Неаполитанские рубашки – Неаполитанский стиль | Интернет-магазин Москвы

Содержание

Великобритания vs. Италия: английский и неаполитанский пиджаки — Блог

5 Июня 2015

Существует как минимум десяток типов кроя для мужского классического пиджака. Их отличительные черты связаны с климатическими особенностями стран, где они зародились, с менталитетом, комплекцией, привычками, традициями их жителей. Но наиболее известные и распространенные — английский и неаполитанский. В чем же привычнее английскому аристократу читать The Times за чашкой утреннего Earl Grey, а итальянскому синьору, отобедавшему тальятелле в соусе болоньезе, — листать Il Mattino?

Английский пиджак считается классическим. Он более строгий, сдержанный, формальный. Он подчеркивает высокий статус владельца. Английский крой более консервативен и чопорен, как сами британцы. Итальянцы же народ чуть более легкомысленный в хорошем понимании этого слова, и неаполитанский крой славится мягкостью линий. Еще неаполитанские портные очень щепетильны в отношении деталей и очень ценят ручную работу. Потому на пиджаках, которые шьют и носят жители «сапога», запросто можно встретить, скажем, вручную обметанные петли. И тот, и другой крой заслуживают отдельного внимания, всенародной любви и признания. Каждый хорош по-своему, но каковы же их главные отличия?

Силуэт

Английский. Силуэт сдержанный, крой консервативен, линий четкие. Английский пиджак немного притален и линия талии немного завышена. Встречаются как двубортные, так и однобортные пиджаки.

Неаполитанский. Силуэт плавный, легкий, мягкий. Талия и бедра не подчеркнуты. Чаще всего это однобортные пиджаки.

Ткань

Английский. Традиционно шьется из плотного, довольно теплого материала. В основном это шерсть и, в особенности, твид — наиболее «английская» разновидность шерстяной ткани. Он прекрасно держит тепло, что в условиях вечно пасмурной Британии всегда кстати. Неудивительно, что жители Туманного Альбиона даже называют пиджак не jacket, а coat, как пальто — эти двое определенно родственники.

Неаполитанский. Шьется из мягких, легких тканей — под палящим солнцем Средиземноморья в плотном пиджаке было бы невыносимо жарко. Как правило, это хлопок, лен или очень тонкая шерсть, иногда кашемир или даже ткань из очень нежной шерсти лам гуанако. Неаполитанский пиджак зачастую вовсе лишен какого-либо подклада, либо подкладная часть минимальна и нашита лишь на некоторых участках.

Плечи и рукава

Английский. Плечи хорошо выражены, имеют строгую, довольно четкую и жесткую линию — как правило, за счет жесткого подклада, а также благодаря использованию подплечников. Проймы у английских пиджаков высокие, ширина рукавов им строго соответствуют и втачиваются без каких-либо складок.

Неаполитанский. Главной особенностью неаполитанского кроя считается «мягкое плечо». Как и весь силуэт, плечи пиджака отличаются мягкостью и повторяют естественные линии фигуры. Проймы узкие, а рукава довольно широкие и потому в месте втачивания образуют небольшие складки. Они пришиваются двумя способами: по типу рубашечных — spalla camicia, либо с небольшим валиком над поверхностью плеча — con rollino. Рукава, как правило, с пуговицами, которые можно расстегивать — эта особенность обеспечивает удобство, скажем, при мытье рук.

Карманы

Английский. Боковые карманы скошенные и — о да! — в них разрешено держать руки. Над правым, как правило, размещается еще один, маленький кармашек для мелочи, так называемый ticket pocket. Изначально он предназначался для хранения железнодорожных билетов и мелочи, однако сейчас свои функции утратил, но остался в знак уважения англичан к традициям и историческому прошлому пиджака.

Неаполитанский. Боковые карманы — накладные, с клапанами, которые можно убрать внутрь. По форме карманы напоминают бокал для коньяка: в нижней части они слегка закруглены, а кверху немного сужаются. Но главная «фишка» неаполитанского пиджака, придающая ему особый шарм, – баркетта. Это нагрудный карман с изогнутой линией, напоминающей форму лодки, отсюда и его название: barchetta по-итальянски — «лодочка».

Шлицы

Английский. По бокам непременно есть две шлицы или, по крайне мере, одна сзади. Для чего? Во-первых, чтобы ни плотность и жесткость ткани, ни строгая посадка по фигуре не мешали свободе движений, во-вторых — для того, чтобы ткань не топорщилась и не натягивалась, если держать руки в карманах — ведь, как мы уже знаем, надевшим английский пиджак это не запрещается.

Неаполитанский. Может быть со шлицами, но они делаются лишь для дополнительной свободы движения. Правда, сшитый из мягких податливых тканей и имеющий довольно свободный силуэт неаполитанский пиджак в шлицах особо не нуждается и потому может быть пошит и без них.

Для кого

Английский. Предполагает подтянутость и стройность: он приталенный — любовь к пиву или пренебрежение спортом в нем не скроешь. Еще это стопроцентная классика — подходит для тех, кто ценит традиции, строгость.

Итальянский. Такой пиджак подойдет для любой фигуры, более свободный, легкий, менее строгий и менее формальный. Хорошо сидит и на аполлонах, и на тех, кому чужды спорт и диета. Тем более что в нем так приятно выйти по утру на улицу, присесть за столик в кафе и выпить чашку капучино или латте с парой сдобных ароматных бриошей.

Поговаривают, что неаполитанский костюм — родной и младший брат английского. Заезжие британцы под жарким итальянским солнцем чувствовали себя не очень-то комфортно в своих пиджаках и отдавали их местным портным на переделку. Те недолго думая сначала убирали подкладку и подплечники, а затем и вовсе модернизировали английский крой, адаптировав его к особенностям средиземноморского климата. Правда это или красивый вымысел, доподлинно известно историкам моды.

albione.ru

учимся отличать неаполитанское плечо от римского и Хантсмен от Андерсон и ШеппардБлог Bond & Stinson

 «Английский» и «итальянский» силуэты: не всё так просто

Когда речь заходит о силуэте костюма, чаще всего звучат слова «английский» и «итальянский». Сегодня предлагаем вам погрузиться в тему различий силуэтов — чтобы лучше понимать детали посадки костюма и делать выбор более осознанно.

Как обычно представляются различия между английским и итальянским силуэтами? Английский — это «стандартная» длина пиджака (доходит до нижней границы ягодиц), выпрямленная накладками линия плеча, умеренное приталивание, более жёсткая конструкция. Итальянский — максимально облегчённый, с естественной линией плеча (подплечники меньше либо отсутствуют), укороченный, тесно сидящий и «мягкий» по структуре.

Вроде такие различия понятны на интуитивном уровне: у итальянцев и климат помягче — и одежда не столь формальна. Но всё далеко не так просто. Вот, к примеру, инфографика из Сети, которая расходится с приведенным выше описанием почти по всем пунктам:

English cut — английский силуэт

Italian cut — итальянский силуэт

В чём же дело? В том, какую портновскую школу брать за основу «национального» кроя. На одной только улице Сэвил Роу в Лондоне костюмы двух ателье на одну фигуру могут серьёзно отличаться. Пример: Huntsman с жёсткой структурой и крупными подплечниками против Anderson & Sheppard с его знаменитым «мягким» плечом.

Образец от Huntsman (Лондон)

Пиджак от Anderson & Sheppard (Лондон) с «мягким» плечом

Что уж говорить обо всей Англии или Италии. Тем не менее для английского силуэта в целом характеры более прямая линия плеча, наличие двух шлиц у пиджака, более свободное прилегание, нежели у «итальянских» силуэтов.

