Петр 1 и бороды: Насильно лишенные Петром I бороды бояре иногда сводили счёты с жизнью

Содержание

Петр I | izi.TRAVEL

Петр I был выдающимся правителем и первым императором в истории России: своей победой над Швецией он даровал ей статус Империи и Великой державы. Еще до начала этой войны он путешествовал по Европе и посетил Вену, Амстердам и Лондон. Это поездка была совершена инкогнито, так как Петр хотел избежать всех официальных дипломатических церемоний. В течение годичного отсутствия императора, все государственные дела исполнял его заместитель. Сам факт того, что глава государства совершал такого рода поездки, был шоком для российского менталитета того времени: большинство русских людей относились к европейцам подозрительно, видели в них еретиков. Царь, совершавший путешествия в страны Европы, был попросту прозван сумасшедшим. Однако, Петр всеми силами пытался привить европейскую культуру, стиль жизни, технологии и прогресс на русскую почву. Так появился указ брить бороды, традиция курить табак (русские люди думали, что это сам дьявол выпускает из носа дым), пить кофе, носить европейскую одежду и получать образование. Сам Петр учился на протяжении всей жизни: работая плотником в Амстердаме, он изучал судостроение. Наш император даже успел побывать дантистом: в Кунсткамере (первом музее в России, основанном Петром) есть зуб, который он удалил одному из бояр. Петр выписал в Россию много европейских архитекторов, художников, инженеров, военных офицеров, ученых. Его реформы затрагивали военную, экономическую и культурную области жизни государства. За 30 лет правления он создал новую столицу, даровал стране статус Империи, открыл учебные заведения и заводы, внедрил систему паспортов, поменял военную систему, построил один из сильнейших флотов в Европе, установил новые правила проведения церемоний бракосочетания, изменил русский календарь, учредил новые праздники, привез в Россию фейерверки и фонтаны и начал отмечать Новый год…

Одна из наиболее невероятных историй о нем связана с его женой Екатерине I, которая была изначально была латвийской крестьянкой, а после смерти Петра в 1725 году стала русской императрицей. Только представьте: крестьянская девушка становится императрицей! Петр буквально перевернул все вверх дном!

Блог Исторического музея — Рассказываем о нашей работе, делимся планами на будущее, знакомим с новыми проектами, публикуем интересные факты из нашей музейной истории и другие занимательные материалы

Наверняка многие помнят, что заключительная серия классической советской экранизации «Приключений …

Читать далее «Двадцатый век начинается или Холмс. Мистер Холмс»

«В некоторых домах вблизи Кремля стены домов пробиты снарядами, и, …

Читать далее ««…Щепки летят»»

Сверка фонда – удивительный процесс, таящий в себе много тайн …

Читать далее «Непростая судьба двух произведений Гросвальда»

Потенциальным соискателям всех без исключения должностей в музее «Покровский собор» нужно …

Читать далее «Любите ли вы зиму?»

В исследовательской работе не существует мелочей, особенно в атрибуционной. Здесь …

Читать далее «Портрет Семена Давыдовича Панчулидзева»

На выставке «Глагол таинственный небес», посвященной 300-летию Синодального хора, в Государственном центральном …

Читать далее ««Воспойте Господеви песнь нову…» Уникальная икона из собрания Исторического музея»

Выставка «Солдаты в белых халатах» завершила свою работу ещё в прошлом году, …

Читать далее «Сталинградская медицинская сумка»

В отделе книжного фонда Исторического музея хранится литературно-художественный альманах «Наши, списанные …

Читать далее «Наши, списанные с натуры русскими»

Непосвященному кажется, что исследовательская работа не представляет собой особых трудностей. Сиди …

Читать далее «Альбом «Березина». Уникальная фотолетопись памятных мест сражения 1812 года»

Легенда об учёном, продавшем душу дьяволу, насчитывает не одно столетие и сменила несколько …

Читать далее «История доктора Фауста»

Художник-карикатурист всегда подчеркивает, преувеличивает, либо преуменьшает какие-либо специфические черты внешности …

Читать далее «Карикатурные изображения костюмов и причесок в модной картинке XIX века»

В феврале 1911 г. в Инвентарной книге вещественных пожертвований Особого комитета по устройству в Москве Музея …

Читать далее «Вклад Е.Н. Клетновой в культурно-историческую память о событиях 1812 года на Смоленской земле»

Вышел указ Петра I «О ношении платья на манер Венгерского»

4 (14) января 1700 г. в Москве был объявлен именной указ Петра I «О ношении платья на манер Венгерского».

Указ предписывал «боярам, и окольничим, и думным, и ближним людям, и стольникам, и стряпчим, и дворянам московским, и дьякам, и жильцам, и всех чинов служилым, и приказным, и торговым людям, и людям боярским, на Москве и в городах, носить платья, венгерские кафтаны, верхние длиною по подвязку, а исподние короче верхних, тем же подобным; а то платье, кто успеет сделать, носить с Богоявлениева дня нынешнего 1700 г.; а кто к тому дню сделать не успеет, и тем делать и носить, кончая с нынешней Сырной недели».

По своему типу венгерская одежда была схожа с польской. Для богатых одеяний использовался шёлк, бархат, батист, узорчатая парча, шерстяные ткани. Меха ценились дорого и служили признаком благосостояния. Костюм знатных и состоятельных людей, как мужской, так и женский, украшался вышивкой с ренессансными мотивами, кружевами, шнурками, галунами, позументами, ювелирными украшениями из золота и серебра с драгоценными камнями, жемчугом и широким применением цветных эмалей. Платье венгерского типа имело свободный крой, а его длина была близка старым русским одеждам.

В декабре 1701 г. вышел новый указ императора «О ношении всякого чина людям немецкого платья и обуви и об употреблении в верховой езде немецких сёдел». Пётр I приказал носить иностранные одежды уже не только придворной знати и чиновникам, но и большинству москвичей и жителей других городов. В 1705 г. был обнародован указ «О бритье бород и усов всякого чина людям, кромя попов и дьяконов, о взятии пошлин с тех, которые его исполнять не захотят, и о выдаче заплатившим пошлину знаков». Последующие указы, неоднократно повторяющиеся, обязывали дворян, бояр и «всех чинов служилых людей» носить немецкое платье по будням и французское — по праздникам.

С 1701 г. по 1724 г. было издано 17 различных указов, регламентирующих правила ношения костюма европейского образца, типов тканей, отделку форменного и праздничного платья.

Введённый реформами Петра I мужской костюм сложился при дворе Людовика XIV и состоял из кафтана, камзола и штанов. Кафтан был длинный, до колен, узкий в талии, плотно облегавший фигуру в верхней части, с группами глубоких складок на полах, с разрезами по центру спинки и на боковых швах, что придавало ширину подолу и делало эту одежду удобной в движении, особенно при верховой езде. Кафтан носили, как правило, нараспашку, оставляя видным камзол, либо застёгнутым на несколько центральных пуговиц. Камзол шили короче кафтана, без складок на подоле, всегда без воротника, с длинным узким рукавом без обшлага. Наколенные штаны носили короткие, за колено, на широком поясе, густо собранными по спинке. Дополняли этот костюм кружевное жабо и манжеты, кожаные башмаки с тупым носком, на каблуке, украшенные бантами или пряжками, и шёлковые чулки. Повседневное платье шилось из сукна или льняной ткани и украшалось тканью контрастного цвета, либо только пуговицами. Такой костюм мог носить любой горожанин. На платье аристократии шли более дорогие ткани: шёлк, бархат, парча или очень тонкое сукно. Сохраняя единство кроя, платье варьировалось в зависимости от его назначения и социальной принадлежности владельца.

Данный костюм во многом отличался от традиционной русской мужской одежды, кафтана с длинными рукавами, длинного платья из бархата, сверху донизу застёгнутого на множество пуговиц, шубы и меховой шапки с высокой тульей и бархатным верхом.

Реформа затронула и женский костюм. Тяжёлые сарафаны, скрывающие формы тела, закрытые рубахи отошли на задний план. Согласно новой моде женщины должны были одеваться в широко и глубоко декольтированные французские платья — робы с сильно затянутым в талии корсажем, с рукавами до локтя и широкой юбкой. Эти платья, как и мужские костюмы, украшала искусная вышивка и кружева. Женщины также должны были завивать волосы в локоны и пользоваться яркой декоративной косметикой (румяна и белила).

