, опять же, я их не осуждаю. Я тоже могу там оказаться. Я не теоретически рассуждаю, я понял, что жизнь может выкинуть всякое. Она такая сильная, такая мощная, что когда ты перестаешь на нее обращать внимание, она — раз! — и ставит тебя на место.

— Когда жизнь ставит на место — это период кризиса, я правильно понимаю?

— Да.

— И часто у вас такие периоды бывают?

— Таких уж больших кризисов у меня не было! Понимаете, я много энергии отдаю просто жизни. Дети, жена… Я не концентрируюсь только на театре, на кино. Я занимаюсь жизнью больше, чем положено актеру. Собой, любимым, надо бы больше заниматься. (Улыбается.)

— Вы, кстати, любите, когда вас хвалят?

— Глупо было бы говорить, что нет. Любому человеку это нравится. Просто желательно не при мне. Я вообще как-то очень легко к этому отношусь. Мы всего лишь проводники. Если что-то получилось, это же не я. Это просто через меня.

— Ну а критику тогда как воспринимаете? Прочитала архивные рецензии на спектакль «Отелло» — ни одной положительной. Раздолбали, надо сказать, в пух и прах.

— Не помню, честно говорю. Нет, что-то висело на нашем стенде хорошее. Но я считаю, что такой подход вообще неправильный. Про себя и спектакли, где я участвую, ничего не могу говорить, но когда я видел какие-то постановки, а потом читал на них критику, то понимал, что написанное полностью не соответствует действительности. Для меня процесс критики настолько неправильный и настолько извращенный? Я этой области, честно говоря, вообще не хочу касаться. Да и когда хвалят, иногда такую чушь пишут. Да и Бог с ними.

— Главное — зрительницам нравится.

— Именно. «Отелло» давно не идет, но где бы мы ни были, его всегда вспоминают. Вы не видели?

— Нет, к сожалению. Но много хорошего слышала от тех, кто видел. Вы же премию «Чайка» получили за эту роль? Не помню, в какой номинации, не за «Самые горячие любовные сцены»?

— Нет, но на эту номинацию нас тоже выдвигали. А приз я получил как «Роковой мужчина года». Мне даже часы подарили какие-то хорошие.

— Приятно было?

— Конечно. Только их сперли как раз из этой гримерной. Но что делать. Придется еще чего-нибудь эдакое изобразить!

— Чтоб часы подарили.

— Только за часы. А так я не буду. (Смеется.)

— Вы ранее сказали, что помните все первое: любовь, машину…

— Я консерватор, сильно привыкаю к людям, к местам, к вещам. И чем больше привыкаю, тем чаще судьба меня испытывает: «А, привык? На тебе!» У меня все в жизни так. Работал в театре Вахтангова, потом ушел во МХАТ, потом вернулся.

— Ушли во МХАТ почему?

— Потому что было очень заманчивое предложение: роль Треплева в «Чайке». Режиссер — Олег Ефремов. С другой стороны, мне тогда молодому казалось, что в театре Вахтангова некоторый «провис», а там были искания.

— Потом вы опять вернулись в Вахтанговский?

— Мы уже говорили, что я делаю только то, что мне нравится. А там возникли некоторые ситуации… В общем, я ушел. Без борьбы. Я бороться не люблю.

— То есть вам проще уйти от проблемы, чем пытаться ее решить?

— Думаю, что да. Хотя неизвестно, может быть, это и есть самое лучшее решение. Я не люблю, когда люди за что-то цепляются. За землю, за планету.

— Имеете в виду жизненные блага?

— Да. Деньги, быт, положение. Достижение цели любой ценой. У меня этого нет. Наверное, это плохо. Артист должен быть тщеславным. Добиваться, добиваться. Но меня устраивает моя история.

— Друзей у вас много?

— (Долгая пауза.)

— Или вообще нет?

— Есть, но немного. У меня есть один-два-три человека, к которым я всегда могу обратиться за помощью.

— Дружба — это прежде всего общение.

— Да, согласен. Но у меня так складывается, что либо я один, либо я на работе.

— А с коллегами какие отношения?

— Вообще отношения? Шикарные. Я люблю это легкое, стремительное общение с коллегами. Но так, чтобы задружиться, — не получается. Не то чтобы я сознательно от этого отказываюсь. Так получается. Я больше одиночка. Очень многие мне говорят: «Ну, ты такой сложный, Володя». Я и не отказываюсь: «Да. Сложный. И чего?» Мне в себе все понятно.

— Вам с собой комфортно?

— Очень. Но бывают и депрессии маленькие, когда совсем один. Скучаю.

— По чему? Или кому?

— По разным ситуациям. Иногда что-то совсем не складывается, и я думаю — пора бы уже сложиться. Сложный комплекс внутренних ощущений у меня и к себе, и к миру. Но я в этой сложности вижу смысл своего существования. И разложить по полочкам не могу. У меня все нечетко в жизни. Очень размыто все. Я вам сейчас такого наговорю! Понимаете, я вам сейчас одно говорю, а завтра у меня, может быть, совсем другое настроение, и я на ситуацию буду смотреть по-другому. У меня даже почерка определенного нет, каждый день меняется. Хорошо это или плохо? Не знаю! Я сейчас пытаюсь рассказать о себе, но это ужасно сложно, потому что я сам себя не всегда понимаю. Люди же как устроены — постоянно себя анализируют: «А почему я так сделал?» А мне все равно: ну сделал и сделал, живем дальше. Я человек настроения. Стопроцентный романтик, стопроцентный. Увидел и пошел. А если задумался, то все! Так счастье немножко умирает.

— Давайте, Владимир, про женщин поговорим. Хорошая же тема?

— Очень хорошая. (Грустно.) С удовольствием.

— Вы выше сказали: «Позвали — пошел». Значит ли это, что вы увлекающийся человек?

— Да. Но не на улице «позвали», конечно. (Смеется.) Да, я увлекающийся человек, не могу сказать, что женился и жил сорок лет в мире и согласии. Нет, я искал, искал…

— Но у вас какие-то сложные отношения с женами и с женитьбами вообще.

— Сложные, да.

— Вы не разочаровались в женщинах?

— Нет, как это возможно? Единственное, за что стоит держаться в этой жизни, — так это за женщин. Вы что? Это уже все тогда, кранты.

— Критики, которые разбирали ваш спектакль «Отелло», пришли к выводу, что главная мысль в спектакле: «Все бабы?» Далее по тексту.

— В нашем спектакле? А у Шекспира она другая?

— Она невинна у Шекспира, ее оклеветали.

— Как оклеветали? Он спрашивает: «Где платок?» Она, вместо того чтобы честно ответить…

— Она испугалась. Муж ревнивый, мало ли.

— Вот и Отелло испугался. За себя. Что он не выдержит, если она ему изменит. И придушил ее вовремя.

— И критики — об этом же. Что, мол, придушил ее вовремя, измена лишь вопрос времени.

— Конечно. Он как раз мужественно, благородно поступил, не отдал ее никому.

— Очень благородно, Владимир. «Так не доставайся же ты никому»?

— Конечно. А что, лучше, когда женщина через восемьсот Гаев Риччи проходит?

— А отпустить?

— Это уже другая история будет.

— Я уже конкретно вас спрашиваю, как бы вы поступили.

— Я бы отпустил, конечно. Свободна! Я к Отелло отношения не имею. Есть, наверное, такой тип мужчин. Ревнивцы, и не просто ревнивцы. Это же целая позиция, установка. Это же твои нервы так устроены. Он не может представить, что его женщина может достаться еще кому-то. В принципе. Нет, и все.

— Ну а вы ревнивы?

— В меру. Сейчас тише уже стал. Ревнуешь когда? Когда подозреваешь или когда она уже ушла с другим. Если ты уже начал подозревать, значит, у тебя есть повод. Значит, ты чувствуешь, что она тебя не любит и с ней надо расставаться. Или надо поговорить. Но женщина не должна все воспринимать на глупом уровне: «А, ревнуешь, значит, любишь. И я еще раз так сделаю. Ха-ха-ха. Только люби меня сильней». Такой подход неправилен. Он только породит еще больше конфликтов, что в итоге приведет к плачевному финалу.

— Вам важно, Владимир, какое вы впечатление производите на людей?

— Ну, важно, конечно. А как еще? Вот если бы я знал, что придете вы, такая молодая, красивая!

— А если бы я пришла старая и страшная?

— Нет, ну я надеялся. А когда на что-то надеешься, то и случается. В общем, может, мне надо было бы одеться поприличней, не в джинсах и кроссовках прийти? Но, я думаю, гораздо важнее то, что у человека на сердце. И в душе.

— Скажите, чувство зависти вам знакомо?

— Конечно.

— Кому, чему завидуете?

— Завидовал скорее. Почему он снимается, а я нет? Почему этому роль дали, а не мне? Но это эпизоды, которые ни к чему не приводили. Меня зависть не подстегивает, это плохое чувство, надеюсь, что уже от него избавился. У меня в профессии в принципе все с самого начала складывалось неплохо: закончил Щукинское училище — семь дипломных спектаклей, в которых у меня были главные роли. Попал в театр Вахтангова, где пять главных ролей, потом ушел во МХАТ, где тоже много хороших ролей и т. д. Другое дело — в кино. Тогда, когда надо было бы сниматься, кино не было. Сейчас меня кино использует, но мало. Но у меня ощущение, что у меня все впереди. Не то, что я гардемарина сейчас сыграю, нет, но тем не менее. Моя мама говорила, что у нас порода такая: мужчины сок набирают годам к пятидесяти. Надеюсь, что это так.

— А какой роли ждете?

— Чтобы соответствовала моим внутренним переживаниям. Главное, чтобы это была глубокая работа и с точки зрения характера, и с точки зрения профессии.

— Хорошую, большую роль хочется?

— Можно маленькую. Но хорошую. Глубоко выписанную, замотивированную, оправданную.

— Табу в профессии для вас существует?

— Нет. Профессия актера такова. Он — пластилин. Из него должно все лепиться. У меня единственное табу — на плохой материал. И если мне предложат ребенка ударить в кадре, то я, естественно, тоже не соглашусь.

— А женщину?

— Женщину? Я подумаю! (Смеется.)

— Кстати, раз уж опять про дам! Идеальная женщина для вас какая?

— Которую любишь. Которая нравится. А почему нравится — загадка. Вот входишь, например, куда-нибудь. Сидит много женщин. Но ты сразу понимаешь, что вот та женщина тебе нравится больше всех. Независимо от цвета глаз, волос, фигуры.

— Энергетика?

— Не знаю. Тайна сия велика.

— Но это получается любовь с первого взгляда?

— И так получается. И по-другому. Знакомы много лет — и вдруг: как же я ее не замечал! Все зависит от того, в каком ты состоянии, в каком состоянии мир. Все очень сложно.

— Возможно, есть какие-то предпочтения по росту, по цвету волос?