Позднее мы более подробно остановимся на различных вариантах «английского» силуэта. В Англии насчитается не меньше десятка направлений, тогда как Италию хотя бы условно можно разделить на 4 направления.

Так, приблизиться к истине возможно благодаря региональному разделению итальянских портновских школ. Существуют 4 региона, в честь которых названы силуэты: Рим, Неаполь, Милан и Флоренция.

Скрин с иллюстрацией 4 итальянских силуэтов

Самое яркое различие — между римской и неаполитанской школами.

Римский силуэт — это подчёркнутая маскулинность, придание телу v-образной формы, с обильно наполненными широкими плечами, зауженной талией и прилегающей к бёдрам линией низа.

Римский силуэт

Неаполитанский силуэт — практически полная противоположность римскому. Плечевые накладки небольшие или совсем отсутствуют, линия талии выражена спокойнее. Нижняя часть гораздо свободнее — борта пиджака «разлетаются» книзу в разные стороны.

Неаполитанский силуэт

Линия раскепа (шов стачивания воротника и лацканов) чаще всего завышена, чтобы сделать фигуру более стройной, «вытянутой» кверху.

Линия стачивания воротника и лацканов в миланском силуэте завышена

Но даже в неаполитанском стиле возможны разительно различающиеся между собой варианты деталей. Более формальные пиджаки делаются с рукавом con rollino, то есть «с окатом» (в англоязычной терминологии roped shoulder) — радиус рукава в этом случае чуть шире радиуса проймы, из-за чего рукав ярко приподнимается над плечом.

Рукав con rollino ярко припондят над плечом

Менее формальные пиджаки выполняются в варианте spalla camicia, «рубашечный рукав». В этом случае рукав втачан в пройму почти плоско и другим способом, так что место сопряжения подчёркивается разве что небольшими складочками, оставленными для удобства движения. Невооружённый глаз может принять их на вешалке за брак, но для ценителей костюмов это, напротив, признак ручной работы и «правильного» неаполитанского стиля.

Spalla camicia — «рубашечный» рукав с небольшими складками на стыке с проймой

Миланский силуэт похож на неаполитанский минимальным плечевым наполнением и покатым краем плеча, а на римский — плотным прилеганием по линии бёдер. Из всех вариантов итальянских пиджаков этот также самый короткий.

Миланский силуэт

Флорентийский силуэт — это наиболее расходящиеся борта ниже средней пуговицы (таким образом создаётся баланс верхней и нижней половин костюма в виде «песочных часов»), слегка выпрямленная линия плеча и самое интересное — полное отсутствие вытачек, обеспечивающих прилегание по талии.

Флорентийский силуэт

Мы не уверены, относится ли последнее ко всей флорентийской школе, но к её известнейшему современному представителю Антонио Ливерано — точно. Несмотря на это, в области талии флорентийские костюмы прилегают безупречно благодаря тщательной обработке изделия утюгом и паром. Не стоит забывать, что утюг — главный инструмент портного после ножниц и швейной машинки, и посадка костюма с минимальным количеством вытачек благодаря качественной влажно-тепловой обработке (ВТО) — показатель высочайшего качества работы.

В заключение хочется отметить, что представленная нами классификация — лишь ещё одна условность в современном мире, по которому идеи мигрируют с невообразимой скоростью. Портные заимствуют друг у друга детали работ, поэтому (утрируя) мы не удивимся, если в Италии сегодня кто-нибудь предложит вам пиджак «в стиле Huntsman». Тем не менее приведенные выше варианты более разнообразны, чем деление на два полюса («английский» и «итальянский»), поэтому, надеемся, упростят вам жизнь и уберегут от ошибок.

Фланелевый костюм, выполненный в неаполитанской традиции

Дмитрий Черников для B&S


Дайте нам знать, если содержание данного поста было Вам интересно или полезно!

bond-stinson.ru

Качественная рубашка: несколько важных особенностей | Yepman.ru

Хорошая рубашка — это произведение искусства. Она как картина гениального мастера: ей можно любоваться на расстоянии, наслаждаясь сюжетом; можно подойти ближе и внимательно рассмотреть детали — мельчайшие штрихи и мазки, в которых воплотилось вдохновение художника. Чтобы создать что-то прекрасное, нужно обладать не только талантом, но и мастерством — знанием техники — которое приходит с опытом. Хорошо сшитая рубашка — это не просто набор механически соединенных между собой кусков ткани. Качественная рубашка подразумевает внимательный целостный взгляд на процесс ее изготовления, что включает в себя множество факторов. Это и очень точно подогнанные друг к другу части изделия — в результате чего рубашка становится не просто одеждой, а второй кожей, вам в ней уютно и комфортно, она не стесняет движений и в то же время сидит по фигуре. Это и качество ткани, которое делает сорочку красивой и элегантной. Это еще и внимание к деталям, на первый взгляд незначительным, о чем мы сегодня и хотим рассказать. Давайте на двух примерах посмотрим, что же отличает хорошую рубашку высокого уровня от самой обычной, или даже посредственной.

Возьмем довольно раскрученный массовый испанский бренд Massimo Dutti. Стоимость данного экземпляра — около 3 тыс. р. (регулярная цена без скидок). Производство Турция. Ну а сравним его с итальянской рубашкой марки Guglielminotti, которая изготовлена в Италии. Цена около 8 тыс. р. Обе сорочки можно отнести примерно к одному стилю — кэжуал или смарт-кэжуал. Обе — slim, то есть слегка приталенные. Надо сказать, что приталены они разными способами: MD — с помощью вытачек, а Guglielminotti — обошлись без них. Лично мне второй вариант нравится больше, однако этот момент нельзя рассматривать как показатель качества.

Крой. Конечно, все зависит от индивидуальных особенностей фигуры, но все-таки отмечу, что рубашка Massimo Dutti, несмотря на то, что сидит в целом хорошо, слегка сковывает движения в области широчайших мышц спины. У Guglielminotti этот недостаток отсутствует — да и в целом у итальянской рубашки ощущается некая гармония частей, благодаря которой достигается необходимый комфорт.

Пуговицы. На рубашке высокого уровня перламутровые пуговицы — обязательный атрибут. Они не сломаются, в отличие от пластика, да и выглядят гораздо лучше. Толщина пуговицы может служить индикатором “щедрости-скупости” производителя: тонкие пуговицы из натурального перламутра, конечно, удешевляют стоимость изготовления. Отличить перламутр от платика можно на ощупь. Вернее всего будет тест прикосновения губами: перламутр тактильно ощущается холоднее.

На рубашке Massimo Dutti пуговицы пластиковые, на Guglielminotti — перламутровые. Обратите внимание на способ пришивания: справа — вручную, красивым способом “воронья лапка”, слева — обычный машинный “крест-накрест”. Однако и у той и другой рубашки есть минус: у поговиц отсутствует “ножка”. Не критично, но все же.

Также немаловажен тот факт, что справа (у итальянской рубашки) петли обмётаны вручную (причем все), слева — на машинке.
Вот еще одно любопытное отличие: у рубашки Guglielminotti нижняя петля расположена горизонтально (для большей свободы движений — пустяк, а приятно).

 

 

Ручные операции — один из главных показателей рубашки высокого уровня, о чем мы еще упомянем ниже, однако не стоит его переоценивать. Да, это престижно, и живой шов, возможно, позволяет сделать посадку более удобной и естественной, но машинный, конечно, прочнее. И зачастую они дублируют друг друга. Посмотрите на фото ниже: кажется, что кокетка пришита вручную. Действительно, ручной шов присутствует, но на самом деле там есть скрытый машинный шов.