Таким образом, основные формы европейского костюма — «платья саксонского, немецкого или французского» — заменили абсолютно несхожий с ними по конструктивному и декоративному решению древнерусский костюм, вызвали к жизни новые представления о красоте, новые эстетические идеалы.

Новые порядки приживались с трудом. Переходу на европейское платье противились; указы приходилось повторять, вывешивать на городских воротах чучела с образцами, брать с ослушников пошлину, а мастерам грозить жестоким наказанием.

После смерти Петра I мужской дворянский костюм изменился в соответствии с общеевропейскими модами. В русский быт окончательно вошли французский кафтан, камзол, штаны кюлоты и напудренные волосы.

Лит.: Каминская Н. М. История костюма. М., 1977; Мерцалова М. Н. Костюм разных времён и народов. Т. 2. М., 1996.

См. также в Президентской библиотеке:

Полное собрание законов Российской империи, с 1649 года. Т. 4 (1700-1712). СПб., 1830. № 1741. С. 1 .

Спор о бороде

Ярославский художественный музей через мультимедийные технологии познакомил посетителей с одним из самых скандальных указов Петра I – о «бритии бород и усов»

Отправной точкой для проекта послужил исторический эпизод, связанный с одним из зданий музея, где сегодня расположен отдел древнерусского искусства. Это Митрополичьи палаты (или Соборный дом) – памятник гражданской архитектуры XVII века. Именно здесь летом 1705 года митрополит Дмитрий Ростовский обсуждал с горожанами знаменитый указ Петра I о бритье бород, очень негативно воспринятый населением.


Митрополичьи палаты. Источник фотографии: официальный сайт Ярославского художественного музея yarartmuseum.ru

Ярославцы спрашивали владыку, как им реагировать на государевы требования, ведь борода считалась признаком православия, образом божиим в человеке – без нее и в рай не пустят. Позднее Дмитрий Ростовский написал особый трактат «Рассуждение об образе Божии и подобии в человеке», в котором увещевал, что не в бороде и видимом лице человеческом состоит образ божий и подобие, но в невидимой душе.

Позднее от православной традиции брадобритие перешло в область идеологии – борода стала признаком свободы. Примерно до середины XIX века ее могли носить только те, кто не связан с государственной службой, да и в советский период она воспринималась как характерный атрибут «вольных людей» – геологов, художников, диссидентов. Сегодня борода – это дань моде. И хотя вопрос о том, брить или не брить, больше не регулируется официально, он по-прежнему вызывает жаркие споры.

Исторический контекст и современная проблематика удачно сошлись в одной географической точке, и это сочетание стало поводом к созданию нового интерактивного музейного пространства, где можно не только смотреть, но и слушать, действовать, спорить и учиться.

Довольно незначительный, казалось бы, исторический факт и обычная борода превратились в феномен, связанный с конкретным объектом. Это и летопись места, и память о выдающемся деятеле русской культуры – святителе Димитрии Ростовском, и повод для рассуждения о конфликтах, умении прислушиваться к иной точке зрения, находить компромисс.

Работа над проектом продолжалась с июля 2016-го по декабрь 2017 года. Результатом стала постоянная экспозиция, которая разместилась в трех специально оборудованных залах. Она включает подлинные произведения XVIII-XX веков из коллекции музея (иконопись, живопись, скульптуру), анимационный фильм о самом историческом сюжете, видео об отношении к бороде современных россиян, интерактивную зону для фотографирования в «бородатых» образах.

Button Previous Button Next Фотографии экспозиции. Предоставлены Ярославским художественным музеем. 

Традиционных экскурсоводов и привычных этикеток нет: экспозиция говорит сама за себя мультимедийными средствами – игрой света и тени, сочетанием визуальных эффектов и звукового сопровождения («закадровый» текст, музыка). Посещение выставки осуществляется по сеансам небольшими группами до 20 человек каждый час с 10 до 17.

Авторы проекта ставили перед собой задачу избежать «академической скуки» и сделать выставку интересной не только для любителей истории и культуры, но и для более широкого круга посетителей, в первую очередь, семей с детьми и молодежи. Судя по отзывам, полученным за первый год работы проекта, это удалось.

В рамках проекта также проводятся встречи «Бородатого клуба», вечеринки «Тепло бороды», тренинги по ведению споров, по формированию толерантности (навыка не демонстрировать негативное отношение к чужой индивидуальности).

В профессиональной среде «Спор о бороде» стал методическим пособием по использованию современных технологий в работе «классических» музеев. Он демонстрирует, как можно с их помощью визуализировать историю, работать с культурными кодами, наглядно показывать связь веков.

Около половины посетителей музея – туристы. «Спор о бороде» способствует развитию туристического потенциала региона, становится дополнительной точкой притяжения на стандартном маршруте Золотого кольца. Ярославские турфирмы уже предлагают тематические экскурсии об истории бороды и мужской моды в России, где ключевым элементом является посещение выставки. Новаторская экспозиция повышает интерес к Ярославлю у самостоятельных туристов, стимулируя задержаться подольше или приехать снова, добавляет новые яркие краски в традиционный образ старинного русского города.

Проект Ярославского художественного музея победил в 2016 году в конкурсе программы «Меняющийся музей в меняющемся мире» в номинации «Музейный старт».

ФИЛЬМ О ПРОЕКТЕ


Фобии Петра I: почему царь приказал подданным брить бороды

Считается, что введенный Петром I налог на бороду – часть «европеизации» страны. Но в этом может крыться и другая причина — личные страхи императора. Чего боялся и старался избежать Петр Великий, заставив придворных сбривать растительность на лице?

Инстинкт пользы

Как пишет в книге «Петр Великий» К. Валишевский, борода являлась для царя «предметом особой и отчасти личной ненависти». Именно она, наряду с длинным кафтаном, была символом всех тех привычек, предрассудков и уклада, которые государь наметил к искоренению. Но был у петровского брадобрейства и чисто утилитарный смысл, основанный «на инстинкте пользы» и, не исключено, что на попытке избавления от собственных фобий.

Вряд ли бояре приходили к Петру нечесаными или вшивыми, но царь наверняка неоднократно наблюдал, во что превращались их бороды во время пиров. Запутавшаяся в длинных волосах капуста или засохший кисель вызывали чувство омерзения. К тому же царь прекрасно понимал, что именно борода – отличное место для обитания вшей. А подобных насекомых – вшей, тараканов, клопов, пауков – Петр на дух не переносил. Сегодня петровские страхи назвали бы инсектофобией – боязнью насекомых.

Ужасный «каракан»

Одним из первых иностранцев, который рассказал Европе про «ужасное животное по названию каракан», был чешский путешественник Бернгард Таннер. В 1678 году в своем «Описании путешествия посольского в Москву» он писал, что тараканы «не тревожат хозяев, но живьем заедают гостей». Чех даже срисовал «любопытное насекомое», дабы европейский читатель наглядно представил весь ужас от встречи с «ужасным караканом». Еще раньше немецкий путешественник Сигизмунд Герберштейн отмечал, что «неизвестные в Европе насекомые» покрывали все потолки и стены в русских домах, а по ночам – страшно кусались.

Неудивительно, что при царском дворе существовал целый Постельный приказ. Главным постельничим при Петре долгое время был Иван Головкин, в подчинении которого значились спальники. Именно они под неусыпным руководством главного постельничего ежедневно проверяли покои государя на предмет обнаружения любых насекомых. Каждодневно они перетряхивали постель, выискивая клопов, обследовали стены и потолки в надежде не пропустить ни одного таракана, ловили мух и пауков. Особой привилегией постельничего был сон рядом с царем. И даже когда государь засыпал, постельничий мог еще неоднократно проверить комнату и убить тех насекомых, которые выползли в темноте.

Диагноз лейб-хирурга

Первым и, пожалуй, единственным медиком, который не только обратил внимание, но и принародно озвучил петровскую фобию, стал голландский врач Ян Гови. Он был выписан в числе 50 лекарей по личному приказу Петра. Сначала служил хирургом при адмирале Корнелиусе Крюйсе, а затем сделался первым лейб-хирургом государя. Ян (или Иван – как звали его русские) отличался не только профессиональным мастерством, но и веселым нравом. Поэтому его пример петровской инсектофобии отнесем, скорее, к байке, нежели к документально подтвержденному факту.