— Моя жизнь показывает, что нет предпочтений. Любовь — это же чудо, это счастье. Это чувство Бог дает.

— Вам важнее любить или быть любимым? Понимаю, что лучше в совокупности, но все же.

— Важнее — не знаю. Слаще, может быть? Попробую сформулировать. Жизнь — это ведь удовольствие. И человек хочет их получать. А любить — это удовольствие. Ты же не знаешь точно, любит тебя человек или притворяется. А со своими эмоциями тебе проще разобраться. Да, сейчас для меня важнее любить. Мне нравится, когда у меня просыпается это чувство. Оно очень приятное. Оно правильное. Правильные биохимические реакции задействует. Если бы человек любил все время, то, наверное, тысячу лет бы жил…

← Все публикации

Социальный смысл любви

Любовь, несомненно, относится к числу экзистенциальных категорий человеческого бытия, то есть к числу таких проявлений человеческой жизни, без которых она принципиально не полна: вне любви человек лишается ощущения радости жизни, ее эмоциональной наполненности, стимула к конструктивной деятельности. В конечном итоге в отсутствие любви человек может утратить само желание жить, окажется не в состоянии мобилизовать свою волю для того, чтобы придать жизни определенную направленность и осмысленность.

Вместе с тем приходится отметить, что в реальности любовь – явление достаточно редкое. Во всяком случае, можно с определенностью констатировать, что в действительной истории общества любовь встречается значительно реже, чем можно судить по тому, сколь часто она встречается в произведениях искусства, поэзии или даже в повседневном словоупотреблении. Употребляя слово «любовь» «всуе», люди вкладывают в него самый разный смысл, часто весьма произвольный.

Нередко понятие «любовь» трактуется в качестве некоего подобия вещи, которую следует приобрести, а партнеры по «любви» рассматривают друг друга, исходя из принципа «обладать» или «иметь». Явное, а чаще неявное, понимание любви с позиций обладания, с позиций собственности весьма распространено.

По поводу такого понимания любви Э. Фромм писал: «Дело в том, что такой “вещи”, как любовь, не существует. “Любовь” – это абстракция; может быть, это какое-то неземное существо или богиня, хотя никому еще не удавалось увидеть эту богиню воочию. В действительности же существует лишь акт любви. Любить – это форма продуктивной деятельности. Она предполагает проявление интереса и заботы, познание, душевный отклик, изъявление чувств, наслаждение и может быть направлена на человека, дерево, картину, идею. Она возбуждает и усиливает ощущение полноты жизни. Это процесс самообновления и самообогащения»[1].

Если же «человек испытывает любовь по принципу обладания, то это значит, что он стремится лишить объект своей “любви” свободы и держать его под контролем. Такая любовь не дарует жизнь, а подавляет, губит, душит, убивает ее. Когда люди говорят о любви, они обычно злоупотребляют этим словом, чтобы скрыть, что в действительности они любви не испытывают. Многие ли родители любят своих детей? Этот вопрос все еще остается открытым… История западного мира двух последних тысячелетий свидетельствует о таких ужасных проявлениях жестокости родителей по отношению к собственным детям – начиная от физических истязаний и кончая издевательствами над их психикой, – о таком безразличном, откровенно собственническом и садистском отношении к ним, что приходится признать, что любящие родители – это скорее исключение, чем правило»[2].

Следует согласиться с Фроммом, что то же можно сказать и о браке: действительно любящие друг друга муж и жена – явление достаточно редкое. Часто за любовь принимается то, что таковой не является. Обычай «вступать в брак», общие экономические интересы, обоюдная привязанность к детям, взаимная зависимость – все это осознается как «любовь», пока один или оба партнера не признаются, что они не любят и никогда не любили друг друга.

Особое «коварство» собственнической установки по отношению к любви заключается в том, что эта установка может обнаружиться не сразу, поэтому на первых этапах сближения люди могут не ощущать и не обнаруживать ни своих собственнических устремлений, ни аналогичных со стороны партнера. Для первого этапа развития отношений характерно, как правило, желание продемонстрировать свои лучшие качества, свое внимание к партнеру, интерес к его личности, уважение к ней. Однако все может измениться едва ли не на следующий день после заключения брака. Цель достигнута, желанный «объект» стал моей собственностью, следовательно, он поступил в мое полное распоряжение. Таким образом, доминирование установки на обладание часто ведет к развитию отношений по линии: сначала любовь, затем «мирное совместное владение собственностью, некая корпорация» (Э. Фромм), ошибочно именуемая семьей. Наконец, выход нередко видят в поиске нового партнера или партнеров, полагая, что они способны удовлетворить потребность в любви. Но и новая любовь неизбежно терпит крах, если она основана на том же стремлении «иметь», то есть подчинить себе партнера, владеть любовью, подобно тому, как владеют некой вещью, имуществом. Любовь принципиально не может быть основана на стремлении подчинить своим интересам и партнера, и саму любовь. Поэтому вполне правомерно утверждение, что «любовь – дитя свободы».

Но если любовь не может быть построена на эгоистически-собственнической установке, то не менее важным для любви является умение партнеров избежать и противоположной опасности – чрезмерного альтруизма. Такой альтруизм выражается в желании угодить партнеру во всех случаях, в готовности всегда и всюду удовлетворять все его капризы. Возражая против понимания любви как абсолютного альтруизма, С. Франк писал: «Любовь не есть холодная и пустая, эгоистическая жажда наслаждения, но любовь и не есть рабское служение, уничтожение себя для другого. Любовь есть такое преодоление нашей корыстной личной жизни, которое и дарует нам блаженную полноту подлинной жизни и тем осмысляет нашу жизнь»[3]. Любящий не может и не должен раствориться в любимом. Он не может и не должен потерять свое лицо, свою личность, поскольку в этом случае он рискует погасить интерес к себе не только со стороны посторонних людей, но и со стороны любимого. Забота о сохранении и развитии творческого потенциала собственной личности каждого из партнеров является необходимым условием любви. При этом условии общение в любви становится взаимным духовным обогащением, совместным творчеством друг друга и свободным творчеством совместной жизни. Любовь есть свободная взаимосвязь и творческое взаимодействие участников любви.

Особо следует сказать о половой любви. Для этого вида любви, конечно, важна страстная, «дионисийская» природа любви. Под влиянием страсти партнеры по любви способны, конечно, и на безрассудные поступки. Тем не менее это безрассудство имеет свои пределы. Например, Рогожин в романе «Идиот», будучи по натуре человеком безудержно страстным, любит Настасью Филипповну со всей силой безоглядной страсти. Он бросает на ее глазах в огонь стопки ассигнаций, решительно и бесцеремонно расправляется с противниками, сокрушает все препятствия, чтобы завладеть душой и телом Настасьи Филипповны. Но, однако, все же трудно вообразить, чтобы ему пришла в голову мысль посадить ее на цепь, как это происходит сегодня в некоторых современных сюжетах. Теми, кто лишает женщину свободы, заключает ее в темницу, заковывает в цепи и насилует вопреки ее воле, движет отнюдь не любовь. Это безудержная похоть, распущенность, при которой сладострастие стало полновластным хозяином души и теперь диктует агрессивные устремления, в том числе и по отношению к тому человеку, который стал объектом вожделения.

На сегодняшний день следует отметить весьма тревожную ситуацию, которая, в частности, делает философское осмысление любви исключительно актуальным. С достаточной степенью уверенности можно сделать вывод о том, что в современном мире торжествует культ секса. Секс наряду с насилием доминирует в массовой культуре начала xxi столетия. Очевидно, что чем больше современный мир ориентируется на секс, тем больше он уходит от любви: происходит извращение понятия половой любви, и в целом имеет место искажение всего комплекса отношений между мужчиной и женщиной.

Теоретическое оправдание гипертрофированного культа секса находим в книге Э. Гидденса[4].

Центральным для концепции Гидденса является понятие «конфлюентная любовь». Согласно автору, в эпоху «после сексуальной революции», то есть в современную эпоху глобализации, любовные чувства и отношения меняются. На смену романтической любви приходит то, что автор называет конфлюентной любовью. Конфлюентной любви присущи следующие характеристики. «Первое, сексуальность становится непременным и основным компонентом любовных отношений. Второе, ценным в любви оказывается не объект любви, который не воспринимается более в качестве неповторимого, единственного и в идеале обретенного навсегда, а сами отношения как факт здесь-и-сейчас осуществляющейся жизни. Третье, это – текучая, преходящая любовь»[5].

Представляется, что нет необходимости в обстоятельном анализе книги, тщательном рассмотрении тонкостей дефиниций, сложных логических построений и аргументации. В современном мире ситуация такова, что ни титулы, ни ученые звания не дают гарантии качественности идей и концепций. Перед нами тот случай, к которому вполне применима поговорка: «чтобы убедиться, что щи прокисли, не обязательно есть всю кастрюлю». Поэтому достаточно обратить внимание лишь на некоторые моменты предложенной концепции.

Автор, профессор социологии, директор всемирно известной Лондонской высшей школы экономики открывает читателям «громовую истину» (которая выражена в приведенной выше цитате). Представляется, что «ценным в любви оказывается не объект любви, который не воспринимается более в качестве неповторимого, единственного, а сами отношения как факт здесь-и-сейчас осуществляющейся жизни». Но если объект любви, то есть другой человек, не является ценностью, а ценностью является то, что я хочу от него получить (в данном случае сексуальное удовольствие), то о какой любви вообще может идти речь? «Другой» вообще не существует для меня как человек, как личность. Такого рода отношения можно называть как угодно, но только не любовью.

Скорее всего, это то самое холодно-отстраненное отношение к человеку «как к средству только, но не как к цели», против которого, формулируя категорический императив, резко выступал Кант, а вслед за ним и последующая философия и европейская культура в целом. Утилитарное отношение к человеку сопровождает, к сожалению, всю историю человечества. Поэтому в нем нет ничего нового. Но культура и философия всегда сопротивлялись превращению человека в «штифтик», в «разменную монету», в «средство», утверждая и возвышая достоинство личности.

«Характерно, – отмечает Р. Г. Апресян, – что З. Бауман, другой известный английский социолог, пишущий на темы, близкие тем, что развивает Гидденс, говорит о liquid love, прибегая к лексеме, семантически близкой лексеме “confluent”»[6]. Тем не менее «liquid love» – буквально «жидкая любовь» – в русском языке имеет богатую и неоднозначную семантику. Так, если о ком-то говорят: «жидкий человек», то, конечно, не имеют в виду его «текучесть», гибкость. Смысл в данном случае совсем иной, вполне понятный. Для более ясного и точного выражения идей Гидденса как раз и следовало бы перевести его «confluent» как «жидкий». Тогда «жидкая любовь» полностью встраивается в контекст «жидкий человек», «жидкое общество», «жидкая жизнь» и т. д. Вот эту «жидкую жизнь» и предлагает нам английский автор, заменяя возвышенное понимание любви на «отношения здесь-и-сейчас».