Massimo Dutti — обычный машинный шов:

В рубашке MD, конечно, отсутствуют ручные операции вообще. Чем может похвастаться с этой точки зрения итальянский подопытный?
Вручную пришиты рукава (фото с изнанки):

Как видите, рядом присутствует еще машинный шов, но он нерабочий. Это хорошо заметно, если слегка отогнуть ткань.

UPD: Тут такое дело: возникли сомнения, настоящий ли это ручной шов или он сделан на специальной машине, имитирующей ручной шов — спасибо Эдуарду за разъяснения (см. комментарии к посту). Обращение к производителю не прояснило ситуацию — ответа от итальянцев нет. Все же склонен согласиться с Эдуардом — шов не сделан руками, то есть иголкой и ниткой — здесь была использована хитрая машина.

Здесь сразу стоит указать на еще один фактор, который, если вы его заметите, точно указывает, что перед вами не заурядная рубашка. Хорошие портные пришивают рукав в конце, после того как сшиты спинка и полочка. Определить просто: посмотрите, совпадают ли боковой шов и внутренний шов рукава. Если нет, то рукав пришит в конце.

Вручную пришита планка разреза рукава:

Еще обратите внимание на крохотную, но очень характерную деталь — короткий поперечный шов, который встречается нечасто даже в дорогих рубашках. По-видимому, он служит для укрепления конструкции разреза рукава.

Ластовицы. Еще одна маленькая деталь, которая присутствует на всех приличных рубашках. Это такой маленький кусочек ткани, чаще всего треугольный, который соединяет снизу переднюю и заднюю части рубашки. Как мы видим, на рубашке MD он присутствует, но, определенно, у G он выглядит гораздо симпатичней.

Воротник. У обеих рубашек он не очень жесткий с тонкой подкладкой внутри. На итальянской рубашке он аккуратнее и ровнее. MD не может похвастаться качественным воротником, так как слегка пузырится.

На хороших рубашках косточки обязательно должны быть съемными (в дешевых — они часто вшиты). В нашем сравнении эта крайне полезная опция присутствует в воротниках обеих рубашек.

Еще один немаловажный фактор — плотность стежков машинного шва. Она говорит о прочности всей конструкции. В рубашках нижнего ценового сегмента она составляет примерно 4-5 стежков на см. В хороших и очень хороших 6-7. Иногда может быть и больше. Обе наши сегодняшние сорочки по этому показателю попали в одну категорию: MD — 6 ст./см, Guglielminotti — 7 ст./см.

Завершим анализ тем, что назовем еще одну деталь, по которой вы уверенно сможете сказать, что перед вами добротная качественная рубашка. Английский термин звучит как “single-needle stitching”. Это значит, что боковой шов прошит в одну иглу. О чем это говорит? Дело в том, что двойной параллельный шов легче и быстрее делать швейной машиной с двумя иглами, но это не самый лучший вариант для покупателя: после стирки ткань в месте шва скорее всего пойдет волнами. Одной иглой шить дольше, зато это и выглядит эстетичней (снаружи будет виден только один шов), и ткань не будет морщить.

Рубашка Massimo Dutti, как мы видим, прошита в две иглы. Guglielminotti — в одну.

Всегда и во всем люди ценили качество и профессиональный подход. В портновском деле — тем более. Опыт, мастерство, традиции, любовь к своему ремеслу и полет души — такими представляются мне условия для создания по-настоящему прекрасных творений. Полный набор этих факторов встретишь нечасто, именно поэтому такая одежда стоит дорого. Однако, о чем не раз здесь упоминалось, хорошую одежду или обувь можно расценивать как инвестицию — инвестицию, которая принесет дивиденды: карьера, отношения, новые возможности. Но есть и другая причина — искренняя и бескорыстная любовь к хорошим вещам. Почему бы и нет?

Еще больше интересных материалов в наших группах:
ВКонтакте
Facebook
Twitter
Инстаграм
Канал в Телеграме

yepman.ru

Ведущие производители итальянских мужских рубашек

рекомендуем вам почитать

Популярные итальянские бренды рубашек:

Renzo Rinaldi

История компании

Компания Renzo Rinaldi была основана в 1973 году мастером по имени Tarricone Giusseppe. Он открыл фабрику по изготовлению мужской одежды в итальянском городе Римини.

Преимущества сорочек Renzo Rinaldi

Эти изделия идеально подчеркивают преимущества фигуры и позволяют нивелировать все недостатки. Они изготавливаются из качественных тканей, среди которых преимущественно используется натуральный хлопок и шелк. Сорочка от этого известного бренда позволит подчеркнуть высокий статус владельца. Мужские рубашки от Renzo Rinaldi — это идеальный вариант для деловых людей, которые хотят выглядеть стильно и солидно. Кроме того, в широком ассортименте продукции бренда есть модели, предназначенные для неформальной обстановки и отдыха. Они отличаются кроем и цветовой гаммой.

Цена изделий и где приобрести

Рубашки от бренда Renzo Rinaldi в нашей стране можно приобрести в специализированных бутиках компании и на официальном украинском сайте торговой марки. Стоимость изделий:

  • Приталенные сорочки — от 850 до 1220 грн.
  • Рубашки под запонки — от 950 до 1220 грн.
  • Классические модели с длинным рукавом — от 1000 до 1220 грн.
  • Сорочки, сделанные по технологии Non Iron — от 1100 до 1220 грн.

Corneliani

История появления

Бренд Corneliani является одним из самых известных компаний в Европе, специализирующихся на качественной мужской одежде. История бренда берет свое начало в середине прошлого века, когда в городе Мантуе на севере Италии под этой маркой начался выпуск плащей. Сегодня Corneliani производит дорогую одежду, среди которой особо стоит выделить мужские рубашки. Продукция компании Corneliani создается с учетом таких ценностей, как соблюдение традиций, высокое качество и следование современной моде. Благодаря этому сорочки данной марки являются символом мужской элегантности.

Торговая сеть

Этой компании принадлежат специализированные брендовые магазины во всех мировых столицах моды — от Лондона до Шанхая. Есть они и во всех крупных городах Украины. Рубашки от Corneliani производятся только в Италии, что и обуславливает их высокое качество и цену — от 3500 грн.

Отличительные черты

Все изделия этой марки шьют на машинке методом одной иглы. Сорочки от Corneliani имеют воротники fused, ластовицы и единую кокетку. На всех изделиях присутствуют только перламутровые пуговицы, что говорит об их высоком качестве. В производстве рубашек Corneliani используются только качественные натуральные ткани, из которых ведущее место занимает хлопок.

Franttini

Компания Franttini выпускает стильные мужские рубашки, которые являются символом уникального итальянского стиля. Это достаточно молодой бренд, который получил международную известность в 2005 году. С этого времени популярность сорочек этой марки неуклонно растет. Все изделия от Franttini — это эксклюзивные рубашки самого высокого качества, которые являются максимально комфортными для владельца. Они станут отличным вариантом для людей, которые ценят настоящую классику, но не боятся свежих дизайнерских решений и оригинальной цветовой гаммы.

Отличительные особенности мужских сорочек от Franttini:

  • Высокое европейское качество изделий за счет использования натуральных итальянских тканей (хлопок, шелк), эксклюзивного покроя, максимальной точности всех швов и петелек и применения перламутровых пуговиц;
  • Интересные дизайнерские решения, которые сочетают в себе классический силуэт и уникальный итальянский стиль;
  • Высокий комфорт рубашек за счет использования только натуральных тканей.