Гови, всюду сопровождавший Петра, якобы утверждал, что русский царь страшно боялся тараканов. Как только государь видел насекомое, без объяснения причин выскакивал из помещения. Перед тем как зайти в дом, царь посылал специального смотрителя. Тот тщательно проверял каждый закоулок, расспрашивал о насекомых хозяев и докладывал о результатах государю. А тот уж решал – заходить или нет.

Байка Яна Гови, якобы подтверждающая царскую блаттофобию (боязнь тараканов), описывает один из визитов Петра к офицеру N. Государь с интересом осмотрел подмосковное поместье. Похвалил офицера за ведение дел. Остался доволен хозяйством и прогрессивными порядками. А во время обеда поинтересовался, не досаждают ли хозяевам тараканы? Не подозревающий о царской фобии глава семейства ответил, что тараканов в доме почти нет. И ради шутки показал, что в назидание остальным тараканам он прибивает к стене их пойманных собратьев живьем. Увидев, как полуживое насекомое извивается в попытке освободиться, царь якобы вскочил из-за стола, влепил хозяину оплеуху и выбежал из дома.

Табак и утюги

В 1697 году, еще до заграничной поездки, Петр разрешил продажу запрещенного в России табака. Царь сам курил с удовольствием. И в подданных поощрял столь вредную привычку. При этом известно, что вши на дух не переносят табачного дыма. Стоит допустить, что массовое приобщение к табаку было вызвано царской фтириофобией (боязнью вшивости) и подспудно объяснялось желанием вытравить вредных насекомых с бород подданных. Ведь многие предпочитали заплатить налог, но оставить «лишнюю тяготу» в виде ненавистной государю растительности на лице.

Если от вшей помогал табак, то от тараканов – утюг. Не будем забывать: если вши ассоциировались в народном сознании с нищетой, то тараканы – с достатком. Но когда последних разводилось так много, что, по меткому выражению А.Н. Толстого, «шевелились стены», использовали проверенный метод. Утюг ставили на печь, а в комнате раскрывали все окна. Погибающие при минусовых температурах тараканы сползались внутрь раскаленного утюга. Оставалось только захлопнуть ловушку – нижнюю часть утюга, в которую при глажке засыпался уголь.

Могли ли использовать утюг-ловушку, чтобы оградить царя от встречи с пугающими насекомыми? Вполне. Утюг был известен на Руси еще с 16 века, и по Книгам расходов доподлинно известно, что некоему кузнецу Ивашке Трофимову в феврале 1636 года, еще до рождения Петра Алексеевича, было выдано 5 алтын на «задел в царские палаты» железного 10-килограммового утюга.

Безбородый царь

Как подмечает в статье «Русский бунт в зеркале перевернутого мира смеховой культуры» В. Мауль, ненависть к бурной растительности на лице царь оправдывал условностью внешней атрибутики. В дневниковых записях он якобы писал, что только «невежды думают, будто не внидут без бороды в Царствие небесное». Прогрессивный царь считал, что оно «отверзто» для всех честных людей: «с бородами или без оных, плешивых и в париках, в коротком кафтане или длинном сарафане».

Однако известно, что при всем желании Петр Алексеевич не мог отпустить красивую окладистую бороду. Растительность на его лице попросту не росла. Недаром он всегда носил лишь небольшие усики. Попробуем предположить, что еще одной фобией царя была боязнь физических недостатков собственной внешности, которая сегодня именуется дисморфофобией. Именно она подспудно заставляла государя приводить всех подданных к своему подобию – лишать бороды. В частности, именно отсутствием собственной бороды объясняет царское брадобритие Е. Майорова в книге «Личная жизнь Петра Великого». Автор подмечает, что у Петра попросту не было оснований «дорожить растительностью на лице», которую холили и которой гордились его подданные. И он с легкостью брил бороды, стремясь собственные недостатки внешности превратить в достоинства и общенародную норму.

Читайте также:

До Петра Первого борода у бояр служила признаком знатности рода и происхождения.: busconductor — LiveJournal

Чем больше и длиннее была борода, тем больше должно было быть уважение к её хозяину. В некоторых родах борода передавалась из поколения в поколение, и знатность рода определялась путём сложения сумм длин всех бород в нынешнем поколении с суммами длин всех бород в поколениях предшествующих. Бояре трепетно ухаживали за своими бородами, каждое утро измеряли казённым аршином, записывая результаты на бересту и, выйдя во время пира в туалет покурить, мерялись, у кого длиннее.

Пётр Первый, часто и подолгу бывавший в Европах, об этом важном титулатурно-ранжировочном значении бороды не знал. Он вообще плохо знал нравы бояр, так как редко с ними общался. Потому что они были дремучие и неизящные, плохо пахли и носили бестолковые и немодные по прогрессивным западным меркам наряды. На одежде русских бояр обычно насчитывалось до 70 деревянных пуговиц и рукава носились с разрезами, а вот например французский король Франциск Первый приобрел для одного костюма 13 600 пуговиц, причём золотых, и рукава у него были фонариками. А вместо бороды Франциск носил пышное кружевное жабо.

Пётр Первый бояр стеснялся и иногда робко пытался привить двору европейские манеры. Отчаявшись отучить бояр растить бороды личным примером, царь один раз даже напоил до потери сознания столбового боярина Морозова и приказал камердинеру накрахмалить ему бороду наподобие жабо. Столбовой боярин Морозов, правда, наутро особых перемен в своей бороде не обнаружил, так как накануне ел сильно второпях яйцо всмятку, а лишний раз бороду полоскать считалось у бояр блажью — руки и то мыли только по церковным праздникам, а так обычно если сильно пачкали, то вытирали о бороду.

Да и дурным тоном к тому же: свежемытая борода форму имела недостаточно окладистую, весила меньше, развевалась пушистыми прядями на сквозняке, отвлекая собеседника, и вообще норовила наэлектризоваться и прилипнуть куда не следует.

Явно же влиять на вкусы бояр Пётр, как человек западного, отчасти даже демократичного склада ума, не мог. «Не могу я, — безнадёжно жаловался он Меньшикову, — на них явно влиять. Я же как бы демократичного ума человек, что обо мне западные коллеги подумают. Пресса истерику поднимет, мол, диктатура, тоталитаризм, кровавая грозбня всякая. Вот и приходится смотреть на эти жуткие бороды, терпеть и морщиться».

Нечуткий Меньшиков проблем Петра не понимал, так как был не только нечуткий, но и дремучий и неизящный к тому же — хоть он и полагал себя главным щёголем, пуговиц у него на всех костюмах в общей сложности набиралось от силы тысячи полторы. Петр, не найдя понимания, морщился, терпел, мечтал о Европе и по возможности общения с боярами избегал, чтобы на жуткие бороды не смотреть. А если приходили по какому-то вопросу, говорил, что у него разыгралась мигрень, и отсылал к нечуткому Меньшикову.

Бояре по простоте своей широкой русской души об этих мучениях любимого царя не догадывались. Да что там, наоборот! – думали, мол, чем длиннее отрастим бороды, тем солиднее будем выглядеть. И тем больше наш любимый царь будет нами гордиться в своих западных поездках.

И поэтому отращивали свои жуткие бороды с огромным энтузиазмом. А в воображении прямо-таки рисовали себе, как сидит любимый царь за банкетным столом в окружении всяких Францисков Первых, облепленных пуговицами, и, как заправской рыбак размахивая своими длиннющими ручищами, без удержу хвастается боярскими бородами перед западными коллегами. Франциск Первый, конечно же, завидует и делает вид, что не верит, мол, пардон муа, мон шери ами Пьер, но в человеческих ли силах отрастить такую, о-ля-ля, бородищу, как же они ходят, у них борода, пардон муа, в ногах не путается ли?

А любимый царь, подвыпивши уже анжуйского, начинает горячиться, срывает с придворных парики, связывает их морскими узлами в одну большую кудрявую припудренную бороду и достаёт из кармана складной казенный аршин, дабы удостовериться, что полученный бородоэрзац соответствует по длине среднестандартной боярской бороде. Франциск Первый, с пьяным азартом втягиваясь в спектакуляцию, цепляет бороду и, пройдя пару шагов, картинно падает на ковры. Петр горячится ещё больше, бороду отнимает, рвёт на бритой, как положено этикетом, груди облитое алым анжуйским жабо и кричит, что плохому боярину борода-то оно конечно ходить мешает, Вы, монсир, лучше бы с панталон посрывали лишние пару тысчонок пуговиц, глядишь, и ноги передвигать легче было б!..