Расплавленность, разжиженность, растекание, размазанность – все это синонимы утраты способности к самоорганизации, разрушения структурности, утраты функциональности и замирания жизни, это синонимы «бледной немочи», то есть смерти. Смерть ведь не есть пустота, абсолютное ничто. Она есть бледное подобие жизни. С приходом смерти человек превращается в труп, который весьма похож на живого человека, но из него исчезло то, что делало его живым: самоорганизованность всех телесно-душевных проявлений. Тело лишается структурной и функциональной организации, что и влечет за собой разжижение покровов и тканей, их растекание и расплывание, «размазывание» по окружающей среде. Впрочем, о том, что уничтожение любви (хотя бы и теоретическое) равнозначно покушению на саму жизнь, скажем ниже. Пока обратим внимание на следующее обстоятельство.

Не знаю, как авторы и читатели с берегов туманного Альбиона, но мы в России (в Советском Союзе) все, что отстаивает Гидденс, уже «проходили» в начале другой, «новой, небывало светлой эры», наступившей задолго до светлой эры глобализации. Поэтому не составляет особого труда сделать вывод: концепция британского автора есть не более чем переодетая в наукообразную форму хорошо известная в СССР 20-х гг. ушедшего столетия так называемая «теория стакана воды».

Эта «теория» получила широкое распространение на волне революционного энтузиазма и активно обсуждалась молодежью 20-х гг. В несколько смягченном и теоретически проработанном виде ее выразила видная деятельница большевизма А. Коллонтай в статье «Дорогу крылатому эросу!» Но с предельной откровенностью она сформулирована в высказываниях молодого человека по имени Исайка Чужак, героя повести С. Малашкина «Луна с правой стороны». Повесть Малашкина, посвященная новой, «пролетарски-революционной» трактовке сексуальных отношений, широко обсуждалась на тысячах диспутов по всему Советскому Союзу. Речи героев повести по поводу революционного, то есть наиболее «современного» и «правильного», понимания половых отношений в то время воспринимались читателями, разумеется, с полной серьезностью. Сегодня же они не могут не вызывать улыбки. Пламенные выступления персонажей повести – некоторое карикатурное подобие концепции Гидденса, позволяющее, как и всякая хорошая карикатура, в более ярком свете увидеть характерные черты изображаемого предмета.

Главный герой, уже упомянутый Исайка Чужак, выразил новое кредо в речи перед участниками групповых сексуальных игр. «Стоя на столе перед несколькими парами юношей и девушек (последние были одеты в газовые прозрачные платья), он, как заправский оратор, вещал: любовь красива и свободна только до тех пор, пока есть необходимость в другом. Ведь марксизм говорит: сознание необходимости это и есть свобода. В любви люди дополняют друг друга… Поэтому нарушение гармонии, появление диссонирующих ноток должно приводить к разрыву связи. Следует ли страшиться разрыва? – задается риторическим вопросом студент. И отвечает в категорической форме – нет. Ибо это вполне закономерно. И затем Исайка уточняет: живя в “иных” условиях, он встречает женщину – товарища по делу и взглядам, у них зарождаются общие интересы, они стали дополнять друг друга и тем самым устанавливается новая связь, а предыдущая с полным сознанием необходимости расторгается»[7].

Как видим, стремление к получению сексуального удовольствия «здесь-и-сейчас» можно оправдать не только свободой (как у Гидденса), но при желании и необходимостью: дескать, я вовсе этого и не хочу, это необходимо, поэтому следует «осознать» необходимость и подчиниться ей. Так даже будет более убедительно, чем некие туманные рассуждения о свободе.

«Как же так? С первым встречным… – говорит в пьесе М. Булгакова «Собачье сердце» профессор Преображенский молоденькой домработнице, со слезами признавшейся ему в последствиях случайной сексуальной связи, – ну разве можно?..» Вообще говоря, конечно, можно. Но зачем называть это любовью?

Сексуальная революция, вопреки британскому автору, о книге которого идет речь, отнюдь не явление последнего десятилетия, то есть периода глобализации. «Сексуальная революция произошла в Америке приблизительно во время Первой мировой войны, – пишет американский автор, – и с тех пор каждое последующее поколение женщин исходило из новых представлений о сексуальной свободе, развивая их дальше»[8]. В те же самые сроки сексуальная революция происходила и в Европе. Упомянутое выше широкое обсуждение повести Малашкина, статья Коллонтай и другие факты говорят о том, что сексуальная революция в своеобразной форме происходила и в России в 20-е гг. XX столетия. Она была задавлена партийно-государственной идеологией в середине 30-х гг. Тем не менее российская сексуальная революция не прошла даром, и ее результаты имели значение для последующего развития советского общества. Поэтому заявление о том, что «в СССР секса нет», прозвучавшее в одном из ток-шоу начала перестройки, не соответствовало действительности. На самом деле в области секса мы были если и не «впереди планеты всей», то, во всяком случае, не последними[9].

Сексуальная революция конца второго десятилетия XX в. учредила три свободы: «свободу нарушать формальные кодексы; свободу избирать формы сексуального поведения, отличные от общепринятых; свободу полного самовыражения в интимной сфере как необходимое условие счастья»[10]. Эти достижения сексуальной революции остаются значимыми и для сегодняшнего дня. Именно с их позиций большинство населения Европы, России и США и рассматривает роль сексуальных отношений в рамках половой любви, в рамках брачных отношений между супругами. Вопреки Гидденсу, никаких существенных изменений в последние десятилетия, то есть в эпоху глобализации, не произошло. Тот факт, что молодежь воспринимает давно открытое как новое, вполне понятен. Но факт, что маститый профессор, не зная истории вопроса, взялся за пропаганду примитивной «теории стакана воды», облекая ее в наукообразную оболочку и выдавая за последнее слово социологии, не может не вызывать опасений.

Не имеет ли место сегодня на Западе то же самое, что наблюдалось в России непосредственно после 1917 г. и что А. Платонов характеризовал как «ювенильное море» (от лат. juvenile – молодой, юный)? Ювенильное море – это отрыв от истории, от культуры, это «изобретение велосипеда», «открытие Америки», за что неизбежно берется молодежь, если происходит разрыв времен, если старшие утрачивают авторитет и, конечно, если старшее поколение в лице профессоров философии и социологии добровольно отказывается от своей миссии передавать исторический опыт культуры в будущее.

Похоже, что дело обстоит именно так: английский профессор либо сознательно превращает в ювенильное море своих читателей, либо сам впал в историческое беспамятство.

Ведь только и остается, что удивляться: из страны, где консерватизм, что называется, «в крови», раздается призыв, один в один повторяющий то, что в 20-е гг. громко звучало в леворадикальной коммунистической России: «сбросим классиков с корабля современности!» Согласно Гидденсу, романтическая любовь безвозвратно ушла в прошлое, она есть анахронизм, ей место на «свалке истории». Следовательно, и для художественных произведений, в которых она воспета, не найти уже места попристойней. А мы-то по наивности полагали, что Запад создал великие образцы, значение которых всемирно и непреходяще. «Русская литература не знает таких прекрасных образов любви, как литература Западной Европы, – писал Н. Бердяев. – У нас нет ничего подобного любви трубадуров, любви Тристана и Изольды, Данте и Беатриче, Ромео и Джульетты. Любовь мужчины и женщины, любовный культ женщины – прекрасный цветок христианской культуры Европы… У нас не было настоящего романтизма в любви. Романтизм – явление Западной Европы»[11]. Если Европа решила раздавить «прекрасный цветок», – что ж, это ее выбор.

Подводя итог краткого анализа нашумевшей публикации английского автора, отмечу, что во всей несуразице, которая присуща рассуждениям профессора, имеется, пожалуй, один вопрос, заслуживающий серьезного внимания. Этот вопрос состоит в следующем: имеются ли в жизни человека прочные константы вневременного характера, без которых эта жизнь невозможна? Или же все целиком и полностью зависит от времени, эпохи, социальных условий?

Очевидно, что такие константы существуют. Как в космосе существуют константы постоянства скорости света, гравитационная постоянная, постоянная Планка и др., так и в человеческой жизни есть константы, на которых она основана и без которых превращается лишь в подобие жизни, в действительности трансформируясь в небытие. Константы человеческой жизни связаны с понятием свободы («человек обречен быть свободным»), с ответственным выбором («тревога» – К. Ясперс, «забота» – М. Хайдеггер, «тяжесть» – Н. Бердяев), с творчеством и, разумеется, с любовью. Конечно же, любовь – это не получение удовольствия «здесь-и-сейчас», а сложный культурно-духовный феномен, который может быть понят только в широком контексте всей истории человеческой культуры, в контексте понимания любви как особой формы человеческого бытия в мире.

В рамках любви в ее экзистенциальном понимании, то есть как особой формы человеческого бытия в мире, создаются наиболее благоприятные условия для саморазвития личности. Вместе с тем и сама любовь есть не что иное, как творчество, поскольку предполагает свободные усилия ее участников по созиданию любви. Таким образом, не будет преувеличением утверждать, что именно любовь есть глубинный источник творчества, его движущая сила, и одновременно она есть само творчество, одухотворенная творческая мощь жизни.

Вл. Соловьев был убежден, что за раздорами, разладами, борьбой, легко обнаруживаемыми на поверхности всякой реальности, в глубине скрывается сила взаимного притяжения, сила любви. Именно поэтому мир не раскалывается на изолированные, несвязанные части, а представляет собой единое упорядоченное целое. Красноречивы известные стихотворные строки Вл. Соловьева:

Смерть и Время царят на земле, –

Ты владыками их не зови;

Все, кружась, исчезает во мгле,

Неподвижно лишь солнце любви[12].

В мире человеческих взаимоотношений любовь выступает в разнообразных проявлениях. Бытие человека включает половую любовь, братскую любовь к ближним, любовь к природе, любовь к знаниям, к любимому делу, наконец, любовь к Богу.

Любовь во всех случаях выступает способом преодоления духовной самоизоляции, экзистенциального одиночества. Любовь соединяет, в то время как равнодушие или ненависть отгораживают, отстраняют человека от мира и других людей. Любовь предполагает рассмотрение другого как части меня самого. Поэтому она открывает человека навстречу другому. Любовь создает возможности для более глубокого познания окружающего мира.

Смотрящий на мир добрыми глазами больше увидит, отмечал Т. Манн. Мысль Т. Манна созвучна идее Достоевского, с которой мы начали изложение, – о «познающей любви» и «любящем познании». В связи со сказанным, думается, есть все основания говорить о познавательной продуктивности любви. Идея о познавательном значении любви характерна для целого ряда русских мыслителей, таких как А. С. Хомяков, представителей философии всеединства В. С. Соловьева, С. Н. Булгакова, С. Л. Франка и др. Ее разделяли основатель русского интуитивизма Н. О. Лосский и создатель философии экзистенциального персонализма Н. А. Бердяев.