Цена и где приобрести

Продукцию торговой марки Franttini можно приобрести в специализированных магазинах бренда, которые расположены в Киеве и Харькове, а также на украинском сайте компании. Цена на классические рубашки находится в пределах 395-1400 гривен. Приталенные сорочки можно приобрести по стоимости от 470 до 1350 гривен.

Stefano Ricci

История создания

Марка Stefano Ricci является одной из ведущих в мире моды. Эта итальянская компания, основана еще в 1972 году, изначально занималась изготовлением элитных галстуков, однако в последующем здесь начался выпуск всех видов мужской одежды.

Отличительные особенности

Рубашки бренда Stefano Ricci отличаются уникальностью своего стиля и использованием высококачественных тканей, например, шелка с набивным рисунком. Эти рубашки очень ценили многие известные личности, такие как Михаил Горбачев, Нельсон Мандела и другие. Сегодня бутики Stefano Ricci есть в каждом крупном городе мира. Стоимость рубашек бренда Stefano Ricci стартует от 1500 гривен.

Популярные модели бренда Stefano Ricci:

  • Льняная светло-голубая рубашка с оттененным принтом в виде синей клетки. Сорочка изготовлена в Италии из натурального шелка, что обеспечивает максимальный комфорт даже в летнее время и красивый внешний вид изделия. Эта модель идеально подходит под однотонные итальянские деловые костюмы.
  • Классическая строгая мужская рубашка, выполненная в сиреневых тонах. В качестве материала использован 100% хлопок, что обеспечило высокое качество изделия. Модель отличается отложным воротником на стойке, а также центральной планкой и манжетами, застегивающимися на пуговицы.
  • Прямая голубая рубашка из натурального мягкого хлопка. Также имеет отложной воротник на стойке, манжеты на пуговицах и центральную планку. Модель обеспечивает максимальный комфорт своему владельцу за счет использования мягкого натурального материала.
  • Классическая сорочка василькового цвета, выполненная из 100% мягкого хлопка. Как и большинство моделей бренда, имеет отложной воротник на стойке и манжеты на пуговицах.

Barba Napoli

Barba — это известный итальянский бренд. Славится своим античным стилем пошива, который сочетает в себе элегантность, утонченность и эксклюзивность. Несмотря на то, что в ассортименте компании присутствует много видов мужской одежды, особое внимание здесь уделяется рубашкам. Именно они всегда являлись излюбленными вещами семьи Barba. Компания была основана в 1964 году в городе Неаполе. С этого времени бренд выпускается одни из лучших сорочек в мире.

Процесс изготовления сорочек Barba Napoli

Процесс их изготовления занимает значительное время, так как он в основном происходит вручную и включает в себя несколько этапов. Как происходит создание рубашек Barba:

  1. Портные вместе с братьями Лелло и Марио Барба отбирают для пошива только лучшие ткани, соответствующие высоким требованиям компании Barba Napoli;
  2. Ткань режут при ярком освещении, чтобы можно было замечать любые недостатки;
  3. Все составляющие сорочки, включая рукава, сшивают между собой.
  4. Мастера аккуратно вырезают дырочки для пуговиц, отслеживают боковую строчку и делают воротник симметричным.

Именно за счет такого кропотливого труда получаются действительно качественные изделия, которые пользуются популярностью среди стильных и состоятельных мужчин во всем мире.

Отличительные особенности рубашек Barba Napoli:

  • Изготавливаются только в Италии исключительно ручным способом;
  • Единая кокетка;
  • Толстые качественные перламутровые пуговицы;
  • Воротники fused.
  • Все сорочки прошивают в одну иглу;
  • Высокая плотность стежков — 6 на 1 см при длинных швах и 7 на 1 см на воротнике и манжетах;
  • Пуговицы пришиты неаполитанским способом «куриная лапка»;
  • Рукава пришиваются после пошива тела рубашки, что свидетельствует о действительно высоком качестве.

Мужские рубашки Barba Napoli являются одними из наиболее дорогих. Их стоимость в специализированных бутиках находится в пределах от 4 до 7 тысяч гривен.

Заключение

Итальянские бренды предлагают действительно высококачественные элитные мужские рубашки высокой ценовой категории. В их ассортименте присутствуют как официальные деловые модели, так и сорочки, предназначенные для мероприятий в неофициальном стиле. В нашей стране рубашки итальянских мастеров тоже становятся все более популярными.

bohenon.com

~ Moscow ~ Rome ~ Napoli ~ London ~: Неаполетанская школа

Все неаполитанские портные, наверняка, пописывают стихи. Еще недавно Чиро Паоне, хозяин компании Kiton, рассказывая о неаполитанском костюме, имел привычку говорить о пиджаке, как об одушевленном существе – так с гордостью и умилением говорят о ребенке-вундеркинде… «Пройма у него маленькая и высокая, лацкан чуть завышен, нагрудный карман слегка искривлен, рукав вшит так же, как у рубашки; и все это, абсолютно все, сделано руками! Ко всему прочему, у него есть душа». Потом Паоне смотрел на то, о чем он столь вдохновенно говорил, и заканчивал пассаж словами… «Questo e poesia, certo!» Так было еще год назад, а потом этого поэта разбил паралич, отнявший правую сторону тела и речь, но не волю. «Мистер Китон» (в Америке его называют именно так) даже в таком своем состоянии каждый день приезжает на фабрику. У него большое хозяйство – 300 с лишним отменных портных и 72 кавказские овчарки. У Чиро Паоне две страсти – мужской костюм и собаки. Дома владельцу самой известной неаполитанской марки делать нечего. Все, что ему дорого, в том числе дети, братья и племянники, на фабрике в Арцано, пригороде Неаполя.

Впрочем, Чиро Паоне не портной. Четыре поколения его предков торговали тканями, он и сам начинал с того же самого. Потом его компания обанкротилась, и он вместе с еще четырьмя партнерами, в числе которых были Чезаре Аттолини, братья Исаия и Лучиано Барбера, основал компанию Kiton. Название Kitone (то есть «римский хитон») придумал Барбера, а Аттолини предложил сократить его до нынешнего Kiton. Кто-то из отцов-основателей поставил точку над I, ту самую знаменитую красную точку, и фирменный стиль компании сформировался полностью. Потом партнеры один за другим продали свои доли. Паоне (история умалчивает, почему), и торговец тканями постепенно превратился в главного неаполитанского торговца отменными костюмами. Барбера вернулся к себе в Пьемонт, а Аттолини с братьями Исаия основали свои собственные компании в Неаполе. Обе марки (Cesare Attolini и Isaia) процветают – не так, конечно, как Kiton (у него годовой оборот под 100 миллионов евро), но тоже неплохо себя чувствуют.

Старику Аттолини, как и Паоне, тоже не сидится дома. Как и Паоне он каждый день приезжает на фабрику в городок Казальнуово, что в 20 км к востоку от Неаполя. Бизнесом занимаются его сыновья, а в его ведении – та самая душа, что определенно есть у мужского костюма. Если хозяин Kiton почти не говорит, зато много жестикулирует левой рукой, то Чезаре Аттолини может себе позволить разговаривать за двоих – за себя и за своего бывшего партнера…

— Мой отец придумал современный неаполитанский костюм. Все он, Винченцо Аттолини. Он был гениальным портным, я лишь удачное его повторение. Именно он еще в двадцатых годах прошлого столетия улучшил классический английский костюм, сделав его неаполитанским. Он поднял и заузил пройму, убрал из внутренностей пиджака все лишнее, что превращало его в панцирь, придумал свой фирменный нагрудный карман в форме носа лодки (barchetta), стал вшивать рукав так же, как вшивают его в рубашку. Все моего отца теперь повторяют – и папину пройму, и папину «лодочку» и даже складочки в том месте, где рукав примыкает к пройме. Но у отца складки получались просто потому, что он все делал вручную, а у них складки для того, чтобы вы думали, что у них все в ручную!