И всякое такое прочее радужное рисовали себе бояре, любовно приводя свои жуткие бороды в парадный вид перед очередным приездом любимого царя путём отряхивания с оных бород крошек хлеба-соли, выуживания из оных бород селёдочных костей и сковыривания с них же, бород, засохшей красной икры.

А царь Пётр Первый хоть своих бояр стеснялся, но как человек ума западного и демократичного, всей душой стремился принимать подданных такими, какими они были, пусть и вместе с их жуткими бородами (и даже всем содержимым этих жутких бород). И каждый раз по пути с Европ до дому занимался в дороге жестоким аутотренингом, как порекомендовал ему алхимик, чернокнижник и практикующий при дворе немецкого императора Фридриха Вильгельма психотерапевт Джон Ди. Как-то раз, когда Фридрих Вильгельм отлучился в туалетную комнату попудрить носик и парик, отчаявшийся Пётр поведал Джону Ди о своих затруднениях.

— Борода, — авторитетно начал Джон Ди, — является в Вашем сознании как бы олицетворением всего порочного в боярах, майн либе фройнд. Мы с коллегами херром Скиннером унд херром Уотсоном проводили как-то занятный эксперимент – показывали маленькому мальчику Альберту бороду Санта Клауса. Вы же знаете, все дети любят Санта Клауса. В Вашей дремучей и неизящной стране его называют столбовым боярином Морозовым. И маленький мальчик Альберт тоже любил Санта Клауса. До этого эксперимента. А потом разлюбил. Варум, спросите Вы? И я откровенно, ничего не скрывая, отвечу – да потому что мы не просто показывали ему бороду. Мы одновременно с демонстрацией бороды за его спиной стучали молотком в огромный медный таз!

— И проделали это раз пятьдесят, не меньше! Ребёнок каждый раз пугался ну просто до полусмерти! — с воодушевлением продолжал Джон Ди, видя нескрываемое одобрение на лице Петра Первого, который к тому времени уже начал спиртовать детей для коллекции в кунсткамере. – Вот и в Вашем случае то же самое. Наверное, бояре Вас сильно достают, казну разворовывают, окно в Европу рубят спустя рукава левой пяткой, заказанное в Италии гардинное полотно для этого окна себе на портянки тырят, да и вообще неприятные они людишки, неизящные и дремучие. Поэтому борода сама по себе вызывает в Вас неприятные интимные переживания. Вот смотрите… БОРОДА! – вдруг истошно вскричал Джон Ди и издевательски гоготал, с триумфом глядя на смертельно побледневшего Петра.

Следуя совету Джона Ди, Пётр пытался связать в своём сознании бороду и то хорошее, что мог вспомнить о боярах. Вспомнить удалось только несколько русских народных пословиц и поговорок, которыми бояре оперировали вместо обычной человеческой европейской речи. Сидя в обитом кожей салоне кареты, царь снимал со своей этикетно-бритой груди инкрустированный яхонтами медальон, доставал оттуда изображение бороды в натуральную величину, написанное на куске бересты Феофаном Греком, и, с отвращением глядя на него, бормотал «не суди книгу по бороде», «без бороды не выудишь и рыбку из пруда», «вот тебе, бабушка, и борода», «борода приходит во время еды», «не зная бороду, не суйся в воду», «сам с ноготок, а борода с локоток».

Трагедия состояла в том, что и русские народные пословицы и поговорки у Петра ассоциировались с бородой и тоже вызывали в нём неприятные интимные переживания. Поэтому на шестой или седьмой русской народной мудрости у царя обычно сдавали нервы, он начинал материться по-немецки с голландским акцентом, комкал бересту и, открывая дверь кареты на полной скорости, выбрасывал портрет бороды вон на растерзание волкам и крестьянам. Оставшегося времени в пути ему, как правило, хватало, чтобы выкушать один штоф, две чарки, шесть шкаликов и 12 косушек водки, в результате чего, по прибытию домой, из кареты (окруженной в три ряда взволнованными боярами и в тридцать рядов — их жуткими бородами) он обычно выходил с широкой тёплой улыбкой на чисто выбритом лице.

Борода: история успеха

«Притом же, знай, к моей беде, в его чудесной бороде таится сила роковая…».

В последнее время снова начала входить в моду борода, которая не только делает бизнес в сфере мужских парикмахерских сегодня актуальным как никогда, но и превратилась в целый культурный феномен. Так когда же появилась мода на небритость?

Налог на бороду 


Бороды в России носили с незапамятных времен. Еще Иван Грозный говорил, что бритье бороды — это грех, который не смоет кровь всех великомучеников. А в эпоху Смуты бритье бороды считалось подражание западным обычаям и ассоциировалось с окатоличиванием. Например, у Лжедмитрия I не было бороды. И ее отсутствие рассматривалось как измена православной вере и доказательство самозванства.

Первым против этой традиции выступил Петр I, который 5 сентября 1698 года ввел специальный налог на бороды. Налог появился после возвращения царя из Европы. 26-летний Петр I собрал бояр, велел принести ему ножницы  и принялся собственноручно отрезать им бороды. Затем царь устроил гонения на несогласных — вплоть до смертной казни за отказ брить бороду. По указу 1698 года бороды запрещалось носить в городах всем, кроме духовных лиц и крестьян, а чиновники имели право отрезать бороды всем, кто встретится им на пути.

К. Маковский. «Поцелуйный обряд». 1895 г.

А причина массового отказа от бороды в Европе, как рассказывают историки, связана с тем, что у 15-летнего Людовика XIV, который взошел на престол в середине XVII века, еще не успела вырасти борода. Поэтому придворные, подражая ему, тоже начали бриться, чтобы заслужить расположение короля. Так элементарное желание подражать королю предопределило моду на гладко выбритые мужские лица не только в Европе, но и в России.

Отменила «бородатый» налог, просуществовавший 74 года, Екатерина II. Но с оговоркой: «чиновники, военные и придворные должны были оставлять лицо «босым».

Борода как символ владения землей 


В Древнем Египте было запрещено носить бороду всем, кроме фараона. Причем фараон носил ее вне зависимости от того, был он мужчиной или женщиной. К слову, это была накладная борода, заплетенная в косички и соединенная с париком подвязками.

Кстати, в истории Египта была всего одна женщина-фараон – Хатшепсут. Она носила накладную бороду, которая крепилась с помощью ленточек вокруг головы. Борода фараона считалась символом владения землей. Накладная металлическая борода широко использовалась во время погребения как часть декора мумии. А правящая намного позже Клеопатра считалась всего лишь царицей и была избавлена от ее ношения.

Борода — залог поражения у воинов 


В войсках Александра Македонского существовал запрет на бороды. Полководец считал, что растительность на лице делает воина более уязвимым в ближнем бою. По мнению Александра Македонского, при близкой схватке противник мог ухватить рукой бороду воина и тем самым получить преимущество в бою.

В 331 году до нашей эры состоялось одно из ключевых сражений античности – битва при Гавгамелах. Это были последние военные действия между армиями царя Персии Дария III и Александра Македонского. Исходя из опыта предыдущих сражений, когда во время боя персы хватали противника за бороду для получения преимущества, Александр Македонский приказал всем воинам сбрить бороды.

Ян Брейгель Старший. «Битва при Иссе» или «Битва при Арбелах». 1602 г.

К слову, тогда Македонский вывел на поле боя около сорока тысяч воинов в то время, как армия Дария III составляла сто тысяч человек. Но, несмотря на это, армия Дария III потерпела сокрушительное поражение. После этой битвы Александру Македонскому сдался Вавилон и другие города Персидской империи. А Дарий III бежал на восток, был захвачен и убит.

Борода как главный атрибут саперов французского иностранного легиона


Борода является обязательным атрибутом у саперов французского Иностранного легиона. Кроме того, в обязательное обмундирование входят топор и фартук. Топор был одним из основных инструментов сапера, с помощью которого разбирались завалы и разрушались препятствия, а фартук служил защитой от огня.