Познавательная продуктивность свойственна не только родительской, но и всем другим видам любви.

Когнитивный аспект любви, определяющий ее познавательную продуктивность, связан в первую очередь с тем, что познание реализуется не одним только разумом, а всей совокупностью душевных сил. Разум, изолированный от целостного существа человека, превращается в холодный и отстраненный рассудок, в то, что Достоевский метафорически характеризовал как «эвклидов ум». Такой ум способен только лишь к построению абстрактных схем, но не способен понять изучаемый предмет в его целостности, объемности, многообразии. Полноценное познание предполагает деятельность не одного только разума, но и участия в нем всего существа человека: воли, эмоций, интуиции, органов чувств, сердца как метафизического центра человеческой личности. Наконец, и тело есть не только внешняя оболочка человека – тело в совокупности всех его характеристик следует рассматривать в том числе и как «инструмент» духа, как инструмент и составную часть процесса познания.

Знаменитый девиз Б. Спинозы: «не плакать, не смеяться, а понимать» – выражает установку научного познания на достижение такой истины, которая не допускала бы субъективизма, максимально исключала искажения, обусловленные теми или иными пристрастиями субъекта. В этом смысле изречение Спинозы справедливо для всякого познания, претендующего на истинность и общезначимость. Но трактовка познания, основанная на приведенном изречении, тем не менее страдает узостью и односторонностью. Такая трактовка характерна для философской классики, то есть для периода развития европейской философии (XVII в. – рубеж XIX–XX вв.), когда за эталонную модель познания принималась наука, основанная на принципах Ньютона – Галилея. С переходом к неклассической и постнеклассической науке изменялась и философская модель познавательного процесса.

Следует признать, что субъект философской классики, наделенный разумом, но лишенный собственно человеческих характеристик, есть абстракция, не способная объяснить процесс познания. Даже введение в классическую трактовку процесса познания категории практики не меняет эту трактовку по существу.

Следует учесть, что никакие практические потребности не сдвинут познание с мертвой точки, не запустят механизм познания и не обеспечат его функционирование, если у субъекта отсутствует эмоциональное отношение, эмоциональный мотив, стимулирующий познавательный процесс, питающий его энергией, без которой никакая деятельность, в том числе и познавательная, невозможна. Подчеркнуто нейтральное, равнодушное, то есть безэмоциональное, отношение к миру не способно породить импульс к познанию. Познание реализуется только при условии заинтересованности субъекта, при наличии в том числе и положительно-эмоционального отношения к проблеме, – эту идею, развитую в рамках рациональной реконструкции истории науки в первую очередь такими авторами, как К. Поппер и П. Фейерабенд, следует считать одной из важнейших для современного подхода к познанию.

Из сказанного следует, что познание осуществимо лишь при условии эмоционально позитивного отношения человека к самому себе и к миру. Наибольшей мерой позитивности и является любовь. Ее значение для познания, таким образом, определяется тем, что любовь, формируя интерес к предмету, выступает в роли энергетического источника для функционирования сложного механизма познания, в котором человек выступает не как сугубо умственное, а как целостное существо. В едином акте познания задействуются ум, воля, эмоции, интуиция, органы чувств, сердце как метафизический центр человеческой личности, наконец, и тело, поскольку оно не есть только внешняя оболочка человека. Именно любовь и является тем фактором, который соединяет воедино различные стороны и способности человека, способствует их взаимной согласованности и общей направленности на решение определенной задачи.

Разумеется, неравнодушное отношение к миру, в частности к предмету познания, может возникнуть не только на основе любви, но и на основе ненависти. Ненависть, действительно, становится порой мощным стимулом к познавательной активности. Но ненависть не обладает собственным энергетическим источником, она может питаться только за счет любви. «Истощающее отрицание не оставляет места для положительного творчества», – отмечал Н. Бердяев[13]. Ненависть истощает человека в духовном, а очень часто и в самом непосредственном, физическом смысле.

«От любви до ненависти один шаг», – гласит известное изречение. Как в свете сказанного может быть истолкован его смысл? Очевидно, превращение любви в свою коренную противоположность означает, что сила, присущая любви, передается тому, что называется ненавистью. Запасы эмоциональной энергии любви приобретают противоположный знак. Ненависть жива, пока эти запасы не истощены, не израсходованы. В самом деле, бывшие любовники часто не могут даже спокойно видеть друг друга, лелеют мечту о мести, заняты «перемыванием косточек» и т. д. именно тогда, когда разрыв произошел резко и чувство еще не остыло. Любовь в действительности еще не ушла, ее эмоциональные запасы не истощены. Но если они не получают подпитки, то со временем уходит и ненависть, люди становятся равнодушными друг к другу. Не исключено, правда, что эмоциональная энергия любви может проявляться вновь и вновь, на протяжении всей жизни человека, возрождая либо ненависть, либо любовь.

Таким образом, познавательное значение любви выявляется в нескольких аспектах. Во-первых, любовно-заинтересованное отношение человека к миру является стимулом познания, рождает и питает эмоциональную энергетику познавательной деятельности. Во-вторых, посредством любви в познании задействуется целостный человек, в единстве всех сторон его существа, то есть познание уже не может быть изолированной активностью ума, а выступает в качестве совокупной деятельности ума, воли, эмоций, интуиции, органов чувств, сердца как метафизического центра человеческой личности. В-третьих, любовь выступает фактором повышения продуктивности познания в связи с тем, что позволяет увидеть изучаемый предмет не только в его непосредственной данности, а в бесконечной перспективе его потенциальных возможностей.

Познавательное значение любви следует, разумеется, рассматривать в контексте ее жизненного значения: значение любви для познания есть один из многих аспектов ее значения для жизни, для человеческого бытия в мире. Несомненно, одним из важнейших видов любви, имеющих особое значение для жизни человека, является половая любовь.

Следует в первую очередь подчеркнуть, что тема половой любви не терпит ханжества и лицемерия. Конечно, желательно, чтобы взаимная любовь мужчины и женщины была прочной и долговременной, и, в самом лучшем варианте, была бы единственной, стала бы любовью на всю жизнь. Но в силу разных обстоятельств такое бывает не всегда. Как уже отмечалось, подлинная любовь – явление редкое. Впрочем, ничто действительно ценное никогда не встречается «на каждом шагу»: драгоценный металл всегда составляет очень небольшой процент, в то время как пустая порода количественно превалирует.

Отрицать права партнеров самостоятельно, по обоюдному согласию выбирать формы сексуального поведения, выступать против открытости партнеров новым формам сексуального поведения означало бы впадать в ханжество и лицемерие. Однако половая любовь, разумеется, не сводится только лишь к отношениям сексуального характера.

Половая любовь многообразна. В истории философской и религиозной мысли, в произведениях литературы и искусства выявлены, раскрыты и красочно описаны различные аспекты любви. Только в своем единстве они составляют то, что можно назвать полноценной связью между мужчиной и женщиной, основанной на согласии сердец, а не только лишь на отношениях сексуального характера. Сложный комплекс отношений, включающий в свой состав ряд аспектов любви, только и можно назвать половой любовью в подлинном или собственном смысле. Есть любовь эротическая. Это восхищение красотой, силой, совершенством. Есть любовь агапэ.Это любовь одаряющая, милосердная и сострадательная. Есть любовь каритативная (каритас). Это любовь как нежность. Есть любовь страстная. Это вожделение, стремление обладать. Эти виды любви могут существовать совместно, в составе конкретного проявления любви.

Полноценная половая любовь и есть именно то, что включает в себя все отмеченные виды любви, но не сводится только к одному, взятому изолированно от других. Конечно, она немыслима без страсти, а также без эроса. Но в ней также присутствует и момент нежности (каритас), и моменты милосердия и сострадания (агапэ). Только единство и целостность во всей совокупности названных аспектов превращают отношения между мужчиной и женщиной в то, что характеризуется как любовь. Богатство проявлений половой любви делает ее роль абсолютно незаменимой для ощущения полноты и радости жизни.

Если половая любовь сводится только к страсти, то есть к сексуальным отношениям, то единение с Другим возможно лишь на короткий момент. Партнеры по сексу часто остаются абсолютно чуждыми друг другу. Чувство одиночества может при этом даже возрасти. Если же половая любовь помимо страсти включает в себя эрос, агапэ и каритас, то в этом случае отношения любящих будут несравненно богаче и полнее. Полноценная половая любовь, включающая взаимную нежность, милосердное и сострадательное участие любящих, меняет ощущение жизни, придает ей радость цветущей полноты.

Сладострастие в своем обнаженном виде неизбежно переходит в разврат. Последний разрушает человеческую личность, губит человека. В образе Свидригайлова Достоевским показано перерождение, гибель личности от безудержного сладострастия, перешедшего в безудержный разврат. В основе абсолютизации сладострастия лежит представление о половом акте как унизительном для человека, греховном состоянии. Именно представление о неустранимой греховности, животности и, следовательно, запретности половых отношений составляет движущую силу сладострастия. Но такой же глубоко ложный взгляд на половые отношения может лежать и в основе строгого морализма, категорически отрицающего всякое положительное значение полового акта для межличностных отношений. При таком взгляде оправданность полового акта усматривается исключительно в деторождении. Стремление же к половому акту самому по себе, в составе комплекса отношений, с этой точки зрения есть якобы не что иное, как низменное желание удовлетворения похоти. Глубоко ошибочный взгляд на половой акт как на унизительное для человека животное состояние далеко не преодолен. Наиболее ярко этот взгляд представлен в воззрениях Л. Н. Толстого.

Согласно Толстому, половая любовь вообще не имеет ничего общего с любовью как таковой, с любовью подлинной. Он писал: «Называют одним и тем же словом любовь духовную – любовь к Богу и ближнему, и любовь плотскую мужчины к женщине или женщины к мужчине. Это большая ошибка. Нет ничего общего между этими двумя чувствами. Первое – духовная любовь к богу и ближнему – есть голос Бога, второе – половая любовь между мужчиной и женщиной – голос животного»[14]. Согласно Толстому, сладострастие есть грех и грязь, проявление животности. Предаваться сладострастию возможно лишь так, как предаются тайному пороку.

Говоря об особенностях половой любви в свете присутствия в ней элемента сладострастия, следует особо обратить внимание на такие ее качества, как интимность и душевность. Что касается интимности, то она связана с общей высокой оценкой значения интимности в жизни человека. Согласно такой оценке ценность важнейших сторон человеческой жизни определяется их интимностью и может быть утрачена при выставлении напоказ. Полноценная половая любовь связана со взглядом на физические проявления любви как на то, что не предназначено для посторонних глаз. Не следует, разумеется, выставлять напоказ столь интимную сторону жизни, как сфера сексуальных отношений. Она есть прерогатива только двоих и не терпит посторонних.