Чезаре хватает салфетку со стола и начинает изображать рукав, который надо втачать в пройму пиджака.

— Понимаешь? У нас и сегодня все вручную. Ну, то есть все, что можно. Шов посреди спинки никто вручную не сшивает, иначе после первого же дня носки пиджаки бы трескались бы пополам. И вытачки мы делаем на машине, зато потом стежок за стежком снаружи прошиваем в ручную. У других сегодня нет настоящей ручной работы, иначе, откуда у них берется такое количество костюмов? На пиджак «fatto a mano» надо потратить не менее 25 часов, а если посмотришь объемы производства какой-нибудь Sartoria Partenopea, то с помощью арифметики поймешь, что на них должны работать сотни отменных портных. У нас, в Неаполе, их и нет столько. Да ты съезди, посмотри.

Я, признаться, съездил. Вернее, созвонился, договорился и приехал. Но как приехал, так и уехал. На порог Sartoria Partenopea меня не пустили. Сказали, что некому и некогда мной заниматься, и что под своим именем Sartoria в России не работает, и что рабочие обедают, а когда закончат – неизвестно. Может, им действительно есть что скрывать? Ряды швейных машин? Конвейер? Ну и ладно, отрицательный опыт – тоже опыт.

Кстати, под своим именем работают не все. Лучшие неаполитанские портные, не перешедшие на фабричные методы, даже для магазинов на виа Калабритто делают одежду под марками стилистов, но не с именами портных. Что же говорить о магазинах нью-йоркских или московских? Покупателю важно качество, и если он может обойтись без громкого имени, получив взамен уникальный, штучный продукт, выигрывают все – и портной, и стилист, и покупатель. Вот, к примеру, Ферутдин Закиров – тот самый, у которого на московском Кузнецком мосту магазин Europe Exclusive. Он первый привез в Россию одежду Crsare Attolini, сделал здесь имя неаполитанцам, но потом между партнерами «пробежала кошка», и Ферутдин решил предложить своим клиентам нечто совершенно другое. Куда менее фабричное. Куда более одушевленное. Даже можно посчитать, куда более. В два, примерно, раза. На строительство пиджака портные Cesare Attolini или Kiton тратят 25 часов; а мастера, сегодня работающие на марку Feru, детище Ферутдина Закирова – около 46 часов. Дело тут, конечно, не в медлительности последних; просто синьор Паскуале, портной, который в Неаполе будет кроить костюмы Feru, убежден в том, что количество машинных операций должно быть не просто минимальным, оно должно быть сведено к нулю. Не можешь работать руками – не работай вовсе. Максимализм или спасение традиций? И то, и другое. В мастерской синьора Паскуале, где работают двое его сыновей, дочь, муж дочери и еще полтора десятка потрясающих портных, делается 1000 костюмов в год, на фабрике Аттолини – на порядок больше. У Чиро Паоне – намного больше, чем у Аттолини. Кто прав? Все понемногу. Всемирная слава Kiton приносит деньги, а вместе с ними большую свободу и большой выбор того, без чего хороший костюм не сошьешь – тканей. Лучшие ткачи (англичане и бельгийцы из Dormeuil, Scabal, Drappers) производят ткани специально для Чиро Паоне, и довольно часто уникального сырья или мощностей мануфактур просто не хватает на всех. Паоне, даже потеряв речь, может диктовать свои условия и заставлять коллег пользоваться тем, что остается после него. Тут вам не Пьемонт, где у портных под рукой свои ткацкие фабрики (как у того же Лучиано Барбера). Тут Неаполь, Королевство обеих Сицилий, и ничем итальянским здесь не пользуются. Даже странно, насколько не пользуются. В том числе, и языком. Здешнее наречие (или неаполитанский язык) полно шипящих звуков, и слова типа «скала» или «скуола» превращаются в «шкалу» и «школу», прямо как в русском. По этим шипящим портного-неаполитанца можно распознать где угодно, хоть в Милане, хоть в Нью-Йорке, в тех двух городах, где выходцев из Неаполя особенно много. Как же без них в Нью-Йорке, где кто-то должен обшивать самых богатых людей мира, и как же без них в Милане, где кто-то должен шить подиумные коллекции Джорджио Армани и прочих «нешьющих» модельеров. Чезаре Аттолини даже посокрушался по этому поводу…

— Представляешь, американцы составили рейтинг лучших портных мира. Первым поставили Чиро Паоне, вторым – Армани, а меня только третьим. А ведь из них всех я – единственный портной!

Впрочем, не все так категоричны. Антонио Панико – еще одна легенда неаполитанской школы, к Армани относится со всем уважением…

— Мне нравится его отношение к костюму. Он знает толк, он понимает, что к чему. Он понимает, что пиджак должен стать мужчине второй кожей.

Панико адресует Армани хорошие слова, и в то же самое время лицо портного искривляется гримасой. Кажется, это гримаса отвращения, а это «всего лишь» печать боли… накануне нашей встречи Антонио удалили аппендицит. Если учесть, что утром я видел полупарализованного Паоне, то к вечеру я должен был решить, что неаполитанская традиция кройки и шитья дышит на ладан. Однако еще несколько суток в Неаполе придали мне уверенности в том, что остальные портные скорее живы, чем наоборот. Тем более, жива традиция.

Тот же Панико, держась за бок, заставил меня перемерить весь запас приготовленных для примерки японскими и прочими американскими клиентами пиджаков и пальто…

— Посмотрите, для чего, собственно, была придумана узкая и высокая пройма. Вот, вы садитесь на стул, и ворот французского или американского пиджака ползет вверх, вдоль вашей шеи, потому что из-за большой и якобы удобной их проймы, пиджаку не на чем держаться. С нашими такого не происходит. Если пиджак скроен и сшит хорошо, то плечо у него мягкое и подвижное, и никакой разницы между широкой и узкой проймами в смысле удобства нет, а в смысле элегантности, посадки по фигуре – есть, и очень большая. А вот английский пиджак – он жесткий, и потому, несмотря на то, что его узкая пройма тоже хорошо выглядит, удобства в ней мало. Мы взяли лучшее у англичан, но сильно их улучшили. Осовременили. И вот что еще. На жестких тканях типа классического шотландского твида, не очень заметно, сшит костюм вручную или на машине. А на супертонкой шерсти, на кашемире, с которым работаем мы, любой машинный стежок становится виден невооруженным взглядом. Ткань попросту собирается, машина ее стягивает. Именно поэтому мы вынуждены шить вручную, и именно поэтому неаполитанская школа жива. Кому здесь нужны твиды или толстая шерсть? Мы же на юге!