Наличие бороды говорило о зрелости и мужественности сапера. Эта традиция родилась еще в XVIII веке, когда саперы гренадерской роты должны были вскрывать топорами двери, засовы, прорубать стены и расчищать завалы на пути штурмовиков. Поэтому в саперы отбирали только физически крепких мужчин, и зачастую оказывалось, что саперами были как раз те, у кого росла густая борода.

Кому Авраам Линкольн обязан самой заметной деталью своего имиджа 


16-й президент Соединенных Штатов Авраам Линкольн стал первым президентом в мире, который постоянно носил бороду. А отращивать он ее начал в далеком 1860 году после президентских выборов. Посоветовала ему это сделать 11-летняя девочка Грейс Бедел из города Вестлэнд (штат Нью-Йорк). Юная американка написала Линкольну письмо, в котором говорила, что с бородой он будет выглядеть более презентабельно и сможет заручиться поддержкой среди женского населения на выборах:

«У меня есть четыре совершеннолетних брата, один из которых без сомнений проголосует на выборах за Вас. Но, в случае если Вы отпустите бороду, я попробую убедить остальных последовать его примеру. С бородой Вы будете выглядеть более презентабельно, так как у Вас очень худое лицо. Всем леди нравятся бороды и поэтому они попытаются уговорить своих мужей и возлюбленных, чтобы они отдали за Вас свои голоса и, таким образом, Вы станете президентом».

Ответ Линкольна не заставил себя долго ждать: «Я никогда раньше не носил бороду. Не думаете ли Вы, что все посчитают меня глупым, если я начну носить бороду сейчас?». Тем не менее, он отрастил бороду, которая не только скрывала недостатки его лица, но и, действительно, придавала ему некой мужественности.

Однако не все одобрили выбор Линкольна, а для бизнесмена Милтона Бредли это событие и вовсе стало личной трагедией. Дело в том, что он напечатал серию фотографий с изображением гладко выбритого Авраама Линкольна, которые вскоре стали неактуальны. Решив, что на них не будет спроса, он сжег тысячи экземпляров не распроданной продукции.

Кстати, много лет спустя, Авраам Линкольн во время очередной рабочей поездки остановился в Вестфилде, чтобы навестить Грейс Бедел и показать ей свою бороду.

Татьяна Поддубская

Когда Петр Великий заказал бороды?

Акельев, Э. В. (2013). Из истории введения брадобрития и «немецкого» костюма в петровской России. В Quaestio Rossica, № 1, стр. 90–98.

Акельев Е.В. (2016). Всея Руси цирюльник. Законотворчество, сопротивление и взаимная адаптация во время культурных реформ Петра Великого. В «Критика: исследования истории России и Евразии».Vol. 17. № 2, с. 241–275.

Акельев Э. В., Трефилов Э. Н. (2013). Проект европеизации внешнего облика подданных в России первой половины XVIII в .: замысел и реализация. Ин Кром, М. М., Пименова, Л. А. (Ред.). Феномен реформы на западе и востоке Европы в начале Нового времени (XVI – XVIII вв.): Сборник статей. Санкт-Петербург, Издательство Европейского университета в Санкт-Петербурге, стр.153–173.

Анисимов Е.В. (1993). Реформы Петра Великого: прогресс через принуждение в России / пер. Дж. Т. Александер. Армонк, Н.Ю., М.Э. Шарп. 327 с.

Автократова М.И., Желоховцева Е.Ф. (Ред.). (1991). Центральный Государственный Архив Древних Актов СССР: Путеводитель в 4 т. [Центральный государственный архив древних актов СССР: Справочник. 4 тома]. Vol. 1. Москва, Главарх СССР. 530 с.

Бакланова Н.А. (1954). Тетради начинает Авраамия [Записки настоятеля Авраамии].В Историческом архиве. Vol. 6. Москва, Ленинград, Издательство Академии наук, с. 131–155.

Чижов С.И. (1905). Бородовые знаки. В Труды Московского нумизматического общества. Vol. 3, Вып. 2. Москва, Типография и словолитня О. О. Гербека, с. 331–352.

Крафт, Дж. (1971). Церковная реформа Петра Великого. Л., Макмиллан. 336 с.

Де Брюин, К. (1989). Путешествие в Москву. В Лимонов Ю. А. Россия XVIII т.глазами иностранцев. Ленинград, Лениздат, 19–188.

Демидова Н. Ф. (2011). Служебная бюрократия в России XVII века (1625–1700): Биографический справочник. Биографический справочник. Москва, Памятники исторической мысли. 718 с.

Деммени, М. Г. (1910). Указ 1698 года о чеканке бородовых знаков. Санкт-Петербург, Типография Б. М. Вольфа. 5 шт.

Есипов, Г.В. (1863). Раскольничьи дела XVIII века, извлеченный из Преображенского приказа и Тайной канцелярии в 2 т. [Раскольнические дела 18 века. Выписки из дел Преображенского приказа и Секретной следственной канцелярии, 2 тома]. Vol. 2. Санкт-Петербург, Типография товарищества «Общественная польза». 277 + 274 доб. п.

Голикова Н.Б. (1957). Политические процессы при Петре I: По материалам Преображенского приказа. [Политические процессы при Петре I.Из материалов Преображенского приказа. Москва, Издательство Московского университета. 337 с.

Голикова Н.Б. (1975). Астраханское восстание 1705–1706 гг. [Астраханское восстание 1705–1706 гг.]. Москва, Издательство Московского университета. 328 с.

Голикова Н.Б. (Ред.). (2004). Социальные движения в городах Нижнего Поволжья в начале XVIII века: сборник документов […]. Москва, Древлехранилище. 444 с.

Гордеева, О. Г. Русский исторический портрет: Эпоха парсуны.Эпоха Парсуны. (2004). Москва, Художник и книга. 280 с.

Гудзий Н. К. (1960). Житие протопопа Аввакума, им самим написанное. Москва, Государственное издание художественной литературы. 479 с.

Хьюз, Л. (2001). Из кафтанов в корсеты: портняжная трансформация женщин во время правления Петра Великого. Гендер и сексуальность в русской цивилизации. Л., Рутледж, стр. 17–32.

Хьюз, Л.(2004). «Борода — ненужная ноша»: законы Петра I о бритье и их корни в Древней Руси. В Bartlett, R., Hughes, L. (Eds.). Русское общество и культура и долгий восемнадцатый век: Очерки в честь А.Г. Креста. Munster, Lit, стр. 21–34.

Кирсанова Р. М. (1997). Костюм петровского времени. В Свириде И.И. (Ред.). Культура и история. Славянский мир. Москва, Индрик, с. 213–220.

Корб, Дж. Г. (1863). Дневник австрийского секретаря дипломатической миссии при дворе царя Петра Великого в 2-х томах./ пер. К. Макдоннелл. Vol. 1. Л., Брэдбери и Эванс. 626 с.

Куракин Б.И. (1890). Жизнь князя Бориса Ивановича Куракина, им самим описанная, 1676 — июля 20-го — 1709 гг. [Описанная им жизнь князя Бориса Ивановича Куракина, 1676 — 20 июля — 1709]. В Архиве князя Ф. А. Куракина v 10 кн. Vol. 1. Санкт-Петербург, Типография В. С. Балашева, с. 241–287.

Майкова Т.С., Преображенский А.А. (Ред.). (2004). История шведской войны (Дневник Петра Великого).Vol. 1. Москва, Издательство «Круг». 632 с.

Михневич, В. О. (1882). История русской бороды. В Михневиче, В.О. Исторические этюды русской жизни в 3-х тт. Vol. 2. Санкт-Петербург, Типография Ф. С. Сущинского, 29–108.

Милюков П. Н. (1905). Государственное хозяйство России в первой четверти XVIII века и реформы Петра Великого.Санкт-Петербург, Типография М. М. Стасюлевича. 678 с.

Покровский Н. Н. (1974). Антифеодальный протест урало-сибирских крестьян-старообрядцев в XVIII в. Новосибирск, Наука. 394 с.

ПСЗ — Полное собрание законов Российской империи. (1830 г.). Собрание первое. Санкт-Петербург, Издательство Императорской канцелярии, Вып. 4. № 1741; № 1999; № 2015.