Другая особенность, которая уже была упомянута, – душевность. Именно душевность отношений партнеров служит нравственным оправданием сексуальной связи. Под душевностью понимаются сопереживательность и сердечность партнеров, независимость от соображений расчета и выгоды, самостоятельность и свобода выбора, совершаемого по велению сердца. Тот, кто стремится обрести любовь, ждет от нее духовной просветленности, того, что способно одухотворить и осветить жизнь, придать ей смысл, возвышающийся над обыденностью и над практическими нуждами и потребностями. Вместе с тем полностью не исключаются и прагматические, рациональные соображения такого типа: удовлетворение сексуальной потребности необходимо во имя здоровья, продолжения рода, стабильности брака и т. п. Однако, как правило, не им отводится роль основных мотивов и двигательных пружин любовных отношений.

Таким образом, половая любовь – один из видов любви наряду с любовью братской, материнской, отцовской и т. д. Как и все виды любви, она связана со способностью к самопожертвованию, с душевностью, с готовностью помочь любимому человеку, выручить его в трудную минуту и т. д. Но наряду с этим в ней присутствует взаимная симпатия, основанная на взаимном притяжении мужчины и женщины. Это притяжение находит наиболее полное проявление в сексуальных отношениях. Секс является только лишь одним из элементов сложного комплекса отношений, является его необходимым, но недостаточным элементом.

В составе этого комплекса, который и есть половая любовь, секс перестает быть лишь проявлением животной природы человека. Он одухотворяется, становясь духовно-телесной близостью двух людей. Наличие чувственного, то есть непосредственного, взаимодействия с Другим дает половой любви известные преимущества перед такими видами любви, как, например, братская любовь или любовь к ближнему. Наличие чувственного контакта является условием не абстрактного понимания Другого, а восприятия его на чувственно-конкретном уровне. Поэтому по степени своей чувственной конкретности, осязательности половая любовь сопоставима с материнской любовью.

Очевидно, что особая сила материнской любви во многом связана с тем, что ребенок изначально является частью самого материнского тела, а затем длительное время находится в непосредственном чувственном, естественном, природном контакте с ним. Поэтому мать изначально в принципе, разумеется, не может воспринимать свое дитя как нечто чуждое, абстрактное. Если мать кормит ребенка грудью, держит его на руках, прижимая к своему сердцу, то между ней и ребенком устанавливается чувственно осязаемая душевно-телесная связь, два существа объединяются пронизывающими их токами теплоты и нежности. Когда ребенок становится старше, то и тогда нежное материнское прикосновение дает ему больше, чем огромное множество слов.

Как это ни покажется странным на первый взгляд, половая любовь если и не сродни материнской по характеру, то сродни ей по степени чувственной конкретности: посредством такой любви Другой открывается мне не только в мысли, не только через образ зрительный, но и через образ реально осязаемый. Осязательность живого тела через любовное к нему отношение благотворно влияет на всю личность человека. Только через такую осязательность можно реально преодолеть чувство одиночества, чувство оставленности. Наше желание прикоснуться к телу близкого существа есть проявление потребности в контакте с живым, чувственно воспринимаемым как близкое, живое. Никакие мертвые предметы, никакие слова, ни чтение романов, ни просмотр фильмов – ничто не обладает такой эффективностью для избавления от неприятного ощущения холода в душе, от чувства одиночества, как осязательное присутствие живого тела, воспринимаемого как родное и близкое.

Таким образом, можно сделать принципиальный вывод: человеческая культура создала особый духовный феномен, получивший название половой любви. Человеческий гений поистине чудесным образом превратил отношения животного происхождения, служащие в животном мире исключительно целям детопроизводства, в многогранный культурный феномен, в явление подлинно человеческой культуры. Роль половой любви в жизни человека огромна и незаменима. Это связано с ее интимностью, духовно-телесной близостью двух людей, с постоянным общением с таким же, как «Я», но «Другим», по-другому устроенным человеком, с пониманием другого взгляда на мир, обусловленного иной половой психологией. Роль половой любви незаменима в преодолении одиночества, чувства оставленности. Половая любовь крайне важна в качестве источника творчества, мощного стимула к познанию и творчеству. Само ее существование основано на творческом сотрудничестве людей, поэтому она есть творческое выстраивание отношений с иным человеком при отчетливой, осязательной данности его инаковости. В силу всех своих особенностей половая любовь принадлежит к тем важнейшим и немногим факторам, которые рождают и поддерживают в нас само желание жить, саму волю к жизни.

«Не бойся, если вдруг тебя разлюбят, / Куда страшней, когда разлюбишь ты…» Это слова одной из песен, популярных в советский период. В них ярко подчеркивается важность любовного отношения к миру, к жизни, причем важность такого отношения для самого человека: тепло любви согревает не только того, кого любят, но в первую очередь – того, кто любит. Поэтому для полноценного бытия важно присутствие любви в самом существе человека, его способность любить.

Не будет преувеличением утверждать, что для отдельного человека утрата способности к любви равнозначна утрате способности жить. В общественном смысле исчезновение любви (если люди изгонят любовь из своих сердец по легкомыслию или под воздействием идей модного теоретика) приведет к физическому исчезновению данного общества, к его физическому вымиранию. Таким образом, значение любви для человеческого бытия выявляется в полном объеме только в том случае, если это бытие понято как жизнь. Речь идет о том понимании жизни, основы которого были разработаны «философией жизни», а затем развиты целым рядом направлений философии XX в.

Главная особенность философского понятия жизни состоит в том, что в нем заключено многомерное единство биологической, культурно-исторической и идеально-духовной реальности. Жизнь – это непредсказуемость, порыв, стихийный поток, внутренняя свобода, творчество, цветущая полнота жизни. Жизнь как особая реальность неоднозначна, поэтому часто находит свое выражение не столько в понятийной, сколько в художественной, символической или метафорической форме. Вместе с тем жизнь – отнюдь не хаос, напротив, жизнь противопоставлена хаосу, поскольку она есть способность к самоорганизации, есть самоорганизованная целостность, богатство многообразия в его единстве.

Жизнь есть нечто свободное, живое, а не функционирующее по законам и формулам, она не является чем-то оцепеневшим, мертвым. Всякая же формула, всякий научный закон построены на искусственном омертвении жизни, на условном исключении из нее непредсказуемости и свободы. Жизнь противостоит всему надуманному, искусственному, «вымученному», механическому. Ее тщетно пытаться загнать в рамки искусственных схем и определений. Но именно это и пыталась сделать ориентированная на науку рационалистическая западная философия классического периода. Поэтому выдвижение на передний план понятия жизни есть сознательный вызов ориентированной главным образом на классическую науку западноевропейской философии XVII–XIX вв., точнее, присущей ей абсолютизации рациональности классического типа.

Вопреки приведенному выше изречению Спинозы реальный человек непременно «плачет и смеется», а главное – любит, познает, созидает, а значит, живет. Живет не только и даже не столько жизнью биологической, а жизнью во всей полноте и многообразии ее проявлений, которое и фиксируется в философском понятии жизни. В отсутствие любви бытие человека и социально-историческая реальность в целом прекратят свое существование в качестве формы жизни. Общественные отношения, начисто лишенные любви, элементов межличностной симпатии, выродятся либо в лишенный всякого порядка хаос, либо в нечто механическое и бездушное, в котором человеку будет отведено лишь место безликого винтика общественного целого.

Очевидно, что отношение к человеческой жизни как к ценности высшего порядка вообще представляет собой один из краеугольных камней, лежащих в основе общественной жизни. Утрата отношения к жизни человека как к ценности чревата самыми серьезными последствиями. Такая утрата есть явление, названное Э. Фроммом «некрофилией» – патологическим стремлением к разрушению жизни[15].

Однако рассмотрение общества в качестве формы жизни предполагает также ценностное отношение и к тем общественным связям и отношениям, которые определяют целостность, самоорганизацию и развитие общественной жизни.

Чтобы «произвести» ребенка, достаточно отношений сексуального характера. Но выходить его, защищать и оберегать, воспитывать – без любви невозможно. Поэтому рискну утверждать, что любовь составляет самую сердцевину жизни – жизни общества и человека как биологического и социально-культурного существа. Отсутствие любви равнозначно прекращению жизни, прекращению человеческой истории как социально-культурной преемственности поколений. Возвышая человека над животным царством, любовь вместе с тем соединяет человека со всем живым, с тем, чье существование есть жизнь.

[1] Фромм, Э. Иметь или быть? – М., 1990. – С. 52–53.

[2] Там же. – с. 53.

[3] Франк, С. Л. Смысл жизни // Вопросы философии. – 1990. – № 6. – С. 40.

[4] См.: Гидденс, Э. Трансформация интимности. Сексуальность, любовь и эротизм в современных обществах / пер. с англ. В. Анурина. – СПб.: Питер, 2004.

[5] Апресян, Р. Г. Идеал романтической любви в «постромантическую эпоху» // Этическая мысль. – Вып. 4. – М.: ИФ РАН, 2003. – С. 51.

[6] Апресян, Р. Г. Указ. соч. – С. 49.

[7] Цит. по: Голод, С. И. XX век и тенденции сексуальных отношений в России. – СПб., 1996. – С. 22–23.

8 Лернер, М. Развитие цивилизации в Америке: в 2 т. – М., 1992. – Т. 2. – С. 175.

9 Шаповалов, В. Ф. Любить по-русски. Особенности российской сексуальной культуры // Общественные науки и современность. – 2007. – № 2. – С. 163–172.

[10] Лернер, М. Указ. соч. – с. 181.

[11] Бердяев, Н. О Достоевском // Эрос. Страсти человеческие / сост. П. С. Гуревич. – М., 1998. – С. 86–87.

[12] Цит. по: Гулыга, А. В. Философия любви / В. С. Соловьев // Соч.: в 2 т. – М.: Мысль, 1990. – Т. 1. – С. 34.

[13] Бердяев, Н. А. Смысл истории. – М., 1990. – С. 134.

[14] Толстой, Л. Н. Путь жизни. – М., 1993. – С. 96.

[15] Fromm, E. The аnatomy of human destructiveness. – N.-Y., 1973. – P. 120–124.

Юн Ын Хе предложили новую драму для Android «Любовь как человек» » Dramabeans Корейская дорама

Юн Ын Хе предложила новую драму для Android «Любовь как человек»

от javabeans

Прошли годы с тех пор, как Юн Ын Хе ( Выбор Ми-Рэ ) снималась в дораме (или вообще в любом проекте в Корее), так что эта новость, безусловно, привлекла мое внимание: она принимает предложение сняться в новая драма, Любовь как человек .

Как это часто бывает в драматической стране, мы работаем с другой тенденцией момента: Любовь как человек — это еще одна драма об андроидах, рассказывающая «чудесную историю любви» между мужчиной-андроидом с искусственным интеллектом и женщиной. который является 100-процентной чувствительностью. Юн Ын Хе сыграет Гон Джун Хи, школьного учителя физкультуры, у которого все EQ. Два года спустя она встречает мужчину, которого она считала своей судьбой, и потрясена, когда он говорит, что не помнит, как любил ее.