Тем не менее, даже на юге, где летом плюс пятьдесят, зимой нужны пальто. Ветер с моря, влажность, ну и мода, конечно. Куда неаполитанцу без кашемирового пальто? Это сейчас, накануне лета, пальто никто не заказывает, а потому мастерские портных (или, как здесь говорят, лаборатории) полны незаконченных костюмов из тонкой всепогодной шерсти, пиджаков из хлопка и льна, легких курток. А что будет осенью, понятно. Будет аврал и очередь из клиентов, решивших обзавестись новыми пальто. Такими, какие шьет Антонио Панико, такими, которые можно заказать в неаполитанском ателье Мариано Рубиначчи. Эти пальто, как правило, ничего не весят – они делаются из тонкого кашемира, без подкладки, без подплечников, в общем, без единой лишней детали, зато с преувеличенным вниманием к деталям нелишним. В кашемировых пальто цвета верблюжьей шерсти, сшитых Паскуале для нью-йоркского магазина Bergdorf Goodman, обороты воротника и клапанов карманов, внутренности манжет обшиты тонким кашемиром в шотландскую клетку. Такие детали может заметить только владелец, и только его будет греть мысль о том, что ему известно что-то такое, что всем остальным знать не положено. Секретных деталей вообще много в любом неаполитанском костюме или даже рубашке. Похожий на индуса Сальваторе, мастер-рубашечник из Неаполя, научившийся своему искусству у матери (что необычно, потому что все остальные портные учились у отцов; кройкой и шитьем здесь преимущественно занимаются мужчины), добавил классической рубашке лиш пару деталей – пуговицу, которая, благодаря нитяной ножке, может перемещаться с внешней стороны манжеты на внутреннюю, превращая манжет из французского (с пуговицей и застежкой внутрь) в английский (под запонку), и вытачку на внутренней стороне рукава, поперек локтевого сустава, и рубашка превратилась в рубашку уникальную, в такую, которую больше никто не делает. Все остальное — как в любой неаполитанской рубашке… узкие и завышенные проймы, по две вытачки сзади и спереди, мягкие, не проклеенные манжеты и воротник (так называемого полуфранцузского фасона, то есть не такой открытый, как разлетевшийся итальянский, и не такой закрытый, как классический французский), пуговицы из натурального перламутра, пришитые знаменитой «гусиной лапкой» (то есть не крест-накрест, а так, чтобы нитка выходила из одного отверстия из четырех, и уходила при каждом стежке в одно из трех оставшихся отверстий). Зачем так много вытачек? А чтобы по фигуре все было. Чтобы сидело. Чтобы под мягким неаполитанским пиджаком не топорщилась неаполитанская рубашка, чтобы рубашка и пиджак сливались в единое целое.

Впрочем, все эти вытачки, мягкие воротники и прочие детали – совсем не общее место. Многие портные рубашки под костюм шьют более свободными. Все равно не видно!

Еще большая разница в том, как рубашки шьются на заказ, по размеру. В большинстве случаев (у того же самого Аттолини или у семьи Финаморе, вторых по возрасту рубашечников Неаполя) на клиенте примеряется эталонная рубашка (их целый набор, по одной на каждый размер или полуразмер), в бланке заказа делаются небольшие изменения по сравнению с эталоном, потом шьется рубашка. Сальваторе делает по-своему. Он снимает мерки, по ним шьет эталонную рубашку, уникальную для каждого клиента, примеряет ее на клиенте, делает поправки, потом распускает эталон по швам и делает лекала, по которым кроится ткань для тех рубашек, которые клиент будет носить. Разницы нет, получен заказ на одну-единственную рубашку или на несколько дюжин. Процесс аналогичен… рубашка – эталон, лекала, далее раскрой и пошив.

Процесс кройки и шитья неаполитанского пиджака можно разбить на 12 стадий. После того, как с клиента сняты мерки (в таком случае берется 11 замеров), выбранная ткань раскраивается. Все делают раскрой по-разному. Панико, к примеру, в отличие от остальных, вообще не использует лекала. Ну не нужны они ему, эти лекала. Опыта хватает для того, чтобы гипсовым мелком (gesso) нанести с помощью портновского метра на ткань все метки, чтобы потом нарисовать отдельные части будущего пиджака и огромными портновскими ножницами (самые старые в коллекции синьора Панико – полуторавековой давности ножницы, сделанные оружейниками компании Wilkinson) вырезать заготовки. Все остальные, не выпендриваясь, используют лекала, которые чаще всего созданы (как у Cesare Attolini) с помощью компьютера. Так проще и точнее.

После раскраивания ткани, готовые куски сажаются (пришиваются крупными стежками белой нитью) на основу, на вырезанные из полотна аналогичные детали будущего пиджака. Основа необходима в том случае, если для пиджака выбрана слишком тонкая ткань (у Kiton, к примеру, на пиджаки идет шерсть, сотканная из нитей толщиной менее 14 микрон, одной четверти человеческого волоса, а ведь бывают еще более тонкие ткани – все тот же Kiton сегодня дошел до 12 с половиной микронов), которая не может самостоятельно держать форму. Спина, как правило, в основе не нуждается, а вот грудь, плечи, лацканы, ворот – почти всегда. Другое дело, если пиджак шьется из кашемира или толстого хлопка и не снабжается подкладкой. В этом случае основа либо не вставляется вовсе (так называемый deconstructed jacket), либо она используется только в невидимых глазу местах; тогда только верхняя часть пиджака снабжается подкладкой. В любом случае – и это кардинально отличает неаполитанский пиджак от английского – основа используется по минимуму. Британцы, напротив, кроме жестких тканей традиционно используют жесткие же основы. В результате получается костюм, идеально поддерживающий своего обладателя, заставляющий его хранить осанку. Неаполитанец (или тот, кто носит пошитый неаполитанцем костюм) способен держать спину сам, без поддержки.

После соединения ткани с основой наступает время деталей. Прежде всего, карманов. Полочки с готовыми карманами и половинки спины сметываются в нечто, что уже напоминает будущий пиджак, только без рукавов. Дальше наступает черед плеча. Вручную ему придается форма. При необходимости в плечо вставляется подушечка, которая позволит зрительно расширить плечи. Результат закрепляется мелкими, очень точными стежками. Затем в полупиджак втачиваются рукава. Пришиваются лацканы (если они были выкроены отдельно) и неаполитанский ворот «scollo a martello». Затем портные заканчивают все внутренние швы, и наступает черед подкладки и, наконец, чистовой обработки и отпаривания 8-килограммовым традиционным чугунным утюгом на типичной неаполитанской искривленной гладильной доске ciucciariello. Последними пробиваются и обшиваются петли, пришиваются пуговицы. Пиджак готов. Можно надевать рубашку, повязывать галстук, примерять еще не обжитой пиджак.

Еще одна профессия, еще одна узкая неаполитанская специализация – пошив брюк. Довольно часто городские портные сами даже не берутся за нижнюю часть костюма, а только снимают мерки, после чего работа отдается портным-брючникам (в бизнесе такая форма сотрудничества называется outsourcing). Один из лучших таких мастеров, Паскуале Моло, живет и работает вместе со всей своей семьей (матерью, сестрой, теткой) в Испанском квартале. Паскуале получает мерки (или снимает их сам со своих клиентов) и начинает кроить будущие брюки. Лекалами Паскуале не пользуется, только мелком и портняжным метром, совсем как знаменитый Антонио Панико. Если брючник хочет замаскировать дефекты фигуры (кривоногость какую-нибудь или чрезмерно развитые футбольные икры), он кроит по кривой так, чтобы потом, на клиенте брюки сидели ровно и без складок. Длинные швы сшиваются на машинке и обрабатываются потом вручную. Так же делается пояс. Интересно, что швы, чтобы они не сборили, прошиваются вместе с газетой (любой политической направленности). Газета потом легко удаляется, и шов остается идеальным. У Паскуале много еще таких маленьких секретов, хотя никакой секрет в Неаполе долго секретом быть не может. И никакая идея не может оставаться чьей-то собственностью. Чезаре Аттолини, который считает, что нынешний неаполитанский костюм придуманного отцом, Винченцо Аттолини, однажды опубликовал рекламу с изображением своего пиджака и слоганом «Пожалуйста, копируйте!» Ну, как тут отказаться? Копируют, хотя ничего принципиально нового в крое неаполитанского костюма уже давно не появляется. Он, этот костюм, неподвержен моде, он неизменен, как рецептура пиццы «Маргарита», как Везувий, как вера в святого Януария, покровителя города. Впрочем, даже пиццу стремятся улучшить, а Везувий иногда начинает дымиться; костюм стабильнее – узкая пройма, высокий лацкан, кривоватый нагрудный карман, щегольски расстегнутые пуговицы на манжете, идеальный крой. Столь же стабильна тема разговора, который заводят все местные портные… как умело, они шьют руками, и как ловко конкуренты используют машины. Тут уж ничего не поделаешь, натура она такая, неаполитанская.
Автор статьи: Геннадий Иозефавичус. Robb Report.

moscow-rome-napoli-london.blogspot.com

Визит на фабрику Cesare Attolini. Третье поколение создателей неаполитанского стиля « How to Make a Man

В рамках визита в Неаполь (про саму поездку я расскажу в одном из ближайших номеров The Rake) мне удалось посетить фабрику Cesare Attolini и пообщаться с её совладельцем Джузеппе Аттолини. Об этом сегодняшний материал.