РГАДА — Российский государственный архив древних актов. Фондовый 6. Список 1. Досье 14; Фондовый 7. Список 1. Досье 1348; Фондовый 9. Список 2. Разд. 1. Vol. 8; Разд. 2. Vol. 1; Фондовый 158. Список 1. Досье 130; Фондовый 181. Список 2. Досье 125; Фондовый 199. Список 1. Порт. 133. Часть 4; Акции 210. Список 13. Стб. 1741; Фондовый 214. Список 5. Досье 859; Фондовая 231. List1; Фондовый 371. Список 1. Досье 42, 245, 305, 325; Список 2. Стб. 484, 817, 819, 822, 884, 920, 934, 1021; Сток 396.Список 1. Досье 33560; Список 3. Vol. 1, 5–8, 11, 13, 16, 26, 31, 79, 112, 129, 145, 168; Фондовый 649. Список 1. Досье 1; Фондовый 1154. Список 1. Досье 29.

Руденко И.В. (2013). Бородовые знаки 1698. 1705. 1724. 1725: Каталог [Знаки бороды. 1698, 1705, 1724, 1725. Каталог. Ростов-на-Дону, Омега, опубл. 184 с.

Руденко, И.В. Мицкевич, И.В. (2016). К вопросу о чеканке и бытовании бородовых знаков 1698–1725 гг. [К вопросу о типологии и обращении жетонов бороды между 1698 и 1725 годами].В Книге Бытия: исторические исследования. № 5, с. 44–55.

Сборник выписок из архивных документов о Петре Великом в 2 тн. [Собрание отрывков из архивных документов о Петре Великом. В 2-х томах]. (1872 г.). Vol. 1. Москва, Катков и Ко. 420 с.

Шамин, С. М. (2005). Мода в России последней четверти XVII века. В Древней Руси. Вопросы медиевистики. № 1. С. 23–38.

Шашков А. Т. (1998). Дело 1705 г.«О противности и о преслушании его царского величия указ томских жителей о немецком плате и о бритии борода». В сб. Проблемы истории России, Вып. 2. Опыт государственного строительства XV – XX вв. Екатеринбург, Волот, с. 301–322.

Соловьев, С. М. (1988–2000). Сочинения в 18 кн. [Работает в 18 книгах]. Москва, Мысль.

Тимофеев, А.И. (Ред.). (1882). Памятники Сибирской истории XVIII века в 2 кн. [Памятники истории Сибири XVIII века. В 2-х томах]. Vol. 1. 1700–1713. Санкт-Петербург, Типография Министерства внутренних дел. XXXII + 551 + XXXIV стр.

Устрялов Н.Г. (1858‒1863). История царствования Петра Великого в 6 т. [История царствования Петра Великого. 6 томов]. Vol. 3. Санкт-Петербург, Типография Второго отделения Собственной Его Императорского Величества Канцелярии. 652 с.

Веселовский, С.Б. (1975). Дьяки и подъячие XV – XVII вв. [Секретари и клерки между 15 и 17 веками]. Москва, Наука. 607 с.

Винклер П. П. (1897). Бородовые знаки (1705–1725) [Знаки бороды (1705–1725)]. В кн .: Винклер П. П. Из истории монетного дела в России. Санкт-Петербург, Типография П. П. Сойкина, с. 165–171.

Захаров, А.В. (2013). «Государев двор» и «царедворцы» Петра I: проблемы терминологии и реконструкции службы.В Петрухинцев, Н. Н., Эррен, Л. (Ред.). Правящие элиты и дворянство России во время и после петровских реформ (1682–1750). Москва, РОССПЭН, с. 10–44.

Желябужский И.А. (1997). Дневные записки. В Рождении империи. Москва, Фонд Сергея Дубова, с. 261–358.

Зицер Э.А. (2004). Преображенное царство: священная пародия и харизматическая власть при дворе Петра Великого. Итака, Л., Корнелл, УП. 240 с.

Что не так с бритой головой и подстриженной бородой? | Ежедневное отражение

«Священники не должны брить головы, стричь бороды или стричь себя.Они должны быть отделены как святые для своего Бога и никогда не должны позорить имя Бога. Они должны быть святыми, потому что именно они преподносят особые дары Господу, пищу своему Богу ».

Левит 21:

Левит 21: 5–6 — один из тех отрывков в Священном Писании — а в Левите их много, — которые, кажется, не имеют для нас особого смысла. То, что священники не должны резать свои тела, имеет для нас интуитивный смысл. Но почему священникам неправильно брить голову или подстригать бороды? Как это связано с тем, чтобы быть святым для Бога?

Хорошее правило толкования Библии — уделять пристальное внимание литературному контексту отрывка, который вы хотите понять.Но в случае Левита 21: 5-6 этот подход, похоже, не помогает. Первые четыре стиха главы объясняют, как священникам следует избегать прикосновения к трупам, за исключением своих ближайших родственников. Кажется, это не имеет отношения к бритью головы и стрижке бороды.

Еще одно заслуживающее доверия правило толкования Библии учит нас понимать отрывок в его историческом и культурном контексте. Этот принцип оказывается весьма полезным в случае с Левит 21: 5-6.Бритье голов, стричь бороды и стричь тела были обычным явлением среди хананеев. Мы видим такое поведение, когда в 3 Царств 18 жрецы Ваала во время своего эпического конфликта с Илией тщетно пытаются заставить своего бога послать огонь, чтобы поглотить их жертвы (см. Ст. 28).

Итак, как только мы поймем культурный контекст стрижки и стрижки, мы сможем быстро увидеть связь между нашим отрывком и тем, что ему предшествует. Когда священники Израиля теряют члена своей семьи, они не должны горевать, как языческие священники.Как те, кто был отделен для служения Богу, даже в своем горе они должны продемонстрировать свое особое призвание.

Этот отрывок из Левита напоминает мне учение Павла в 1 Фессалоникийцам 4: 13-14. Там он наставляет нас не горевать «как люди, у которых нет надежды», когда умирают те, кого мы любим. Да, мы можем скорбеть, но наше горе отличается тем, что оно наполнено надеждой на воскресение, новую жизнь, которую мы испытаем за пределами этой жизни.

ВОПРОСЫ ДЛЯ ДАЛЬНЕЙШЕЙ РАЗМЫШЛЕНИЯ: Как мы можем горевать, как люди, у которых есть надежда? Как бы выглядело это горе? Когда мы теряем тех, кого любим, как мы можем оставаться искренними в своем горе и все же отражать нашу надежду на Христа?

МОЛИТВА: Дорогой Господь, прежде всего, я хочу поблагодарить Тебя за тех, кто трудится как ученые, чтобы мы могли понять культурную основу Священного Писания.Их усилия помогают прояснить то, что в противном случае оставило бы меня озадаченным.

Спасибо вам также за напоминание о том, что, как ваш святой народ, каждая часть нашей жизни должна быть отделена для вас, даже наша скорбь. Для священников Израиля это означало не стричь волосы или тело. Для нас это означает поиск способов горевать, которые также оправдывают нашу надежду. Помогите нам жить как ваши священники во всех сферах нашей жизни. Да будет вам вся слава, Аминь .

П.С. от Марка

Я хотел бы, чтобы вы знали о чудесном ретрите, который состоится в Laity Lodge.Субботний ретрит наших пасторов специально предназначен для пасторов и других людей, которые руководят и пастыряют собрания. Он начинается вечером в понедельник, 7 февраля 2011 года, и заканчивается в полдень четверга, 10 февраля. В этом году спикером будет Роберт Малхолланд, почетный профессор Нового Завета из семинарии Эсбери и автор нескольких прекрасных книг о духовном преобразовании. Он будет говорить на тему: «Крестообразная любовь».

Если вы пастор или «штатный» церковный лидер, этот ретрит предлагает уникальную возможность освежиться и обновиться.Если вы не выполняете одну из этих ролей, вы можете рассказать своему пастору (-ям) о ретрите. В прошлом году некоторые люди подарили пастору этот ретрит на Рождество!

Для получения дополнительной информации об этом ретрите щелкните здесь или позвоните нашему регистратору, Энн Джек, по телефону 830-792-1230.

На бородах — Блог истории России

Типы бород, с http://www.aif.ru/dontknows/ infographics / 1236527

С таким заголовком поста вы, возможно, не удивитесь, узнав, что завтра я читаю лекцию о Петре Великом.Мне всегда было немного интересно, как его налог на бороду работает на практике, и я был немного взволнован, увидев его в работе в файле, когда проводил исследование своей книги по soslovie .