Я рад, что потенциальная роль Юн Ын Хе — это человек, а не андроид, поскольку моей первой мыслью, когда я услышал о драме, было то, что ее самым большим достоинством как актрисы является ее приземленная человечность, и я не мог представьте ее роботом. Ей не всегда везло в ее драматических проектах, и ее последний проект был четыре года назад (, «Выбор Мирэ », 2013 г.), и публика приняла ее решительно холодно после ее скандала с плагиатом. Но я думаю, что реабилитация имиджа возможна при наличии правильного автомобиля, и, надеюсь, ее автомобиль для возвращения работает лучше, чем ее предыдущие шоу.И хотя мне кажется странным, что все эти драмы о роботах выходят одновременно ( Я не робот , Ты тоже человек ), по крайней мере, это не тот жанр, который мне надоел. все же.

Любить как человек будет режиссер Юн Сан Хо из Saimdang, Light’s Diary , Невеста века и Тамра Остров . Сценарий пишут Го Ён Чжэ и Чон Ён Сон, которые, кажется, начинающие писатели. Драма должна выйти в эфир в начале 2018 года, хотя она еще не попала в расписание.

Через IS Plus

СВЯЗАННЫЕ СООБЩЕНИЯ

Юн Хён Мин и Юн Ын Хе рассматривают историю любви человека и робота «Любовь как человек»

Юн Хён Мин и Юн Ын Хе обдумывают историю любви человека и робота «Любовь как человек»

от javabeans

Хах, это не та пара, которую я бы собрал вместе, но я хочу посмотреть, что из этого получится: Юн Хён Мин ( Ведьмин суд ) теперь находится в миксе, чтобы сыграть одну из главных ролей вместе с Юн Ын Хе ( Выбор Ми Рэ ) в романтической драме о роботах под названием Love Like a Person .

Согласно источникам из управляющих компаний обоих актеров, ни одна из сторон еще не завершила кастинг, хотя оба Юна рассматривают возможность участия в дораме. Как и в двух других дорамах о роботах, о которых мы уже слышали (в настоящее время транслируется сериал Ю Сын Хо « Я не робот » и грядущий сериал Со Кан Джуна « Ты тоже человек »), актер, играющий робота, — Юн Хён Мин в этом случае будет играть двойную роль. Главную мужскую роль играет Хан Чжэ Ву, нейрохирург, который, как сообщается, умер, но затем «возродился» благодаря пересадке мозга, которая дала ему мозг, оснащенный мощной технологией искусственного интеллекта.Это, безусловно, продвигает идею Android на шаг вперед.

Персонажа, которого рассматривает Юн Ын Хе, зовут Гон Джун Хи, учитель физкультуры в старшей школе, который на 100% эмоционален. Она ошеломлена, когда два года спустя сталкивается с «человеком, которого она считала своей судьбой», но он говорит ей, что не помнит, что любил ее. ( ПОТОМУ ЧТО ОН ТЕПЕРЬ РОБОТ? )

Не знаю, как я отношусь к этой завязке сюжета, где Юн Хён Мин на самом деле является роботом (…киборгом?), вместо того, чтобы драма просто путала героиню с роботом-двойником.Я предполагаю, что это обыграет вопрос о том, что значит быть настоящим человеком, и можно ли считать человеческое тело с мозгом ИИ личностью.

Love Like a Person исходит от продюсера Юн Сан Хо ( Saimdang, Light’s Diary ) и планирует выйти в эфир в начале 2018 года.

Через IS Plus, News1

СВЯЗАННЫЕ СООБЩЕНИЯ

любить или любить человека – синонимы и родственные слова

Синонимы


любить

глагол

испытывать сильное влечение к кому-либо в эмоциональном и сексуальном плане

заботиться о

фразовый глагол

любить кого-либо, особенно в путь, основанный на дружбе, а не на сексе

обожаю

глагол

очень сильно люблю кого-то

обожаю

фразовый глагол

очень сильно люблю кого-то, часто так сильно, что не замечаю его недостатков

боготворить

а Британское написание слова idolize

задушить

глагол

выразить свою любовь к кому-то слишком сильно

длинное

глагол

литературное хотеть быть с кем-то, кого ты любишь, особенно если это вряд ли произойдет в ближайшее время

влюбиться в

фразовое глагол

быть очень привязанным к кому-то и начать любить его

поклоняться земле, по которой кто-то ходит

фраза

любить и рекламировать заболтать кого-то так сильно, что вы считаете его совершенным

любить

глагол

очень заботиться о ком-то, особенно о членах вашей семьи или близких друзьях


Другие синонимы

+-


быть милым с кем-то

фраза

испытывать романтическое влечение к кому-то

нести факел за кого-то

фраза

быть влюбленным в кого-то, обычно, когда они этого не осознают это

влюбиться

фраза

начать любить кого-то

иметь слабость к кому-то

фраза

сильно любить кого-то, даже если он этого не заслуживает

боготворить

глагол

думать, что кто-то совершенен

разочароваться в ком-то

фраза

начать сильно любить кого-то

разочароваться (в ком-то)

фраза

начать любить кого-то

смотреть только на кого-то конкретный человек

поставить кого-то на пьедестал

фраза

восхищаться или любить кого-то так сильно, что вы считаете, что у него нет недостатков

приукрасить кого-то

фраза

любить кого-то, кого вы только что встретили, особенно в романтическом смысле

думать о мире кого-то

фраза

любить или любить кого-то очень сильно


Английская версия тезауруса любить или любить человек

Наши любимые товары для собак PupLife

«Даже у самого маленького пуделя львиное сердце, он готов на все, чтобы защитить дом, хозяина и хозяйку.” — Луи Сабин

«Психологический и моральный комфорт присутствия одновременно смиренного и понимающего – это величайшее благо, которое собака даровала человеку». — Перси Биши Шелли

«Блажен человек, заслуживший любовь старого пса». — Сидни Джин Сьюард

«Собаки меня никогда не кусают. Просто люди». — Мэрилин Монро

«Только мои собаки меня не предадут». — Мария Каллас

«Если вы плохо себя чувствуете, показана щенячья терапия». — Сара Парецки

«Чем больше мальчиков я встречаю, тем больше я люблю свою собаку.” — Кэрри Андервуд

«Это не совпадение, что лучший друг человека не может говорить». — Неизвестно

«Собака — единственное, что может залечить трещину в твоем разбитом сердце». — Джуди Десмонд

«В собаках есть что-то, что заставляет вас чувствовать себя хорошо. Вы приходите домой, они рады вас видеть. Они хороши для эго». -Джанет Шнельман

«Человеку свойственно ошибаться, собаке свойственно прощать». — Неизвестно

«Счастье — это теплый щенок». — Чарльз М. Шульц

«Рай — это место, где все собаки, которых вы когда-либо любили, приходят поприветствовать вас.” — Unknown

”Покупка собаки может быть единственным случаем, когда человек может выбрать родственника.” — Мордехай Сигал

«Нет ничего вернее в этом мире, чем любовь к хорошей собаке». — Мира Грант

«История полна примеров верности собак, а не друзей». — Александр Поуп

«Я убежден, что гладить щенка — это к удаче». — Мэг Донохью

«Дружба собаки бесценна. Тем более, когда человек так далеко от дома…У меня есть Скотти. В нем я нахожу утешение и развлечение… он единственный человек, с которым я могу говорить, не возвращаясь к войне». — Дуайт Д. Эйзенхауэр

«Любой человек, который не любит собак и хочет, чтобы они были рядом, не заслуживает того, чтобы быть в Белом доме. — Кэлвин Кулидж

«Одно из самых счастливых зрелищ в мире возникает, когда потерявшаяся собака воссоединяется с хозяином, которого любит. Вы просто не видели радости, пока не увидели это». — Элдон Роарк

«Мир был бы прекраснее, если бы каждый мог любить так же безоговорочно, как собака.— М. К. Клинтон

«Единственный абсолютно бескорыстный друг, который может быть у человека в этом эгоистичном мире, тот, который никогда не бросит его, тот, кто никогда не окажется неблагодарным или предательским, — это его собака». — Джордж Грэм

«Любовь — это чувство, которое женщина всегда испытывает к пуделю, а иногда и к мужчине». — Джордж Джин Натан

«Собака может выразить хвостом за несколько минут больше, чем ее владелец может выразить языком за несколько часов». — Неизвестно

«Я никому в жизни не доверяю, кроме мамы и собак.” -Шерил Коул

«Ни одно животное из тех, кого я знаю, не может быть таким другом и компаньоном, как собака». — Стэнли Лейнволл

«Собаки — волшебники вселенной». — Кларисса Пинкола Эстес

«Собаки — лучший пример существа, которому не нужно лгать, чтобы защитить чью-то гордость». — Аммиэль Джозиа Монтерде

«Хотел бы я, чтобы все люди были как собаки». — Холли Берри

«Собаки живут хорошей жизнью. Вы никогда не увидите собаку с наручными часами». — Джордж Карлин

«Собаки просто нуждаются в вас и любви, вот и все.” — Дженнифер Вестфельдт

”Собаке все равно, богаты вы или бедны, умны или глупы. Отдай ему свое сердце… и он отдаст тебе свое». — Майло Гатема

«Собака благодарна за то, что есть, что я нахожу самым здравым видом мудрости и очень хорошей теологией». — Кэрри Ньюкомер

«Собаки — мои любимые люди». — Ричард Дин Андерсон

«Собаки лучше людей, потому что они знают, но не говорят». — Эмили Дикинсон

«Собака может выразить больше своим хвостом за минуты, чем владелец может выразить языком за часы.” — Карен Дэвисон

«Если бы я могла быть наполовину человеком, которым является моя собака, я была бы вдвое больше человека, чем я есть». — Чарльз Ю

«Собака научит вас безусловной любви. Если вы можете иметь это в своей жизни, все будет не так уж плохо». — Роберт Вагнер

Любовь как святой

Хвала

Любовь как святой

«Сегодня, как и во все времена, наш мир больше всего нуждается в святых. Лиз Келли рисует портреты реальных женщин, которые стремились к добродетели и святости в своей повседневной жизни.На практике она выявляет взаимосвязь добродетелей, поскольку они опираются и освещают друг друга. Эта книга станет источником ободрения и надежды для тех, кто стремится к святости в своей жизни. Я рекомендую это от всего сердца ».