Cesare Attolini — крупное предприятие (около 120 работников и 30 управляющих должностей), расположенное в получасе езды от центра Неаполя в пригороде Казальнуово-ди-Наполи. И хотя район явно небогатый (всё-таки здесь находится фабрика, а не шоурум), Cesare Attolini относится к топовым брендам классической мужской одежды наряду с Kiton, Brioni и Rubinacci. Здесь производятся как костюмы на заказ, так и готовые изделия — и те и другие почти полностью ручной работы.

Пиджачное отделение фабрики

Синьор Джузеппе начал с экскурса в историю: они с братом Массимилиано представляют третье поколение владельцев фабрики. Первым был Винченцо Аттолини, изначально работавший закройщиком портновского дома Рубиначчи. Именно он, по одной из версий, изобрёл в 30-е годы XX века «неаполитанский стиль» пиджака: мягкую конструкцию с минимумом бортовки, покатые плечи, широкие лацканы и накладные карманы. В те годы его работа воспринималась как авангард и многим казалась вывихом моды, а не полноценным стилем. Но ко второму поколению (Чезаре, имя которого носит фабрика, — уже не портной, а дизайнер и управленец) стиль был принят и стал известен по всей Италии, а производство из небольшого ателье превратилось в полноценную мануфактуру. Братья Джузеппе и Массимилиано ввели фабрику в новую эпоху глобализации. В 90-е Cesare Attolini выходит на Pitti Uomo и превращается во всемирный бренд со множеством бутиков от Нью-Йорка до Баку. Сегодня доля Италии в обороте изделий Attolini составляет всего 5% от выручки компании.

Ручное вмётывание рукава

Несмотря на такой стремительный рост, здесь не идут на уступки в технологии ради ускорения производства. Почти все операции по сборке пиджака производятся вручную — поэтому фабрика выдаёт всего около 45 изделий в день, включая рубашки и брюки.

Машинное простёгивание лацканов

Единственные этапы, где портные позволяют себе упрощение, — влажно-тепловая обработка деталей под прессами (хотя и ручные утюги здесь тоже есть) и машинное простёгивание бортовки в области лацкана (подробнее о том, что всё это значит, можно прочесть в моём глоссарии «анатомия костюма»). При этом швы проймы и плеча выполняют вручную — в отличие, например, от большинства ателье Сэвил Роу, — равно как и все остальные швы, кроме «длинных» боковых.

Костюм Cesare Attolini на Джузеппе Аттолини

Джузеппе рассказывает об особенностях кроя Аттолини, демонстрируя свой собственный двубортный костюм из строгой тёмно-синей шерсти: это уменьшенная в сравнении с английским стилем длина, нагрудный карман «баркетта» (лодочка), два накладных передних кармана, пуговицы манжет, расположенные ближе к низу рукава. Внутренностей, по неаполитанской традиции, минимум: плечо покатое, хотя накладка всё-таки имеется, бортовки всего один слой.

Мастерская закройщиков

В мастерской работают 5 закройщиков, которые, по словам Аттолини, с нуля строят лекала для всех заказчиков. В бутиках и корнерах по всему миру мерки снимают только обмерщики, прошедшие 4-недельный курс обучения. Поэтому для достижения точной посадки требуется максимум одна промежуточная примерка, а при следующих заказах обходятся и без неё.

Закройщик за работой

Во время визита мне удалось разглядеть на столе одного из закройщиков лекала для нового костюма Хосе Каррераса (обычно ателье стараются не раскрывать имён своих клиентов, но Джузеппе сказал, что в этом случае проблем нет). А ещё в Attolini прямо сейчас шьют 5 костюмов для влиятельного российского политика, имени которого директор просил не упоминать.

Джузеппе демонстрирует эксклюзивные ткани Attolini

Захватывает дух комната с огромными стеллажами тканей: порядка 80 % из них сотканы эксклюзивно для фабрики английскими и итальянскими производителями. Джузеппе разворачивает самые роскошные отрезы: сверхлёгкая шерсть с коэффициентом Super 210 («Я сам предпочитаю потяжелее» — говорит владелец фабрики), кашемир в клетку из нити в четыре кручения (4-ply) и другие. Почти вся шерсть Attolini имеет сдержанный матовый вид, тканей с блеском здесь не найти.

Мягкое плечо пиджака

Отдельный зал отведён под производство брюк и рубашек. Здесь тоже много ручной работы. На производство одной пары брюк уходит около 7 часов, на сорочку — 5. В последней 8 ручных операций, большинство их можно увидеть невооружённым глазом, но выполнены они очень аккуратно. Часть рубашек из-за загруженности производства отшивается в мастерских Умбрии.

 

Перламутровые пуговицы и ручная вспушная строчка

Карман “баркетта” и верхняя пуговичная петля, заворачивающаяся вместе с лацканом

Rosso Attolini

Знаменитое плечо-“водопад” без подокатника, основа неаполитанского стиля

Cesare Attolini не только активно расширяют сеть реализации с помощью бутиков и корнеров, но и участвуют в итальянском кинопроцессе. Все костюмы главного героя «Великой красоты» Джеппа Гамбарделлы в исполнении Тони Сервилло отшиты именно здесь по эскизам художницы Даниэлы Чианчо. Эти великолепные образцы экстравагантного неаполитанского портновского искусства мне удалось разглядеть во всех деталях, в том числе и с внутренней стороны. Кстати, цвет красно-оранжевого пиджака из архивной ткани 2005 года так хорошо запоминается, что теперь его называют исключительно Rosso Attolini («красный Аттолини»). Здесь же делались костюмы для следующего фильма Паоло Соррентино «Молодость» с Майклом Кейном и Харви Кейтелем. Возможно, я разберу костюмы «Молодости» подробнее в будущем.

Ручная обмётка петель

В целом впечатления от фабрики Attolini смешанные. Это, безусловно, поточное производство, далёкое от философии сартории или ателье (даже если мы берём Сэвил Роу, где в мастерской работают от 5 до 35 человек, никак не 120), но при этом количество и тщательность ручной работы в сочетании со скоростью поразительные. Эта игра контраста между массивностью и детальностью очень подкупает. Здесь «сохранение традиций» — не штамп из маркетинговой брошюры, а вполне реальный принцип, на котором построено производство.


Все фотографии — (c) How To Make A Man (Дмитрий Черников)

Спасибо Итальянскому Торговому Агентству ИЧЕ за организацию встречи!

Ещё больше эксклюзивных материалов из Неаполя и Лондона совсем скоро. Подпишитесь на ВК и FB, чтобы не пропустить.