На первый взгляд дело (РГАДА ф. 742, оп. 1, д. 493) простое: в июле 1749 г. курский купец Никифор Прокофьев Расторгуев обратился в Курскую магистратуру с просьбой освободить его от купеческого статуса в г. чтобы войти в монастырь. Он пообещал в своей петиции, что его сын возьмет на себя его бизнес (а также его налоги и пошлины).Дело прошло гладко; в феврале 1750 г. Курский город староста сообщил, что городское общество согласилось освободить его, а в мае магистратура окончила свое положительное решение.

Это все было нормально. Что было ненормальным, так это сообщение из канцелярии Курского губернатора о незаконной растительности на лице Никифора Прокофьева.

В январе 1750 года — после того, как Никифор Прокофьев подал прошение, но до того, как его прошение было удовлетворено, — он был замечен местным чиновником «на базаре в бороде и незаконной одежде».Вызванный в канцелярию, Никифор Прокофьев действительно оказался «небритым и небритым с бородой и бакенбардами» и был одет «в мех, кафтан, русскую рубашку и без галстука». Это противоречило действовавшим тогда законам, которые гласили, что любой необрезанный и одетый в русскую одежду подозревался в старообрядчестве и, следовательно, подлежал судебному преследованию.

У Никифора Прокофьева было объяснение своей одежде: он готовился к входу в монастырь, а не был и старообрядцем.Борода (и платье) были преждевременными, но не такими незаконными, как могло бы быть.

В этом файле больше нет информации об этом инциденте; письмо из канцелярии губернатора, похоже, только побудило магистратуру рассмотреть исходное ходатайство. Тем не менее, я все еще был рад его видеть, потому что он дал новый взгляд на этот начальный момент. Налог на бороду всегда вызывает смех — идея жетона налога на бороду (смотрите, вы можете купить свой собственный открывалка для бутылок с жетоном налога на бороду!) Кажется особенно глупой.Но осознание того, что даже спустя десятилетия после его первоначального учреждения, из-за этого парня могут затащить на допрос (даже если на этот раз без вредных последствий), это выглядело немного менее глупым и немного более серьезным.

Wild Life — Ordovas

Wild Life: Фрэнсис Бэкон и Питер Бирд , исследует дружбу между Фрэнсисом Бэконом (1909–1992) и его давним другом и музой, художником Питером Бирдом (1938–2020), который , несмотря на то, что работал в разных концах света, разделял глубоко схожие личные и творческие увлечения.Борода впервые встретился с Бэконом в 1967 году на его выставке в галерее Мальборо Нью-Лондон . Эти двое стали друзьями и поклонниками творчества друг друга и на протяжении многих лет не раз становились предметами друг друга.

Выставка, организованная в сотрудничестве с Peter Beard’s Estate, призвана отпраздновать жизнь Берда. Работы периода дружбы двух художников будут впервые показаны бок о бок вместе с невидимыми материалами из архивов Берда, включая письма и фотографии, подаренные Бэкону, и, что наиболее важно, дневники Берда, послужившие основой для его искусство.

Пленка

Панельная дискуссия с Софи Преториус, Саймоном Мартином и Пилар Ордовас в партнерстве с Apollo Magazine для Дикая жизнь: Фрэнсис Бэкон и Питер Бирд. Обсуждение модерирует редактор Apollo Томас Маркс.

Статьи в прессе

The Guardian
Сафари ужасов
7 апреля 2021 г.

The Times
10 лучших галерей — и что в них можно купить
5 апреля 2021 г.

The Art Newspaper
Ослабление изоляции: лучшая галерея показывает см. в Лондоне прямо сейчас
12 апреля 2021 г.

Аполлон
Инстинкт животных
1 марта 2021 г.

The Daily Beast
Художественная галерея Нью-Йорка Сцена снова на вечеринке
24 июля 2021 г.

Prospect
Trapping the Beast
1 марта 2021 г.

Peter Beard Studio
Wild Life: Фрэнсис Бэкон и Питер Бирд
Январь 2021 г.

Поместье Фрэнсиса Бэкона
Ежемесячный отчет
Февраль 2021 г.

Отчеты Джудит Бенхаму
Фрэнсис Бэкон и Питер Бирд: маловероятная дружба принимает форму выставки в Лондоне
25 мая 2021 г.

Глаз фотографии
Ордовас: Фрэнсис Бэкон и Питер Бирд: Дикая жизнь
30 Апрель 2021 г.

Dazed
Изучение отношений между Фрэнсисом Бэконом и его музой Питером Бирдом
26 апреля 2021 г.

Artdaily
Wild Life: Выставка работ Фрэнсиса Бэкона и Питера Бирда на выставке в Ордовасе
1 мая 2021 г.

The Guardian
Мир интерьеров Рэйчел Уайтрид и мертвые слоны Фрэнсиса Бэкона — Неделя искусства
Апрель 2021

Provokr
Питер Бирд + Фрэнсис Бэкон, их дружба и совместное творчество
11 февраля 2021 года

GalleriesNow
‘Wild Life: Francis Bacon and Peter Beard ‘
12 апреля 2021 года

Ташен
Питер Бирд
1 марта 2021 года

Artbrowser
Wild Life
Январь 2021 года

Cheerio
Wild Life в галерее Ордовас
июнь 2021 года

Cheerio
Информационный бюллетень

Air Mail

Дикая жизнь: Фрэнсис Бэкон и Питер Бирд
Апрель 2021

Les Echos 901 65 Фрэнсис Бэкон / Питер Бирд, Le Dialogue Inattendu
1 апреля 2021 г.

POV International
«Дикая жизнь: Фрэнсис Бэкон и Питер Бирд — Når Naturen Kalde»
9 апреля 2021 г.

Изучение отношений между Фрэнсисом Бэконом и его музой Питером Бирд

Вспоминая свою первую встречу с Фрэнсисом Бэконом, фотограф Питер Бирд написал в своем дневнике 1967 года: «Я был на одном из его открытий в галерее Мальборо в Лондоне, где он стоял в какой-то очереди, и я просто сказал:« Привет. — Питер Бирд.Он сказал: «Я знаю, кто ты».

С этого момента началась богатая и продолжительная дружба между двумя легендарными личностями. На новой выставке в лондонской галерее Ордовас, Wild Life: Francis Bacon and Peter Beard, рассматриваются эти взаимно творческие отношения и то, как оба мужчины касались и влияли на работы друг друга.

Красивый фотограф из Нью-Йорка стал музой Бэкона, который написал девять основных портретов Бороды вместе с несколькими другими, явно вдохновленными его безошибочно точеными чертами лица.Многие его фотографии были найдены среди того, что Бэкон называл своим «компостом» — тысяч изображений, собранных стопками по всему засыпанному полу студии художника.

Борода, самая известная фотографом африканской дикой природы, также снабжала Бэкона вдохновляющими изображениями мира природы во всем его ужасающем, присущем Бэконеу. «За эти годы Питер Бирд подарил мне много своих прекрасных фотографий», — вспоминал художник. «Для меня наиболее болезненными являются разлагающиеся слоны, где со временем, распадаясь, кости образуют великолепные скульптуры, которые являются не просто абстрактными формами, но имеют все следы жизненной тщетности и отчаяния.

В свою очередь, Бэкон внес свой вклад в плодовитые дневники Берда, посылая ему памятные вещи из своего «компоста» для включения в их страницы. И именно в результате их переписки о «звериной природе человека» Борода был вдохновлен продолжить свою книгу Конец игры (1963) , , описывающую ужасное положение африканского слона и других кенийских животных. .

Бирд провел серию интервью с Бэконом в 1972 году, части из которых позже были опубликованы в каталоге выставки Бэкона 1975 года в Метрополитен-музее в Нью-Йорке.«Интервью дохлого слона», как их стали называть, пролили свет на то, что было описано как «открытый и любопытный обмен идеями», существовавший между двумя давними друзьями.

Wild Life , открытая в настоящее время в лондонской галерее Ордовас на Сэвилл-Роу, содержит множество отрывков и записей из ранее не публиковавшихся «Интервью мертвого слона», а также фотографии, дневники и письма из архива Берда. На выставке также представлены «Два этюда для портрета» Бэкона (1976), демонстрируемые впервые с 1977 года и показанные рядом с фотографией Бороды, с которой она была написана.

Просмотрите галерею выше, чтобы увидеть некоторые из особых артефактов и произведений искусства, представленных на выставке.