— Преподобнейший Эндрю Х. Коззенс, STD, DD, вспомогательный епископ Архиепископии Св. Павла и Миннеаполиса

«Эта новая книга вдохновит многих жить жизнью святости и мира, которую мы все призваны как ученики Иисуса.В Катехизисе Католической Церкви мы читаем: «В церковном общении Святой Дух „раздает особые благодати среди верных всякого сана“ для созидания Церкви. Теперь «каждому дается проявление Духа на общее благо» (#951). Лиз Келли знакомит нас и приглашает нас вкусить и насладиться силой настоящей взаимной дружбы со святыми, когда они ходатайствуют за нас и с нами. Благодаря этой взаимной дружбе мы имеем честь требовать более глубокого участия в наших собственных уникальных харизмах, которые благословляют Церковь как Мистическое Тело Христа.

—пт. Джон Хорн. Эта оставленная надежда на нашего Господа преображает каждый наш день, когда мы признаем, что Он является источником всей нашей святости, нашей добродетели, нашего дальнейшего пути в духовной жизни. Эта книга научит вас углублять любовь к добродетели — не к долгу, а к желанию все больше и больше походить на Господа.Я так благодарен Лиз за то, что она написала такую ​​важную и жизненно важную книгу для нашего духовного путешествия, и еще больше я благодарен за жизни этих женщин, которые так олицетворяют любовь к нашему Господу. »

— Дженна Гизар

» Я люблю, люблю, люблю Люблю как святой ! Через увлекательное повествование и частые шутливые обороты фраз Элизабет Келли предлагает вам интимную дружбу с некоторыми мужественными, энергичными, молитвенными и терпеливыми, святыми женщинами. Делясь своей историей, Келли берет вас за руки и ведет вас в добродетельное путешествие, в то же время связывая вас со святыми женщинами, чьи трудности и малость стали радостью и величием благодаря их полному подчинению любви Бога.Результат — необыкновенная группа христианской дружбы, которая вдохновляет вас мужественно стать святым, к которому вас призвал Бог, — независимо от того, насколько непредсказуемым может быть ваш путь к святости. Великолепная книга для всех, кому в этом путешествии не помешало бы несколько красочных компаньонов!»

— Келли Уолквист, основатель журнала WINE: Women In the New Evangelization, автор книги Создано, чтобы общаться: Божий замысел мира и радости, и редактор книги Ходить в ее сандалиях: переживание страстей Христа глазами женщин Взгляд на Иисуса: переживание детства Христа глазами женщин и  По имени: 365 ежедневных молитв для женщин-католиков

серия менее известных святых женщин, чьи пути на небеса в высшей степени близки и совершенно уникальны. Love Like a Saint  – призывает современных женщин увидеть историю, которую Иисус вплетает в нашу жизнь, и ответить на Его благодать небольшими ежедневными актами любви, которые являются ступеньками к вечной радости».

— Коллин Кэрролл Кэмпбелл, отмеченный наградами автор книг Сердце совершенства, Мои сестры святые, и Новые верные.

21 Различия между «Я люблю тебя» и «Ты мне нравишься»

Фото rawpixel.com

Как узнать, любишь ли ты кого-то? Это настоящая любовь или простое влечение, которое вы испытываете?

В чем разница между «Я тебя люблю» и «Ты мне нравишься»?

Многие думали, что они уже нашли любовь всей жизни, только чтобы закончить так много слез.Некоторые говорят, что больше не верят в Любовь из-за болезненного опыта отношений. Итак, как распознать Любовь?

Взгляните на эти 21 различие между Любовью и подобным. Оцените, что вы чувствуете к кому-то с этим:

Любовь против лайка: 21 разница между видео «Я люблю тебя» и «Ты мне нравишься»

Пожалуйста, помогите нашему каналу YouTube, если вам понравилось наше видео. Давайте расти вместе!

Любовь против лайка: 21 разница между «Я люблю тебя» и «Ты мне нравишься»

№1.

Нравится: Глубокий.

Если вы влюбились в человека из-за его дразнящих глаз, пляжного тела или соблазнительного загара, то вы называете это влечением.

Любовь: Она выходит за рамки внешнего вида.

Любовь не смотрит на физические характеристики человека. Хотя многие любовные истории начались с физического влечения, к любви их привело то, что они узнали друг друга глубже.

№2.

Нравится: Вы в восторге от того, что находитесь с этим человеком.

Вы рады быть с этим человеком. Вы чувствуете себя самым удачливым мужчиной/женщиной в мире, потому что он/она рядом с вами.

Любовь: Вы находите истинное счастье, когда находитесь с ним/ней.

Больше волнения. Вы испытываете необъяснимую радость и покой, приносимые присутствием этого человека. Такое ощущение, что ты дома.

№3.

Нравится: Ты смущаешься, когда человек рядом.

Ваше поведение внезапно меняется, когда он/она появляется.Например, вы бежите в туалет, чтобы посмотреть на себя в зеркало. Вы должны быть впечатляющими.

Любовь: Вы хотите быть верным себе, когда вы с человеком.

Вы хотите, чтобы человек увидел, кто вы есть, надеясь, что он/она примет вас, несмотря на ваши недостатки. С другой стороны, вы не хотите его/ее обманывать.

№4.

Нравится: Это происходит в одночасье.

Вы чувствуете, что сбились с ног, как только ваши взгляды встретились.Это может быть Любовь с первого взгляда или несколько часов знакомства с человеком, которые заставили вас понять, что он / она тот самый.

Любовь: нужно время.

Обычно вы не можете отследить, когда это началось. Вы были рядом друг с другом в течение довольно долгого времени, возможно, как друзья или коллеги, и чем больше вы проводите время вместе, тем больше вы неожиданно привязываетесь.

№5.

Нравится: Вы притворяетесь, что интересуетесь тем, что говорит человек.

Вы хотите, чтобы человек почувствовал, что вам небезразличны его/ее мысли, но правда в том, что вы едва слышите, что он/она говорит, потому что вы озабочены тем, какой он милый.Вы также заняты мыслями о том, как вы можете произвести на него/нее впечатление.

Любовь: Вы искренне хотите слушать человека.

Вы слушаете, что говорит человек, потому что хотите лучше понять его/ее. Кроме того, вы надеетесь, что сможете помочь в случае возникновения проблемы. Однако вы не пользуетесь ситуацией, чтобы произвести впечатление.

#6.

Нравится: Он основан на эмоциях.

Вы задерживаетесь, пока длится это головокружительное, экстатическое чувство по отношению к человеку.Затем, когда ваше сердце больше не бьется, видя его/ее, вы говорите, что все кончено.

Любовь: Она основана на решениях.

Вы решаете остаться с человеком, заботиться о нем и принимать его недостатки, независимо от того, витает ли еще в воздухе магия или нет.

#7.

Нравится: Вы гордитесь тем, что вас видят с этим человеком.

Вы хотите выставлять напоказ, что этот человек с вами, особенно если он/она красив, потому что вы хотите, чтобы другие девушки/парни вам завидовали.

Любовь: Ты гордишься человеком.

Вас не волнует репутация человека, считают ли его/ее другие хорошей добычей или нет. Вместо этого вы гордитесь тем, что находитесь с этим человеком просто потому, что любите его/ее.

#8.

Нравится: Ты хочешь быть лучшим, чтобы он/она тебя заметил.

Ты наряжаешься, выкладываешься изо всех сил, потому что хочешь привлечь его внимание.

Любовь: Вы вдохновляетесь быть лучшими в себе, потому что он/она заслуживает лучшего.

Вы хотите быть лучшим во всех областях, а не только физически, потому что вы хотите быть достойным его/ее.

#9.

Нравится: Вас отключили.

Как только вы увидите его/ее ужасную или смущающую сторону, вы вернетесь на землю из облака 9 и поймете, что он/она вам больше не нравится.

Любовь: Вы принимаете каждый недостаток человека.

Даже если ты видишь, каким плохим он может быть, ты решаешь остаться и продолжать верить в добро человека.

Фото pixel2013

#10.

Нравится: Человек в ваших глазах идеален.

Для вас все в нем/ней безупречно.

Любовь: Вы не закрываете глаза на его/ее несовершенство.

Как говорится, «Любовь не слепа. Он видит, но не возражает».

№11.

Нравится: Вы видите человека во сне.

Поскольку вы думаете о человеке весь день, неудивительно, что вы находите его/ее даже во сне.

Любовь: Вы видите человека в своем будущем.

Вы можете представить себе строительство дома с этим человеком, потому что вы решили, что он/она для вас.

#12.

Нравится: Вы по уши влюбились в этого человека.

Это похоже на заклинание, которое не дает вам сопротивляться ему/ей. Если бы он/она попросил вас об этом, вы бы охотно оставили все позади. Вы не принимаете неприятных комментариев о человеке и не слушаете советов.

Любовь: Вы считаете человека уравновешенным.

Вы можете принимать здравые суждения, когда речь идет о человеке или ваших отношениях. Вы можете взвешивать решения, используя свой мозг, а не только сердце.

№13.

Нравится: Вы терпите его ошибки.

Вы не хотите разочаровывать его/ее, поэтому терпите все, что он/она делает, даже нехорошее, как пороки. Для вас важно его/ее одобрение, а не ваше.

Любовь: Вы упрекаете его/ее.

Неважно, если он/она рассердится на вас. Важно его благополучие.

#14.

Нравится: Чем ближе вы подходите, тем блекнет.

По мере того, как вы лучше узнаете человека, тайна и острые ощущения начинают улетучиваться, как и ваши чувства.

Любовь: Чем больше вы сближаетесь, тем сильнее.

Чем больше ты узнаешь его/ее, тем больше понимаешь, что хочешь быть с ним/ней.

№15.

Нравится: Вы хотите, чтобы человек заботился о вас.

Вы притворяетесь беспомощным в надежде, что он/она вызовется помочь и позаботиться о вас.

Любовь: Вы хотите заботиться о человеке.

Неважно, ответит ли он на услугу, если вы убедитесь, что с ним все в порядке.

Фото PIRO4D

#16.

Нравится: Вы хотите быть в центре его/ее внимания.

Вы злитесь, когда он/она находит кого-то еще привлекательным или проводит больше времени с другими людьми.

Любовь: Он/она в центре вашего внимания.

Даже когда вокруг есть люди лучше и привлекательнее, ваш взгляд и внимание все равно прикованы к нему/ней.

#17.

Нравится: Это длится, пока человек рядом.

Всякий раз, когда вы не видите его/ее, легко переключить свое внимание на кого-то другого.

Любовь: Она терпит расстояние и время.

Настоящая любовь терпит большие расстояния, и вы готовы ждать.

#18.

Нравится: Знакомство с его/ее семьей не имеет большого значения.

Обычно встреча с его семьей даже не приходит в голову.

Любовь: Знакомство с его/ее семьей очень важно для вас.

Вы смело хотите встретиться с его/ее семьей, потому что надеетесь, что когда-нибудь станете одним из них.

#19.

Нравится: Вы собственник человека.

Вы начинаете ревновать, когда кто-то сближается с ним/ней. Однако он/она должен быть исключительно вашим, так что отступите.

Любовь: Ты понимаешь, что он/она тебе не принадлежит.