Почитайте ещё:

Savile Row № 1. Внутри ателье Gieves & Hawkes

Портной-панк. Внутри ателье Sir Tom Baker

Одно из самых старых ателье Сэвил Роу. Внутри Davies & Son

Поделитесь, и мир станет красивее

Like this:

Like Loading…

Related

howtomakeaman.wordpress.com

10 итальянских адресов для ценителей bespoke :: Вещи :: РБК.Стиль

10 итальянских адресов для ценителей bespoke

© www.edesim.it

Автор

Александр Рымкевич (The Rake)

25 июля 2016

По просьбе «РБК Стиль» Александр Рымкевич назвал 10 мест, которые пригодятся ценителям bespoke — перед поездкой в Италию их стоит нанести на карту Рима, Неаполя и Милана.

1 / Sartoria Ripense, Рим

Это едва ли не единственное ателье в Вечном городе, которое заслуживает внимания. Тут чтут традиции, но умело адаптируют их к современности. Основатель и владелец Андреа Лупарелли за каких-то десять лет сумел вывести Ripense в высшую портновскую лигу, где находятся ателье с более давней историей. Руки здесь используют чаще, чем машинку, и крайне скрупулезно относятся к деталям. В Ripense вышивают эталонную миланскую петлицу, которая, вопреки своему названию, является приметой истинно римского стиля.

 

 

2 / Camiceria Maria Santangelo, Неаполь

С 1953 года эта небольшая фабрика на склоне Везувия шьет мужские рубашки для множества люксовых брендов. Собственная марка появилась без малого десять лет назад, и сегодня к стенду Santangelo во время выставки Pitti Uomo стоит очередь из японцев, а ведь известно: где японцы, там и качество. Купить готовые сорочки Maria Santangelo можно в известном джентльменском магазине Milord во Флоренции, а заказать индпошив — в Неаполе. Правда, рассчитывать нужно как минимум на полдюжины рубашек. Как это нередко бывает с неаполитанцами, заказ придется подождать, но тем сильнее вас обрадует результат.

 

 

3 / Nobil Homo Sartoria, Милан

Владелец этого ателье — граф Федерико Чески а Санта-­Кроче, один из самых хорошо одетых мужчин в Милане. В 2003 году он купил бизнес у своего любимого портного Доменико Бомбино, который решил отойти от дел. Выходец из жаркой Апулии, он был одним из первых, кто придумал шить пиджаки без подкладки, и по сей день это фирменная модель N.H. Sartoria. В крое чувствуется традиция: никто сегодня не делает подобные широкие остроконечные лацканы с плавной дугой. Атмосфера приватности и доброжелательности в N.H. Sartoria помогает построить доверительные отношения со своим портным.

 

 

4 / Calzoleria Rivolta, Милан

Почти за полтора столетия истории обувная марка Rivolta не утратила семейных корней. Помимо готовой обуви, компания предлагает bespoke-сервис с изготовлением индивидуальной колодки. Для этого используется специально разработанная система сканирования ступни SYL (Sign Your Last). Ноги в белых носках попеременно помещаются в некоторое подобие черного ящика, сканируются три раза и на экране появляется их точная трехмерная модель. Ателье также предлагает услуги made-to-order. Клиент выбирает из множества оттенков и типов кожи — французский опоек, английская замша, американский кордован или аллигатор. Из них могут быть изготовлены различные модели обуви Rivolta, в дизайне которых читается истинно миланская элегантность.

 

 

5 / Stivaleria Mercurio, Рим

Это по-настоящему секретный адрес в Риме. Мастерская Антонио Меркурио находится в казарме карабинеров, а основными его заказчиками являются конные гвардейцы, охраня­ющие президента Италии. Для них Меркурио шьет удивительной красоты и невероятного удобства сапоги. Этому мастерству он с девяти лет учился у своего отца. А искусство создавать повседневную обувь он перенял у легендарного римского обувщика Анджело Гатто. Его эстетическое влияние до сих пор чувствуется в моделях Меркурио, а технические приемы и вовсе остались неизменными. Маленькая мастерская Антонио может изготовить не более ста пар обуви в год, поэтому частным заказчикам приходится терпеливо ждать своей очереди.

 

 

6 / Edesim, Неаполь

Эдуардо де Симоне восстановил буквально из руин семейную компанию, которая некогда производила мужскую одежду для модных марок первого ряда. Вернув имя и клиентов, он, помимо индустриального производства, основал небольшое ателье — скорее даже лабораторию, где трудятся несколько портных, чей средний стаж насчитывает около 40 лет. Эдуардо отдает предпочтение британским тканям, и в целом стиль его ателье можно назвать скорее сдержанным и международным, нежели типично неаполитанским. Рубашечному рукаву тут предпочитают рукав с валиком по окату, но в плане конструкции Edesim остается верен принципам местной портновской традиции.

 

 

7 / Passaggio Cravatte, Милан

Молодое ателье Passaggio Cravatte специализируется на галстуках. Шьют их вручную в Неаполе, исключительно на заказ и преимущественно из архивных тканей 1930–1990-х годов, которых в каталоге ателье около 300. Винтажные рисунки заметно отличаются от современных галстучных орнаментов, за это их и ценят знатоки. Каждого отреза хватает самое большое на три изделия, так что шансы увидеть на ком-либо подобный галстук ничтожно малы. Традиционно ателье предлагает галстуки в четыре и семь сложений. Через месяц-полтора заказ доставляют почтой в любую точку планеты.

 

8 / Sciamát, Битонто, Апулия и Милан

Основавшие ателье Sciamát братья Валентино и Никола Риччи отнюдь не портные по образованию, но о сарториальной традиции знают не понаслышке. Долгое время они не могли найти в Апулии портного, который смог бы в точности воплотить их идеи, и так постепенно пришли к созданию собственного ателье. Помимо местечка Битонто близ Бари, где находится ателье, у Sciamát есть салон в Милане, где сподручнее проводить примерки. Южное происхождение объясняет стилевые особенности ателье — здесь любят покатое плечо с заметным высоким окатом. Впрочем, по желанию клиентов его могут сделать и более сдержанным. Еще одна отличительная черта — это принципиальный отказ от швейной машинки.

 

 

9 / Talarico, Неаполь

Семья Таларико делает зонты с 1860 года. Среди клиентов Мaрио Таларико, который разменял девятый десяток, есть и королевские особы, и бывший папа Бенедикт XVI. Вместе с Марио в мастерской, расположенной в живописном неаполитанском переулке (главное нырнуть в правильную арку), трудится племянник. Он поможет выбрать древко — из бамбука, лимона, каштана, тосканского ореха или вишни. Нередко Таларико оставляют нетронутой кору и естественные узлы дерева, что придает зонтикам особый характер. Покрытие — полиэстер или плотный шелк — натягивается на немецкие спицы, которые не выгибаются на ветру. Наконечник трости изготавливается из рога буйвола.

 

 

10 / Musella Dembech, Милан

В этом крохотном ателье трудятся отец, мать, сын и один подмастерье. Франческо Музелла работал закройщиком в знаменитом миланском ателье Caraceni — как раз в те годы, когда его главным клиентом был Джанни Аньелли. Носивший двубортные пиджаки так небрежно, словно это пижама, он заказывал их у Caraceni десятками. Над большинством из них трудился синьор Франческо. Свои знания он передал сыну — Джанфранческо, и теперь двубортный пиджак без шлиц с длинными лацканами (рекомендовано застегивать на нижнюю пуговицу) — это фирменная модель семейного ателье.

© muselladembechmilano.com

 

style.rbc.ru