Дикая жизнь: Фрэнсис Бэкон и Питер Бирд демонстрируются в лондонской галерее Ордовас до 16 июля

Покойный Питер Бирд стал единственным фотографом, который запечатлел незавершенную работу Фрэнсиса Бэкона

Питер Бирд был 27 лет, когда он прославился как фотограф и эколог благодаря публикации The End of the Game (1965), обжигающего фоторепортажа о массовой гибели африканских слонов из-за перенаселенности кенийских заповедников, а также проницательного исторического исследования. анализ опасностей быстро растущего человеческого населения, живущего слишком близко к великой фауне Африки.Сорок продуктивных лет спустя Бирд и его третья жена, Нейма Ханум, опубликовали художественное издание Peter Beard (2006) — крупноформатный сборник его работ как фотографа, журналиста и коллажиста. Последнее специализированное издание (на английском, немецком и французском языках) появляется, как ни странно, всего через месяц после того, как Бирд, страдавший слабоумием, пропал без вести возле своего дома в Монтоке, Лонг-Айленд, и был найден мертвым почти три недели спустя.

Книга весом почти 800 страниц и более 5 кг представляет собой богатую, многослойную визуальную автобиографию жизни, прожитой между Кенией, Нью-Йорком и Монтоком, в сговоре с творческой толпой, в которую входил Фрэнсис. Бэкон, Энди Уорхол, Сальвадор Дали, Мик Джаггер и Джеки Кеннеди.Повествование передается через личные фотографии, сделанные на протяжении всей жизни, отрывки из тщательно проработанных дневников Борода и его широкоформатные коллажи. В своих дневниках он часто совмещал текст, фотографию (часто с наложенной каллиграфией), рисунок, кровь и вырезки из газет — Уорхол называл их «путеводителями» Берда. В этом отрывке Бирд рассказывает своему бывшему издателю Стивену М.Л. Аронсону о своей первой встрече с Фрэнсисом Бэконом в марте 1967 года на открытии выставки художника в Marlborough Fine Art.

Автопортрет Питера Медведя, зеркало отеля в Бристоле, был найден в студии Фрэнсиса Бэкона

«Я был на одном из его открытий в галерее Мальборо в Лондоне, где он стоял в какой-то очереди, и я просто сказал: «Привет, Питер Бирд». Он сказал: «Я знаю, кто вы». Мне очень повезло, что он только что купил The End of the Game и связался с обреченными толстокожими.

Он не стал тратить время зря, приглашая меня в свою студию, 7 Reece Mews.На полу было много моих фотографий дикой природы, все заляпаны каплями краски. Место было похоже на компостную кучу. Все эти страницы каталога его работ он наклеил на стену — он сказал, что когда на них падает солнце, старые картины кажутся ему новыми. Один из первых, когда я был там, он работал над центральной панелью триптиха под названием Суини Агонистес — сцена убийства в купе поезда — и у меня был с собой Polaroid, и я сделал несколько его снимков.Позже он сказал мне, что просмотр этих поляроидов дал ему свежие идеи о цветах и ​​формах. Между прочим, я единственный человек, которому Бэкон позволял фотографировать свою незавершенную работу. Я снял его картину под названием Последний человек на Земле , которую он затем пошел и испортил в ту же ночь — он пришел домой маринованный и закрасил ее. Так что у меня есть единственные существующие фотографии, на которых он не поврежден, с ним в дверном проеме, размахивающим сердитой кистью.

Он нарисовал меня между 1975 и 1978 годами — четыре триптиха, а также много синглов, головы.Никто никогда не сидит за Бэкона — он делал это только по фотографиям и зная меня. На одном триптихе моя бритая голова из тюрьмы Камити [Борода была ненадолго заключена в тюрьму Камити в Найроби в 1969 году за «нападение и неправомерное заключение» браконьера-антилопы на его ранчо недалеко от города] справа — вот и я, похож на первого конхэда. На центральной панели изображены стервятники из моей крокодиловой книги Веки утра , питающиеся тушей — что-то вроде Прометея, в комплекте с унитазом, полным крови.А слева — лысый доктор со слоном на коленях. Это один из главных беконов.

Бэкон сказал, что в панели с бритой головой он использовал тот же оттенок синего, который был на ободе лимузина убийства Кеннеди. Он всегда хотел встретиться с Джеки, потому что был очень увлечен этим мероприятием, но у него ничего не вышло — он был в полном эмоциональном беспорядке, когда она звонила, и он просто не мог ее видеть. Он действительно знал ее сестру Ли Радзивилл. Она ему нравилась — он любил богатую жизнь. Впрочем, не слишком любил женщин.

• Подробнее о жизни покойного фотографа см. Вспоминая Питера Бирда, фотографа и художника, защитника дикой природы Восточной Африки, друга и соратника Фрэнсиса Бэкона и Энди Уорхола

Питер Бирд и жирафы на ранчо Hog Ranch лужайка перед домом в 1985 году © 2020 Питер Бирд

Джеки О. Фото-урок, Скорпиос (1971/2003) (Июнь 1960/2002) © 2020 Питер Бирд

Астрид Херен и Верушка (7-8 апреля 1988 г.) © 2020 Питер Бирд

Обложка Питера Бирда © 2020 Питер Бирд

• Питер Бирд и Нейма Бирд, Peter Beard , Taschen, 770pp, £ 100 (hb)

Обнаружено тело фотографа Питера Бирда

Ожидается подтверждение личности, тело фотографа Питера Бирда, исчезнувшего из своего Монтэу Недвижимость 31 марта была обнаружена недалеко от его дома в воскресенье.

Полиция Ист-Хэмптон-Таун сообщила, что останки пожилого мужчины в одежде, соответствующей описанию того, что было на мистере Бирде, когда его видели в последний раз, были обнаружены в отдаленном, густо заросшем лесом районе.

Городских детективов вызвали после того, как человек, знакомый с лесами у шоссе Олд Монток возле Монток-Пойнт, обнаружил предмет одежды, который соответствовал тому, что носил мистер Бирд 31 марта.

Г-н Бирд, 82 года, был одет в синий флисовый топ, черные спортивные штаны и синие кроссовки, когда его в последний раз видели около 16:30 1 апреля.В полиции тогда заявили, что у него слабоумие.

Его исчезновение повлекло за собой многодневные обыски с участием сотрудников полиции города и штата, а также сотрудников пожарной охраны, полицейских собак, беспилотных летательных аппаратов и вертолета полиции округа. До воскресенья от него не осталось и следа.

Приблизительный район поиска возле мыса Монток, безуспешно прочесанный после исчезновения Питера Бирда 31 марта.

Г-н Бирд прославился тем, что документировал африканскую дикую природу и вел дневники, заполненные рисунками, кровью и другими материалами, которые сами по себе считались произведениями искусства.Его книга 1965 года «Конец игры» оказала влияние на целое поколение художников, а также защитников дикой природы.

Район, где мистер Бирд жил со своей женой Неймой Бирд, выходил на океан с высокого обрыва. Леса перед отелем представляют собой холмистую путаницу деревьев и густого подлеска, иногда усеянную болотами.

Полиция Ист-Хэмптон-Тауна на шоссе Олд-Монток в Монтоке после того, как в воскресенье было найдено тело, которое предположительно принадлежало Питеру Берду. Дуг Кунц Фотография

г.Борода, рожденный в привилегированной семье, вел жизнь бонвиванта, тусовался по всему миру, но всегда возвращался в свои уединенные места в Нью-Йорке, в том числе в Монтоке, где он переехал в собственность на Old Montauk Highway в 1973 году, и в Кении. где были сделаны некоторые из его самых знаковых фотографий дикой природы.

После учебы в Йельском университете он отправился в Кению и задокументировал гибель тысяч слонов и других диких животных в национальном парке Цаво, что стало основой «Конца игры».»В 1996 году он был ранен атакующим слоном, который раздавил его головой. В результате инцидента у него остались переломы таза и сильное внутреннее кровотечение. После того, как он почти умер, кенийские хирурги вылечили его, и в конце концов он выздоровел.

Мистер Бирд родился в богатстве на железной дороге и табаке благодаря своим родителям, Аарону Маккуку Берду младшему и Розанне Хоар Берд. Он был женат трижды, сначала ненадолго на Минни Кушинг Берд Коулман в 1967 году, затем на Шерил Тигс с 1982 по 1986 год.