Вы относитесь к нему как к свободной личности. Его/ее счастье важнее для вас.

#20.

Нравится: Вы хотите заняться любовью с человеком.

Поскольку это скорее физическое влечение, возникает сильное желание вступить с человеком в половую близость.

Любовь: проводить время с человеком более чем достаточно.

Вы по-прежнему можете говорить, что любите его/ее и остаетесь рядом, даже если в отношениях нет секса.

№21.

Нравится: Легко двигаться дальше.

После того, как отношения закончились, не нужно много времени, чтобы прийти в себя.Так что и вы не чувствуете себя слишком несчастным.

Любовь: Нужно много времени, чтобы забыть его/ее.

Этот человек всегда будет занимать особое место в вашем сердце даже спустя долгое время.

Так это Любовь или как? Не стесняйтесь делиться своими мыслями в комментариях ниже.

Рекомендуемые онлайн-курсы:

Книги, рекомендуемые вам

* Как партнер Amazon я зарабатываю на соответствующих покупках.

Интересные идеи подарков для пар:

* Как партнер Amazon я зарабатываю на соответствующих покупках.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Любовь и похоть: 12 различий, которые вы должны знать

Следуйте за нами в социальных сетях

Джоан — блогер-фрилансер, которая любит писать о личном развитии. Она также любит изучать и преподавать языки. Выпускница факультета коммуникативных искусств, сейчас она получает степень магистра в области преподавания иностранных языков. Она увлекается мобильной фотографией, пишет стихи и читает на досуге.

14 вещей, которые заставят людей полюбить вас (черт возьми, даже полюбить вас) | Ларри Ким | Маркетинг и предпринимательство

Мы все заботимся о том, что о нас думают другие, и хотим, чтобы нас любили (несмотря на то, что вы, возможно, сказали 15-летнему мятежнику).Основы того, как понравиться людям, очевидны — будьте милы, внимательны, будьте порядочным человеком. Все это правда. Тем не менее, есть также много более мелких, более осторожных вещей, которые вы можете сделать, и которые могут оказать огромное влияние на то, как другие воспринимают вас.

Большинство из этих советов представляют собой небольшие приемы, которые вы можете применять каждый день. Они могут показаться незначительными или даже глупыми, но попробуйте их, и вы, возможно, станете экспоненциально более популярными.

Посмотрим правде в глаза — мы все большие нарциссы, и нам всем нравится, как звучит наше собственное имя.Выучите имена и используйте их. Всегда используйте имя человека в разговоре. Классика из знаменитой книги Дейла Карнеги « Как завоевывать друзей и оказывать влияние на людей», Этот проверенный временем метод, несомненно, увеличит число ваших поклонников.

Хотя мы живем в цифровую эпоху, когда человеческое взаимодействие все больше заменяется технологиями, мы по-прежнему остаемся очень социальными существами. Как люди, мы используем социальное взаимодействие как инструмент для обратной связи, и мы делаем много сознательных и подсознательных выборов, основываясь на том, как другие взаимодействуют с нами и реагируют на нас.

Когда кто-то широко и искренне улыбается, счастье переливается на его получателей. Было проведено множество исследований, показывающих, как настроение, положительное или отрицательное, распространяется между людьми. Если ваш позитивный настрой скрасит чей-то день, этот человек полюбит вас за это.

Вполне очевидно, что люди будут нравиться вам больше, если вы будете их слушать. Это начинается с игнорирования вашей ленты в Твиттере во время ужина с друзьями, но заходит намного дальше.Вы можете показать, что слушаете кого-то с помощью языка тела (позадив свое тело лицом к кому-то и отражая его или ее позицию), зрительного контакта (в большом количестве) и словесного подтверждения (мы поговорим об этом подробнее далее).

В большинстве книг по психологии этот метод называется «активное слушание». Активное слушание вращается вокруг демонстрации ваших навыков слушания путем повторения фрагментов того, что человек сказал вам. Например:

  • Марк: Я был на этой замечательной дегустации пива на выходных — я попробовал тонну отличного местного пива со всего штата.
  • Ты: Ты должен попробовать много разного пива, да?
  • Марк: Да, было очень весело. Моим любимым был Pretty Things Magnifico.
  • Вы: Магнифико был вашим любимым?
  • Марк: Да, вкусно.

В то время как в текстовой форме это выглядит как странный разговор, в устной форме такой диалог может иметь большое значение для того, чтобы понравиться людям больше. Это заставляет другого человека чувствовать, что вы действительно уделяете ему внимание. Кроме того, людям нравится слышать, как их собственные слова отзываются эхом в их адрес, поскольку это немного тешит их эго.

Мы уже обсуждали, как важно показывать людям, что вы их слушаете. Храп во время речи или остекленевшие глаза не приводят к скорым друзьям.

Чтобы действительно показать человеку, что вы уделяете ему внимание, попробуйте поднять тему, которую этот человек упоминал ранее. Ваш коллега говорил о работе с сыном над проектом научной ярмарки на прошлой неделе? Следите и спрашивайте, как все прошло. Твоя подруга сказала, что собирается перекрасить кухню в новый цвет на выходных? Спросите, как ей нравится новый цвет в понедельник.Они не обязательно должны быть большими, меняющими жизнь событиями. На самом деле, иногда это говорит больше о том, что вы можете вспомнить и проявить интерес даже к небольшим событиям в жизни другого человека.

Как еще раз заметил известный эксперт по самосовершенствованию Дейл Карнеги, люди жаждут искреннего признания. Это сильно отличается от пустой лести, которую большинство людей умеет распознавать. Никто не любит коричневоносых, и большинству людей особенно не нравится, когда им потворствуют. Чего люди действительно хотят, так это искренней признательности — чтобы их признали и оценили за их усилия.

Помимо искренней признательности, важно быть щедрым на похвалу. Людям нравится, когда их хвалят, и разве это удивительно? Приятно, когда тебе говорят, что ты хорошо выполнил работу. Когда человек делает что-то правильно, скажите об этом. Это не будет забыто.

Точно так же, если вы хотите быть щедрым на похвалу, будьте скупы на критику. У людей тонкое эго, и даже легкое слово осуждения может ранить чью-то гордость. Конечно, время от времени коррекция будет необходима, но у нее всегда должна быть цель, и к ней следует относиться с осторожностью.Если кто-то делает ошибку, не называйте этого человека перед группой. Будьте осторожны, будьте деликатны. Подумайте о том, чтобы предложить бутерброд с комплиментом — восхитительно эффективная стратегия, которая включает в себя похвалу до и после критики. Например:

Присланный вами шаблон информационного бюллетеня выглядит великолепно, хорошая работа. Итак, похоже, что в том недавнем отчете, который вы отправили, было несколько числовых ошибок — просто не забудьте перепроверить эти числа. Я также хотел сказать вам, чтобы вы продолжали публиковать замечательные материалы, которые вы публикуете в Facebook, — я вижу значительный рост вовлеченности.

Ваша цель должна заключаться в том, чтобы заставить другого человека признать ошибки, не указывая на них. Даже в приведенном выше примере вы можете просто сказать: «Я увидел несколько числовых ошибок в том недавнем отчете, который вы прислали», и дождаться ответа. Если человек отвечает извиняющимся тоном и обещает стараться изо всех сил, вам не нужно доводить тему до конца. Скажите им, чтобы они не беспокоились, что вы уверены, что они справятся, и двигайтесь дальше. Чем меньше тыкать пальцем, тем лучше.

Еще одна стратегия дипломатического внесения исправлений — начать с обсуждения собственных ошибок, прежде чем копаться в чужих ошибках. В конечном счете, старайтесь всегда быть деликатным с критикой и предлагать ее только тогда, когда она действительно необходима.

Никому не нравится, когда им командуют. Итак, что вы делаете, когда вам нужно что-то сделать? Правда в том, что вы можете получить тот же результат, задав вопрос, что и отдав приказ. Результат может быть одинаковым, но чувства и отношение человека могут сильно различаться в зависимости от вашего подхода.

Начиная с простого: «Джим, мне нужны эти отчеты к вечеру. Принеси их мне как можно скорее» на «Джим, ты не мог бы прислать мне эти отчеты сегодня днем? Это было бы огромной помощью».

Людям нравится видеть характер и подлинность. В то время как классическая бизнес-доктрина настаивает на важности позы альфа-самца (плечи назад, подбородок вверх, крепкое рукопожатие), легко переборщить и показаться фальшивкой.

Вместо этого старайтесь вести себя уверенно, но уважительно.Некоторые эксперты по сотрудничеству предлагают подойти к человеку и слегка наклониться вперед, когда вас представляют, в жесте поклона. Такого рода жесты могут иметь большое значение для того, чтобы люди лучше думали о вас.

Люди любят хорошие истории, а для великих историй нужны опытные рассказчики. Рассказывание историй — это форма искусства, требующая понимания языка и темпа. Освойте прекрасную устную традицию рассказывания историй, и люди будут стекаться к вам, как к Барду.

Это немного сложно, и я не решаюсь даже упоминать об этом, потому что очевидно, что это нужно делать определенным образом.Это не приглашение погладить ваших коллег по плечу. Однако было доказано, что очень тонкое физическое прикосновение заставляет людей чувствовать себя более связанными с вами. Отличный пример — мягкое прикосновение к чьему-то предплечью (левой рукой) и рукопожатие (правой рукой) — отличный способ закончить разговор. Не каждый будет чувствовать себя комфортно с этой стратегией, и если это не для вас, это нормально.

Как ни странно, спрашивать совета у кого-то — отличная стратегия, позволяющая понравиться людям.Обращение за советом показывает, что вы цените мнение другого человека и демонстрируете уважение. Всем нравится чувствовать себя нужными и важными. Когда вы заставляете кого-то чувствовать себя лучше, этот человек наверняка полюбит вас за это.

Посмотрим правде в глаза — большинство из нас не любит скучных людей. Они храпят и ужасно неинтересны. Вместо этого нам нравится необычное, уникальное, иногда даже причудливое.

Одним из ярких примеров ситуаций, в которых важно избегать клише, являются собеседования.Вместо того, чтобы повторять «приятно познакомиться» в конце интервью, добавьте какую-нибудь вариацию, чтобы сделать вас запоминающимся, пусть даже в незначительной степени. Попробуйте что-то вроде «Мне очень понравилось с вами сегодня разговаривать» или «Было очень приятно узнать больше о [вставьте компанию]». Не нужно изобретать велосипед — просто будьте собой.

Задавать другим людям вопросы — об их жизни, интересах, увлечениях — это верный способ получить очки в их книжках дружбы.Люди эгоцентричны — они любят говорить о себе. Если вы задаете вопросы и заставляете людей говорить о себе, они покинут беседу, думая, что вы самый крутой. Даже если разговор на самом деле не дал другому человеку повода полюбить вас, он или она подсознательно будет думать о вас лучше только за то, что тешите это или ее эго.